Железный царь: друзья мистера Юза
01.06.2016
комментариев 5
Поделиться

Железный царь: друзья мистера Юза

Продолжаем публиковать перевод частей книги Родерика Хизера "Железный царь" о Джоне Юзе и его деле. Ранее мы познакомили вас спервойивторойглавами. Сейчас — начало главы третьей, в которой перечисляются друзья и партнеры мистера Юза по "Новороссийскому обществу", говорится о том, чем он собирался заняться в донбасских степях, а также о трудностях, которые ему пришлось преодолеть еще до отплытия из Англии. Итак… 
Глава 3. Основание компании, завода и города

Новая компания Юза была зарегистрирована в Лондоне 3 июля 1869 года как компания номер 4467 с номинальным уставным капиталом в 300 000 фунтов стерлингов (по нынешнему курсу – более 28 миллионов фунтов), разделенным на 6 000 акций по 50 фунтов каждая – определенно очень большая сумма. С момента возвращения из России Юз действовал очень быстро, чтобы учредить компанию в кратчайшие сроки, и убедил некоторых своих бывших партнеров инвестировать в новое предприятие. Однако для Юза выглядело логичным скрыть возможных инвесторов, прежде чем состоится его визит в Россию и заключение договора с правительством. Теперь он имел солидную поддержку в Лондоне — лист акционеров читается почти как справочник «Кто есть кто?» известных викторианских предпринимателей, включая троих баронетов и члена парламента – сэра Дэниела Гуча, его брата Джона Гуча, Томаса Брасси, его сына лорда Брасси и сэра Джозефа Уитворта. Кроме того, акции получили четверо русских. Всего было 19 держателей обычных акций класса «А», конкретно:

Сэр Дэниел Гуч – 100
Чарльз Гуч – 100
Томас Брасси – 200
Лорд Томас Брасси – 50
Александр Огилви – 100
Сэр Уильям Уайзмен – 40
Сэр Джозеф Уитворт – 100
Роберт Пил – 10
Роберт Нил – 10
Уильям Вудгейтс – 10
Князь Павел Ливен – 400
Сэмюэль Грюйен – 100
Генерал-майор Оттомар Герн – 100
Граф Дмитрий Нессельроде – 40
Теодор Астон – 40
Генри Александер – 20
Бринсли де Курси Никсон – 20

Еще три человека владели оставшимися 12 акциями класса А, и всего, таким образом, было выпущено 1452 акций из объявленных 6000. Однако даже не все из этих акций были оплачены – к концу 1869 года компания получила только 40 000 фунтов  платежей. Большинство, если не все русские получили свои акции как часть изначальной сделки, которую Юз провернул в России. Это была не только благодарность за уже оказанные услуги – ясно, что тем самым им давали понять: от них ждут помощи и в будущем. Компания также выпустила 1000 акций класса В, разделенных поровну между Джоном Юзом и Джоном Гучем, что позволило привлечь еще 50 000 фунтов. Таким образом, окончательно выпуск акций принес сумму в 90 000 фунтов, из которых 25 000 (по нынешнему курсу – 2,4 миллиона) были деньгами самого Юза. Инвестиции Юза подтверждают уровень его личного финансового благосостояния на тот момент и, кроме того, иллюстрируют его личную веру  в окончательный успех новой компании. Из итогового уставного фонда Юз должен был еще изъять 20 000 фунтов, чтобы положить их на депозит в русский банк как гарантию выполнения обязательств перед  правительством – так что реальный стартовый капитал, оказавшийся в его распоряжении, был не так велик, как это отмечали некоторые источники. 

Беглый взгляд на досье некоторых из инвесторов показывает, какого рода контакты были у Юза и в каких кругах он вращался. Конечно, эти люди вкладывали деньги в надежде получить хорошие барыши, но должны были понимать, что «Новороссийское Общество» — не из тех предприятий, которые быстро приносят прибыль. Это был проект с высокими рисками, и требовались годы, чтобы вернуть вложения. Тот факт, что акционеры все-таки предоставили средства, говорит прежде всего об их вере в Юза и о его способности вести дела. Читая эти короткие досье, интересно также проследить различные связи с двумя предыдущими бизнес-интересами Юза, а также его амбиции относительно новой компании. В новое предприятие Юз взял акционерами несколько людей с обширными связями в Британии и России, среди которых были знатоки железнодорожной, инженерной, мануфактурной, оборонной промышленности, банковской сферы и флота, плюс представители российского высшего света и армии.

Сэр Дэниел Гучродился 24 августа 1816 года в Бедлингтоне, Нортумберленд. Он получил образование железнодорожного инженера и в раннем возрасте стал заниматься локомотивостроением. Изамбард Кингдом Брюнель, инженер компании Great Western Railway (GWR) распознал таланты Гуча и определил его в компании на должность первого суперинтенданта локомотивов. Гуч присоединился к GWR за неделю до своего 21-летия и стал ближайшим союзником и другом Брюнеля. Гуч был одним из выдающихся локомотивных инженеров того времени, спроектировав лучшие локомотивы эпохи. Его двигатели поставили рекорды по скорости и безопасности, которые не только казались маловероятными до того, но и установили стандарты, которые не удалось превзойти при его жизни. В 1860 году он затеял сложное дело, где понадобились его таланты в инженерном деле, финансах и организации для прокладки телефонного сообщения между Британией и Соединенными Штатами. Как член правления трех заинтересованных в проекте компаний – The Great Eastern Steamship Company, The Telegraph Constructions and Maintenance Company и Anglo-American Telegraph Company, Гуч мог координировать все предприятие. В 1865 году он стал президентом GWR и спас ее от банкротства. В ноябре 1866 года Гучу был присвоен титул баронета. Он был членом парламента от Консервативной партии от Криклейда с 1865 по 1885 годы.

Джон Вайрет Гучродился в 1812 году. Брат сэра Дэниела Гуча, он также был тесно вовлечен в создание британской железнодорожной сети 19 века. С 1841 по 1850 годы занимал должность суперинтенданта локомотивов в The London and South Western Railway (LSWR). Для этой компании создал ряд локомотивов. 

Сэр Джозеф Уитвортпроисходил из Стокпорта и в раннем возрасте развил в себе интерес к машинам. Сначала он работал как механик в Манчестере, а затем переехал в Лондон, где помогал в создании счетной машины Чарльза Бэббиджа. В 1833 году он вернулся в Манчестер, где начал свой собственный бизнес по производству токарных станков и другого оборудования, которые стали известны благодаря высокому качеству. В 1841 году Уитворт разработал стандарт винтовой резьбы – ее применение британскими железнодорожными компаниями привело к дальнейшему распространению во всем именем под названием Британского Стандарта. Позже он также был привлечен к производству вооружения, внедряя различные усовершенствования в технологию изготовления орудий. На Всемирной выставке 1851 года в Лондоне из 13 000 участников Уитворт имел самую большую экспозицию среди всех своих конкурентов с 23 образцами токарных станков и металлообрабатывающих машин. В конце 19 века его компания слилась с предприятием его величайшего соперника Уильяма Армстронга, образовав знаменитую британскую инженерную компанию Armstrong Whitworth. Незадолго до своей смерти в 1887 году, он учредил правительственный трест с капиталом в 128 000 фунтов (более 13 миллионов по сегодняшнему курсу) с намерением «как можно теснее сблизить науку и производство». Трест все еще действует, управляемый Институтом инженеров-механиков.

Томас Брассиродился вблизи Честера (Северо-Западная Англия) в 1805 году. Сначала он работал геологом в этом районе  — до встречи с Джорджем Стефенсоном, который побудил Брасси примкнуть к новому миру строительства железных дорог. Поначалу дела не шли, но вскоре он получил свой первый контракт на сооружение виадука и десяти миль железнодорожного пути вблизи Стаффорда. Это стало началом его долгой карьеры строительства железных дорог по всему миру. В 1841 году Брасси получил заказ на прокладку дороги во Франции от Парижа до Гавра, и в течение следующих десяти лет компания Брасси занималась работами в континентальной Европе. В 1843 он вернулся к английским делам, прокладывая главные железные дороги через Соединенное Королевство. На его счету также такие объекты, как доки Виктории в Лондоне и железная дорога Grand Trunk в Канаде. В совокупности, Брасси построил более 6500 миль железных дорог, в том числе более 20% всей британской сети и более 50% — французской. Брасси также сыграл важную роль в прокладке ветки для снабжения английских войск во время Крымской войны при осаде Севастополя. Черноморский порт Севастополь удерживался русскими и был осажден британскими и союзными силами в сентябре 1854 года. Существовала надежда на быстрое взятие города, но с наступлением зимы условия для британских войск стали труднопереносимыми. Оказалось, что доставлять на линию фронта одежду, продукты, медикаменты крайне трудно, и очень большое количество людей умерло или стало инвалидами. Когда об этой проблеме узнали в Британии, Брасси и еще двое его коллег предложили проложить ветку для доставки британских грузов без каких-то условий, по себестоимости. Они отплыли с необходимым для таких работ оборудованием и материалами, которые предназначались для других проектов, и с армией землекопов для выполнения этой задачи.  Несмотря на суровые зимние условия, дорога к линии фронта была завершена всего за семь недель, и Севастополь был, наконец, взят в сентябре 1855 года.

У Брасси имелись и другие идеи, опережавшие его время. Он пытался заинтересовать правительства Британии и европейских стран проектом туннеля под Ла-Маншем, но эти усилия ни к чему не привели. Он также хотел прорыть канал через Дарьенский перешеек (сейчас – Панамский), но опять-таки безуспешно. Его карьера в железнодорожном строительстве продолжалась более 20 лет, и на ее пике он был работодателем для примерно 80 000 людей во многих странах на четырех континентах. Несмотря на это, у него никогда не было постоянного офиса или штата, и он сам разбирался со своей корреспонденцией, поскольку многие детали его проектов хранились только в его памяти. Он был тем, кого сегодня мы бы назвали «работоголиком». В 1868 году он перенес легкий инсульт, но продолжал работать, отправившись в апреле 1869 года в интенсивную поездку по различным европейским странам. Он умер в Гастингсе в 1870 году после второго инсульта, оставив после себя состояние, которое к тому времени достигало 3 миллионов фунтов стерлингов. Его старший сын, лорд Брасси, стал членом парламента и в дальнейшем – Лордом Адмиралтейства. 

Александр Огилвиобладал фундаментальным опытом работы в России, поскольку был менеджером Санкт-Петербургского офиса фирмы «Томсон Бонар и Компания», британского торгового дома, торговавшего с Россией с 18 века.

Сэр Уильям Вайзменбыл старшим офицером Британских ВМС с хорошими связями в Адмиралтействе и, таким образом – важным контактом для Юза, особенно учитывая его интересы в сфере вооружений.

Бринсли де Курси Никсонпроисходил из Ирландии и был лондонским банкиром, возможно, помогавшим Юзу финансовыми консультациями. Вероятно, он устроил для компании заем в ее первые трудные годы. Его сын со временем женился на одной из внучек Юза.

Генерал-майор Оттомар Гернбыл одним из двух русских, посетивших когда-то Миллуолл, чтобы обсудить с Юзом работы по укреплению Кронштадта , и содействовал ему в дальнейшем.

Граф Дмитрий Нессельродепроисходил из знатной российской семьи с сильными политическими связями в Санкт-Петербурге и Москве.

В меморандуме по поводу образования компании содержится очень широкий спектр уставных целей, включая выпуск локомотивов, подвижного состава, железнодорожного оборудования и рельсов; броненосных кораблей, материалов для фортов и укреплений; амуниции, снарядов и другого военного вооружения; выпуск чугуна и добычу угля, ведение бизнеса, связанного с металлургией плюс деятельность в качестве дилеров на рынке угля, металла и кирпича. Как ясно из перечисленного, компания намеревалась соединить знания и опыт Юза с украинскими ресурсами для создания крупного промышленного и торгового предприятия. Государственный контроль акционерных компаний в России во второй половине 19 века был довольно обременительным – неважно, русскими они являлись или иностранными. Официальное разрешение требовалось не только при регистрации, но также при внесении важных изменений в структуру компании, таких, как изменение капитала, выпуск новых облигаций или проникновение в другие сферы бизнеса. Произвести такие изменения было непросто, потенциально затратно и занимало много времени. Это частично объясняет, почему Юз обрисовал такие широкие перспективы при основании компании.

После учреждения компании следующим приоритетом для Юза становилась разработка планов по сооружению металлургического завода и поселка для рабочих, который требовался поблизости. Затем он должен был заказать необходимое оборудование в Британии, обеспечить его доставку в доки и организовать транспортировку в Россию. По своему возвращению домой в Англию летом 1869 года, Юз немедленно начал размещать заказы на большое количество материалов и оборудования, необходимого для учреждения нового предприятия в России. Заказы по многому из этого списка, например, котлы, требовало долгих сроков исполнения. Весь проект в целом нуждался в скрупулезном планировании – постройка и эксплуатация завода и шахт, подбор инструментов, зимней и летней одежды, хозяйственных товаров, мебели, продуктов и денег – все следовало подготовить к отправке. В конце концов, Юз знал, что частью его соглашения с правительством стало согласие отменить пошлины на все его оборудование.

Еще одной неотложной проблемой был поиск источника квалифицированной рабочей силы, которую, как он понимал теперь, нельзя было нанять в Украине. Юз знал, что таких рабочих он сможет найти только в Британии. Хотя имелась определенная дружественность к России, особенно в Южном Уэльсе благодаря историческим торговым связям, Юз столкнулся с тем, что ему трудно нанимать тех людей, которые ему требовались. Удаленность Украины и ее жесткие климатические условия были главными препятствиями для тех, кто склонялся к поездке на заработки за море – США представлялась им намного более привлекательным вариантом. Юзу повезло, что как раз в 1869 году начинался резкий упадок металлургической промышленности в Британии. Большая часть железных дорог страны была уже проложена, необходимость в железе серьезно снизилась. В то же время, мировой рынок начал все активнее переходить к стальным рельсам. Многие рабочие в тех компаниях, которым не удалось модернизироваться и перейти на сталь, теряли работу или переводились на частичную занятость, тем самым начиная рассматривать переезд в другие части Британии или за море. Как пример, газета Mertyr Guardian в марте 1869 года опубликовала статью, описав «Эмиграционную манию», охватившую город – количество людей, готовых покинуть родные места, оценивались там в 1000 человек. Спад привел к серьезным бедствиям в Южном Уэльсе и Йоркшире, двух главных районах-производителях рельсов, что стало началом неуклонного и необратимого упадка промышленности в Южном Уэльсе и Мертире – в частности. Шанс, который давала НРО, теперь выглядел более симпатичным, и Юз в конце концов смог набрать ядро той группы специалистов, в которой он нуждался. Хотя некоторые из них пришли из-за нужды в работе, остальные присоединились, потому что знали репутацию Юза, или любили приключения.

Перевод второй половины третьей главы будет вскоре. А пока — копии переведенных сегодня страниц.

 

 

 

 

 


Ясенов

Ясенов

Комментарии

  1. Юзовский
    Юзовский 01.06.2016, 21:50
    Очень режет слово Украина. Часто встречающееся в тексте. Современный дурдом в современной Украине коснулся и этого сайта... Бля..
  2. Ясенов
    Ясенов Автор 01.06.2016, 23:31
    Современный дурдом в современной Украине коснулся и этого сайта... Бля..

    При чем тут сайт? Это перевод текста, написанного англичанином. Там, где он пишет Russia, мы переводим "Россия". Там, где он пишет Ukraine - переводим "Украина". Так нас учили на романо-германском факультете. Наверное, учили неправильно:)

    Из уважения к вам, Александр Николаевич, я подсчитал, сколько раз Хизер использует в приведенном тексте слово "Украина" и его производные. Трижды! При этом, слово "Россия" и его производные в этом отрывке встречается 12 раз.
  3. ЕЕК
    ЕЕК 02.06.2016, 00:52
    Юзовский,
    книга написана современным британским писателем и его больше интересовала история деятельности соотечественника Юза, чем история Донбасса. Конечно, во времена Юза понятие Украина существовало только в сочетании Слободская 
  4. Юзовский
    Юзовский 02.06.2016, 17:27
    Ясенов,
    ЕЕК,
    Всё нормально. Раз он современный, то все понятно с ним. Не серчайте на меня.
  5. Ясенов
    Ясенов Автор 02.06.2016, 20:56
    Не серчайте на меня

    Лично я даже не собирался, зная вас:)

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.