Жизнь по-донецки

Для того, чтобы увидеть настоящий Кальмиус, надо подняться несколько выше проспекта Мира или несколько ниже проспекта Дзержинского. Там донецкая река теряет свой искусственный пафос, возвращаясь к естественным берегам. Игорь Ражев в присущей ему эмоциональной манере запечатлел Кальмиус на отрезке между проспектами Дзержинского и Павших Коммунаров.

Новый хозяин

Этот материал был опубликован газетой “Салон Дона и Баса” в 2000 году и стал причиной огромного скандала. В результате, кое-кому пришлось потратить много нервов, а кое-кому – лишиться места. Читая его сейчас, ничего особенно в нем не видишь. Он довольно осторожно и в общих чертах рисует панораму криминальных 90-х и никого конкретно не называет, кроме жертв. Выводы тоже более чем деликатны. Но вот поди ж ты…   “Духовитые” победили   Рассказать о том, что породило кровавые криминальные войны на донецкой земле и чьей “победой” они закончились, представители местных правоохранительных органов соглашаются охотно. При условии: мы оставим их “инкогнито”. Мотивируют это

Очередной поход Максима Коновкина по местам его детства и юности. В прошлый раз он остановился на кафе “Арктика”. Сейчас решил сосредоточиться на улице Овнатаняна…   Продолжаю путешествия по улицам своего детства. На сей раз отправлюсь по одной из своеобразных улиц центра города, носящей с начала 1970-х имя великого профессора кафедры хирургии – Каро Томасовича Овнатаняна. До того она именовалась улицей Монтажников. Тихая улица, много зелени, торговых точек почти там и не было. Но это детство, есть что вспомнить. Вообще-то нумерация шла от речки Кальмиус, но идти вверх не весьма удобно, поэтому двинусь с противоположного конца. Начало моего путешествия – площадь

Ретро

Один человек, квартира которого находится в доме на пересечении проспекта Ватутина и улицы Университетской, любит рассказывать, что прямо по этому месту проходила железнодорожная ветка. И рассказывает очень заразительно… Но, в общем-то, проверить его можно. Есть старые карты, и есть карты современные. Взяв какие-то общие точки, мы сможем совместить карты и увидеть, где что проходило. Но что это за точки привязки? Говоря о железнодорожной ветке, знакомый наверняка имел в виду подъездные пути к станции «Товарный двор». Эти пути отображены на карте 1943 года. Но уже на топографической карте Донецка середины 60-х этих подъездных путей нет (вернее, есть только их обрезанная часть).

Вы можете себе представить, что по улице Артема ходили паровозы? Это кажется несуразным. Но давайте не будем торопиться и посмотрим на старые карты города и на пару фотографий…   Вот фотография 1928 года. Подпись к ней: «Испытание нагрузкой трамвайного моста». Этот мост находится в районе Путиловского завода, по ходу 1-го маршрута трамвая между вокзалом и Веткой. Под ним проходит железнодорожная линия, соединявшая станцию «Передача» и металлургический завод. Представить сейчас на этом мосту паровоз весьма затруднительно – многие поколения дончан ничего, кроме трамваев, там не видели. Тем не менее, фото – перед нами. Но никакой сенсации оно не содержит. Как свидетельствуют

То, что Муслим Магомаев бывал в Донецке, не сенсация. Но то, что его семья имеет более давнюю связь с городом, не так известно. На эту историю обращает внимание Игорь Овсянников, опираясь на некоторые издания прошлых лет. Муслим Магомаев, который впервые приехал в Донецк в 1967 году, наверняка знал эту историю. А история удивительная, связавшая Магомаевых с нашим городом. В день освобождения Сталино от немецких оккупантов 8 сентября 1943 года возле разрушенного главпочтамта стоял рояль. На ящиках из-под снарядов за этим роялем сидел старший сержант. Он играл и пел. Это был Магомет Магомаев. В это время его сыну Муслиму был год

Прогулки по Донецку

Перебирая наши бездонные фотоархивы, мы в один момент поняли, что там скопилось огромнейшее количество фотографий, сделанных на самой длинной улице Донецка – улице Кирова. Они датированы разными годами, это были плоды самых разных акций, попутчиками были очень разные люди – но в итоге, если их систематизировать, получится более или менее полный портрет улицы. Который мы вам и представляется. Это – вторая, не центральная часть улицы. Первая, центральная честь – здесь. Мы остановились на площади Свободы. Идем дальше. Это – центральная часть Кировского района, от площади Свободы до террикона шахты №30. Здесь мы ходили в сентябре 2011 года со Светланой Чмут.

Улица большая, в одну подачу мы не вписались. Сегодня – первая часть, завтра будет вторая. Начинаем с начала. Это было в конце марта 2014 года. Гуляли с Семеном “Сембондом” Бондаренко. Первая часть – от начала до улицы Ткаченко – заполнена старыми, еще дореволюционными домами, сквозь которые нагло проглядывают новоделы и небоскребы. Заканчивается все культовым заведением: Вторая часть – от Ткаченко до Рослого. Дата прогулки та же, попутчик тот же. Здесь здания постепенно становяятся более советскими. Большая часть этого отрезка выстроена в период между двумя войнами: Третья часть – от Рослого до Мариупольской развилки. Та же дата, тот же спутник. Архитектурно

Наш Богдан

Продолжаем ревизию фотоархивов рубрики “Прогулки по Донецку”. В прошлый раз мы публиковали лучшие фото наших путешествий по Ветке. Сегодня – изображения, получившиеся в результате похода по проспекту Богдана Хмельницкого 2 мая 2010 года. Начинаем от площади Бакинских Комиссаров…    

Осколки прошлого

Можете себе представить, как выглядели люди, которые выходили расслабиться на пленер в знойных 50-х годах? С помощью Максима Кулибабы и ФБ-группы “Старый донецкий альбом” мы имеем шанс это увидеть.   Правда, Максим на сто процентов не уверен, что это парк Щербакова, но склоняется к такой версии. Во времени съемки тоже слегка сомневается. Думает, что 1953-й, но в любом случае – начало 50-х. Как бы то ни было, но перед нами – жители Сталино на отдыхе.   P.S. C помощью Дедушки Джеральда мы уточнили, чт о это не парк Щербакова, а сквер Павших Коммунаров. Аргументов у Дедушки пять: В парке Щербакова

Продолжаем публикации фотографий из Фейсбук-группы «Старый донецкий фотоальбом». Концепция ее, напомним, проста, и изложена она так: «Здесь публикуются старые виды города Донецка. Формат — город Юзовка, Сталино, Донецк. Публиковать можно только старые фотографии. Формат времени вплоть до позднего СССР». Все понятно. Сегодня — еще 10 снимков самого разного времени и содержания. Дорога из Сталино на станцию Юзово. Сейчас – средняя часть улицы Артема: Сенной рынок: 1927. Школа на поселке шахты 19: 30-е годы. Демонстрация на фоне гимназии Софьи Ромм: 50-е. На фоне бани №1: 1945. Пересечение Комсомольского проспекта и улицы Марьинской. Здание АТС: 50-е. Выход из Первомайского сквера: Улица 50-летия ССР. Школа

Благодаря ФБ-группе “Старый донецкий фотоальбом” получили чудную подборку фотографий из личного архива Максима Кулибабы. Эти 8 снимков были сделаны в 50-х годах зимой на Театральной площади, где тогда стояла главная елка города. Вот семейная пара, фотографирующая друг друга на фоне этой самой елки: На праздничной ярмарке: На фоне танка: С остатками поселка Далекий: На фоне кинотеатра Шевченко: В зимней аллее:  

Наши люди

8 января исполнилось бы 90 лет выдающемуся донецкому скульптору Леониду Бриню. На эту дату написали свои воспоминания (а мы перепечатываем) известные журналисты, уроженцы Донецка Всеволод и Леся Орловы. Они знали Леонида Артемовича очень близко – им есть что сказать о нем… Всеволод Орлов: С дяди Лёни можно было лепить бюст римского патриция. Крупная голова, короткая челка белых, как лунь, волос, значительные мощные черты лица. И весь он был мощный, с какой-то идеально мужской фигурой, на такие люди годы тратят в спортзалах. Но ему баловством было заниматься некогда – он всегда работал. Работал дядя Лёня скульптором-монументалистом. А это специфическая очень работа.

Вот рассказ об одном из виднейших донецких ученых. Умер он давно, но статья эта попала в наши руки только сейчас, благодаря Павлу Ехилевскому. Читаем и вспоминаем…   Эта статья написана моим братом в начале двухтысячных. Оригинал фотографии Профессора стоит в рабочем кабинете брата на его столе. ПРОФЕССОР – ИМЯ СОБСТВЕННОЕ (штрихи к портрету) 25 декабря 2002 года умер Витольд Витольдович Пак. До сих пор смерть обходила стороной моих близких. Тем не менее, бывая на похоронах, всегда поражался тому, как она меняет человека. Поневоле задумаешься о материальной оболочке и переселении душ. К моему учителю и другу это не относится. Болезнь измучила

Две Зои

Когда мы пишем, что время работает на нас, Дедушка Джеральд и остальные очень нервничают, считая это пустопорожней фигурой речи. Отчасти они правы. Но только отчасти. И вот подтверждение. История, которая была обозначена нами в июле 2012 года, получила прекрасное развитие, на которое мало кто рассчитывал. Тогда мы с коллегой Варягом совершили незабываемую прогулку по Мушкетовскому кладбищу… Кладбищенская история Среди прочих, натолкнулись и на такой памятник: Ничего по поводу похороненных там женщин сказать мы не могли, лишь написали довольно беспомощно: “За этим памятником наверняка – удивительная жизненная история, которую кто-то когда-то, может, и расскажет”. И вот, история нас догнала. Она раскрылась

Мой ХХ век

Очередная публикация авторского проекта, который многие ошибочно принимают за серьезное историческое исследование. На самом деле, перед вами — фантазия на

  Очередная публикация авторского проекта, который многие ошибочно принимают за серьезное историческое исследование. На самом деле, перед вами – фантазия

В феврале 1905 года отошел в мир иной Яков Иванович Древицкий – человек-легенда. Он смотрит на нас со страниц книги