16.08.2017
комментария 4
Поделиться

Чугун в Донбассе: мучительное начало

В Донецке все начиналось с металла. Павел Григорьевич Ехилевский решил копнуть шире и исследовать, как все начиналось в Донбассе, из какого сора, из каких свар выросло его промышленное великолепие…

 

20 апреля 1871 года начала работать первая домна металлургического завода «Новороссийского общества каменноугольного, железного, стального и рельсового производства». 24 апреля выплавили первый чугун, но уже в начале мая печь «закозлило» и пришлось строить ее заново. Первый качественный чугун получился на Юзовском заводе 25 января 1872 года.

И, дело пошло…
А как развивался процесс производства чугуна на территории Донецкого кряжа до 1872 года? Что влияло на этот процесс и определяло его результаты?
Во время русско-турецких войн конца восемнадцатого века императрица Всероссийская Екатерина II столкнулась с необходимостью поставки пушек и снарядов к ним на корабли Черноморского флота и для крепостей на юге России. Липецкий и Херсонский заводы не могли обеспечить необходимые поставки орудий из-за полного уничтожения окружавших их лесов и, в связи с этим, из-за отсутствия древесного угля, необходимого этим заводам для производства чугуна. Орудия и снаряды для Черноморского флота и южных крепостей правительство России было вынуждено отливать на сибирских заводах и доставлять их в Новороссию, неся при этом огромные расходы. Завод для производства вооружения из чугуна требовалось разместить ближе к театру военных действий. В то же самое время в Бахмутском и Славяносербском уездах Екатеринославского наместничества были найдены залежи каменного угля и железной руды. Высочайшим соизволением Екатерины II было начато устройство чугуноплавильного завода «при речке Лугани и впадающих в оную Белой, Ольховой и Лозовой».

И, дело… не пошло…
В номере «Горного журнала» за октябрь 1854 года напечатана статья «Г-на Горнаго Иженеръ-Поручика Носова» «Исторический очерк Луганского литейного завода». В этом очень интересном труде господин «Иженеръ-Поручикъ» подробно расписал, как с 1795 по 1854 год завод российской казны «… отдалил на долгое время цѢль предложенную при основанiи его.»
Советую вам внимательно прочитать копии страниц «Горного журнала», чтобы иметь возможность самим сделать выводы.

 

Перед нами изложенная сухо и внешне беспристрастно история того, как российские государственные чиновники на протяжении почти шестидесяти лет саботировали важнейшее государственное дело защиты рубежей страны. Вместо использования местных руды и угля для получения чугуна, необходимого при отливе орудий и снарядов на самом Луганском заводе, чугун, вначале, собирали по югу России, как обломки испорченного оружия, а затем, когда лом закончился, стали завозить чугун с Сибирских заводов. Представляете размеры «откатов» «государевым» людям?
Нам пригодится информация об Управляющих ЛУГАНСКОГО ЗАВОДА и времени их работы в этой должности:
ГАСКОЙН ЧАРЛЗ (КАРЛ) КАРЛОВИЧ (1795-1806)
НИЛУС ЯКОВ ХРИСТИАНОВИЧ (1806-1822)
ГУСТАВ ГЕСС де КАЛЬВЕ (1822-1826)
ИЛЬИН ИВАН ВАСИЛЬЕВИЧ (1826-1835)
МЕВИУС ФЕДОР ПАВЛОВИЧ (1835-1840)
БЕКМАН ВАЛЕРИАН АЛЕКСАНДРОВИЧ (1840-1847)
ФЕЛЬКНЕР ФЕДОР ИВАНОВИЧ (1847-1853)
ЛЕТУНОВСКИЙ НИКОЛАЙ ТЕРЕНТЬЕВИЧ (1853-1861)
МЕВИУС АППОЛОН ФЕДОРОВИЧ (1861-1865)
ФЕЛЬКНЕР ИЛЛИДОР ФЕДОРОВИЧ (1865-1871)
ЛЕТУНОВСКИЙ НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ (1871-1876)
ПОДЫМОВСКИЙ СТАНИСЛАВ ЛЕОПОЛЬДОВИЧ (1876-1879)
ЗЕЛЕНЦОВ ИВАН ИЛЬИЧ (1879-1880)
ДАНЧИЧ ДМИТРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ (1880-1886)
Обратимся к тексту статьи «Подробная информация о исторической ценной бумаге Русско-Бельгийское металлургическое общество»
http://www.fin.org.ua/antiq/cb_full.php?i=9&dnw=&otr=&country=
«… К середине 19 столетия русские железоделательные заводы продолжали работать в основном на древесном угле, тогда как в Англии еще в 1735 году научились выплавлять чугун на коксе. Правда, и в России еще в конце «осьмнадцатого века» стали проводить опыты по применению минерального топлива в металлургии. Но только в 1858 году по распоряжению правительства началось строительство опытного казенного завода на реке Садки близ селения Корсунь Бахмутского уезда. Руководство строительством было поручено штабс-капитану Мевиусу и управляющему Луганским железоделательным заводом инженеру-полковнику Летуновскому (Николаю Терентьевичу – прим.). Завод получился невелик даже по тем временам — с литейным двором в 45 сажен, производительностью 600-700 пудов чугуна в сутки, со 137 рабочими. На реке Садки соорудили плотину, а на Софиевском руднике, основанном в том же, 1858 году, продолжали строительство коксовых батарей. Так на ста десятинах казенной земли у села Корсунь вырос завод, которому предстояло доказать пригодность донецких углей и руд в выплавке металла. Назвали предприятие по старой русской традиции Петровским — в честь Петра Великого».
Пойдёмте дальше, уважаемые коллеги. Короткая справка. Известный российский горный инженер Аполлон Фёдорович Мевиус в 1855 году занимается разведкой запасов каменного угля и железной руды для Луганского завода, принимает участие в выборе места для нового чугуноплавильного завода. Одновременно с этим назначается строителем этого чугунолитейного завода Юга России, названного Петровским. В 1861-1865 гг. Аполлон Фёдорович работал начальником Луганского горного округа.

«Горный журнал» в марте 1860 года напечатал статью А. Ф. Мевиуса «Сведения о вновь устраиваемом в Бахмутском уезде чугуноплавильном заводе». В ней Аполлон Фёдорович с воодушевлением рассказывает о начале строительства Петровского завода и о принципах его учреждения. «Нет никакого сомнения, что все подобного рода предприятия приличнее гораздо были бы частных или акционерных компаний… Министерство Финансов сочло за лучшее взяться за него от лица Правительства…». Далее Мевиус пишет о преимуществах в этом деле Правительства перед частными лицами. Инженер предполагал, что начатое в 1858 году строительство завода завершится к осени 1860.

И, дело… не пошло…
Уже в январе 1862 года в «Горном журнале» появляется вторая статья Аполлона Фёдоровича «О чугуноплавильном заводе, устраиваемом казною в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии».
В ней автор описывает трудности, возникшие при строительстве завода, в ходе его работы, в обеспечении завода местными углём и рудой, необходимыми для производства чугуна. «Рассчитывая таким образом на будущее распространение нового завода, я, конечно, допускаю, что всё это потребует значительных издержек…» «Вновь устраиваемому заводу необходимо существовать на праве коммерческом, как заведению частному… не быть обязану принимать от разных казенных ведомств заказы иначе как с торгов, по ценам вольным.»

Особое внимание прошу обратить на высказывания Мевиуса на стр.133:

Завод, по мнению автора, должен быть как «заведение, действующее на коммерческом праве… по преимуществу чугунноплавительным, литейным и железоделательным … Все труды и заботы по этому делу не увенчались успехом.».

Минор, Аполлон Фёдорович…
В январском и февральском номерах «Горного журнала» за 1865 год печатается статья генерала-лейтенанта Гельмерсена «Донецкий каменноугольный кряж и его будущность в промышленном отношении».
Короткая справка. Григорий Петрович Гельмерсен ( 1803—1885) — основоположник русской школы геологической картографии, генерал-лейтенант инженерного корпуса, горный инженер, директор Горного института (1856—1872), академик Императорской Петербургской академии наук с 1850 года.

Григорий Петрович Гельмерсен говорит о необходимости тщательного обследования территории юга России и, в частности, Донецкого кряжа, определения объёма запасов минеральных богатств края в связи с изменениями, происшедшими в государстве после поражения в Крымской войне. Январская книжка журнала 1865 года:

По поручению министерства финансов России летом 1863 года Гельмерсен отправился в южные области страны. Его статьи в «Горном журнале» можно считать отчётом об этой командировке.
Вот что Григорий Петрович пишет о Петровском заводе в февральском номере:

Возвращаемся к тексту статьи «Подробная информация о исторической ценной бумаге Русско-Бельгийское металлургическое общество».
«Выплавка чугуна на минеральном сырье — дело сложное. И это чувствовалось во всем и сразу, особенно в срыве технологических планов. Первая домна Петровского опытного завода, построенного в 1865 году, была, мягко говоря, неудачной конструкционно, отвратительного качества был и кокс. Огнеупорная смесь была слишком слаба и быстро разрушалась. Опытные плавки, начавшиеся 18 апреля 1862 года, через сорок с лишним суток прекратились: печь не выдержала высокой температуры. Вторую печь — четырехгранную — выстроили по проекту Рашета, директора горного департамента… Но развалилась и эта домна. Тогда владельцы и дирекция завода обратилась за помощью к проектировщикам из Санкт-Петербурга. Проект был создан в рекордно короткие сроки, столь же быстро было сделано и привезено в Донбасс оборудование для новой домны, которая была возведена в 1865 году. По единодушному мнению специалистов, она была гораздо совершеннее своих предшественниц. Но… первые четыре месяца она производила плохой чугун, так называемый белый, не пригодный для промышленности. И только 22 января 1866 года был получен вполне доброкачественный серый чугун. Это была первая победа.
Инженер-полковник Летуновский… писал докладную директору горного департамента… «С этого дня вопрос о железной промышленности на Юге России должно почитать вопросом, вполне разрешенным и вышедшим из сферы сомнений и опытов. Руды и уголь Донецкого бассейна годны на дело… Остается только… дать первое побуждение к развитию новой благодетельной для целей России промышленности».
Увы, как это часто бывает во всяком новом деле, радость оказалась преждевременной. Трудные опыты петровцев, неудачи с выжигом кокса, строительство подъездных путей — все это оказалось слишком накладным, и вместо побуждения к развитию «благодетельной промышленности» последовало высочайшее решение закрыть завод. В начале 1868 года министр финансов писал: «…полагал бы: по упразднении Петровского завода имущество оного, согласно заключению Горного совета, частью передать в другие казенные заводы, частью же обратить в публичную продажу». Часть имущества отправили Лисичанскому и Луганскому заводам, остальное купили с торгов князья Долгорукие. После этого прогресс развития металлургической промышленности в этих местах затормозился почти на тридцать лет..»
И так, что получилось в итоге? Льёт себе Луганский завод по заказу казны пушки из чугуна с Сибирских заводов и все при деле особенно господа чиновники, господа хозяева Сибирских заводов. «Откаты» идут. А Россия что? Она и не такое терпела!
«За мной, читатель!»
Вот выдержки из статьи Анатолия Жарова «Как на Юге России рельсы пытались делать»

http://infodon.org.ua/uzovka/kak-na-yuge-rossii-relsy-pytalis-dela
«Много раз русское правительство пыталось построить железоделательный завод на Юге России и наладить на нем производство рельсов, а также брони для Черноморского флота. Для этого проводились разведки места под будущий завод, а также выдавались концессии на его строительство известным людям Российской империи. Но в итоге ничего не получалось…
В 1899 году в Санкт-Петербурге в типографии Министерства путей сообщения был издан труд Алексея Петровича Кеппена «Материалы для истории рельсового производства в России»… На Юге России в первый раз попытались сделать рельсы на Луганском литейном заводе после Высочайшего повеления 5 октября 1845 года… После… дискуссий пришлось поломать головы членам Ученого совета комитета Корпуса горных инженеров. И тогда там пришли к следующим выводам: «а) что учреждение выделки рельсов ни в Луганском заводе, ни в Лисичанске, не может быть признано удобным и выгодным как по неимению в Луганском округе благонадежных железных руд, которые могли бы обеспечить рельсовое дело в больших размерах, так и по качеству тамошнего каменного угля; б) что учреждение доменной плавки и механического заведения в Керчи во всех отношениях будет чрезвычайно полезно для южного края; в) что, по-видимому, выделку рельсов будет выгоднее учредить в Ростове, употребляя для чугуна керченские руды и грушевской антрацит…
Вторую попытку создать рельсовое производство на Юге России попытались осуществить в декабре 1855 года, когда на Высочайшее рассмотрение было послано прошение коллежского асессора Александра и коллежского секретаря Михаила Дурасовых и почетного гражданина Николая Перозио об учреждении предприятия «без всякой зависимости от чужеземцев». Для первоначального капитала их завода требовалось 500 тыс. рублей. Они предлагали «построить при селениях Государев Байрак, Городище (Екатеринославская губерния), или в другой удобной местности, сначала одну, а по мере успеха несколько доменных печей для выплавки чугуна из местных руд… и построить при Лисичанском руднике рельсовое заведение…»… В этом случае снова была дана как бы экспертиза начальником Луганского завода … полковником Летуновским (Николаем Терентьевичем – прим.). Он заявил, что строительство таких предприятий возможно только после разведки запасов железных руд, а использование разведанных запасов каменного угля близ Государева Байрака — может подорвать работу самого казенного Луганского завода (САМОГО казенного Луганского завода!). Поэтому Горным департаментом в просьбе этим троим просителям было отказано…
В 1855 году … горный инженер, полковник Гурьев высказал свои предложения о развитии каменноугольной промышленности и учреждении чугуноплавильных и рельсовых заводов на Юге России. Он сообщил, что дело будет иметь успех только в том случае, если все будет создаваться в комплексе: разведка и эксплуатация каменноугольных пластов; постройка железнодорожных путей для перевозки угля и т. д. А чугун в рельсы Гурьев предложил превращать в Мариуполе. Создать такое предприятие новороссийский и бессарабский губернатор Анненков 2-й предложил Одесскому почетному гражданину, коммерции советнику Массу. Однако он очень уж большие потребовал своей компании привилегии от правительства. Поэтому ему было отказано, как и еще одним желающим заняться железоделательным и рельсовым производствами в лице отставного ротмистра Касселя, французского инженера Жофрио и инженера-механика Дависона …
Далее мы перенесемся уже в 1864 год, когда попытки развить железоделательное и рельсовое производство на Юге России снова получили толчок в развитии. Тогда «с целью приискания удобного пункта для постройки обширной рельсовой фабрики горному инженеру полковнику Мевиусу в сентябре 1864 года поручено было осмотреть в Бахмутском уезде местности около Завидова, Новоэкономического и Александровки (имения князя Ливена)»… В имении князя Кудашева, расположенного в 17 верстах «на северо-восток от Славянки, а также в Новоэкономическом оказался недостаток в воде, да притом значительное расстояние их от Петровского завода влияло бы невыгодно на дороговизну основного металла для выделки рельсов — чугуна»… Аполлон Мевиус сказал об Александровке … «Как по своим угольным богатствам, так и поблизости его от строящегося Петровского завода представляет много удобств для водворения здесь обширного рельсового производства… я полагаю, что в случае необходимой надобности в Александровке можно с выгодою завести довольно обширную рельсовую фабрику… я необходимым считаю выразить при этом мою совершенную уверенность в том, что в настоящем знакомстве нашем с южным краем и его минеральными богатствами наиболее выгодными для устройства заводов местности суть: Петровский завод (или скорее долина р. Булавина около деревни Волынцевой) для выплавки чугуна и Лисичанск — для выделки рельсов».
Указание Мевиуса на Александровку и деревню Волынцево тогда были оставлены без внимания.
Русские промышленники и высокопоставленные вельможи также пытались построить металлургический завод на Юге России. В конце 1865 года генерал-адъютант князь Васильчиков обратился в Министерство финансов с предложением основать рельсовое производство «в Екатеринославском каменноугольном бассейне», рассчитывая на получение заказов на изготовление рельсов от правительства. В конце мая 1866 года… после проведенных исследований выбрали местность для строительства завода в Бахмутском уезде близ села Железного. Но, в конце концов, Министерство государственных имуществ не согласилось выделить для этих целей землю..»
Итак, тормозом развития металлургической и горнодобывающей промышленности на юге России, в частности, на территории Донецкого бассейна, была политика подавления возможных конкурентов со стороны клана сибирских промышленников, владельцев чугунно и железноплави-тельных казённых заводов, при попустительстве и прямом пособничестве чиновников соответствующих ведомств правительства России.
Политика тотального контроля государственной власти в лице соответствующих министерств и создание промышленных предприятий только под управлением и контролем казны стала заметно вредить государственным интересам России.
Это стало очевидным. В «Горном журнале» в феврале 1867 года появилась статья Илиодора Фелькнера «О мерах для развития каменноугольной промышленности на юге России». (Илиодор Фёдорович Фелькнер (1829—1895), сын знаменитого российского горного инженера Фёдора Ивановича Фелькнера. Окончил Институт корпуса горных инженеров в С-Петербурге в первом выпуске — 1849 года, служил на Луганском заводе. В 1865 -1871 гг. — директор Луганского завода и горный начальник Луганского округа.).
Очень интересные сделаны в статье выводы. В частности, о том, чем отличается частное и казённое управление производством. И что при этом лучше для дела?

Продолжаем рассказом Анатолия Жарова «Как на Юзовском заводе первый чугун выплавляли»
http://infodon.org.ua/uzovka/kak-na-yuzovskom-zavode-pervyj-chugun-vyplavlyal
Автор приводит документальные свидетельства очевидца, который наблюдал процесс получения первого чугуна на заводе Юза, его характеристику работы Юза.
Перед вами выдержки из рапорта в Морское адъютанта Его Величества Великого князя Константина Николаевича, лейтенанта Леонида Павловича Семечкина от 12 мая 1871.
«24 апреля 1871 года, т. е. в день, когда по договору, заключенного между правительством и на основе полученной отсрочки господин Юз обязал начать выплавку чугуна… я прибыл 24 апреля на завод Юза…»
При этом лейтенант Семечкин добавил, что он взял себе в качестве эксперта тогдашнего начальника Луганского горного округа Летуновского Николая Николаевича и вместе с ним «для лучшей оценки состояния завода и для ограждения себя от возможных ошибок я пригласил прибыть на завод Юза» ещё нескольких специалистов.
После изучения положения дел на заводе следовали «убийственные» выводы лейтенанта Леонида Семечкина: «Положение, в котором находится завод Юза, весьма неудовлетворительное. Место под завод выбрано неудачно и расположение его обработано недостаточно основательно. Техническое сооружение, хотя и не заслуживает безусловного порицания, т.к.система доменной печи недурная, воздуходувная машина хороша, но прочие нововведения неспособны, неряшливость в делах. Запасы материалов заводов не обозначены. Производительность вне всякой критики. Положение рабочих ниже всякой критики. В зданиях, мастерских и всяких других строения обнаруживаются недоделки. Положение рабочих очень худое. Каменноугольное производство едва существует ибо нельзя назвать одну шахту, выработкой… но гораздо важнее идеи, которые высказывал господин Юз, придя в Россию исходя от того, что серьезной обработки металла на Юге России не существовало… . А доныне господин Юз занимается только опытами и к серьезному производству не приступает, т. к. не выполняет свои обязательства. Опыты нами хорошо знакомы… Господин Юз обязан организовать большое коммерческое общество и принести в Россию огромные капиталы, завести образцовые технические устройства, — и все что он возвел, это несчастный маленький завод…
В этом отношении, говоря совершенно беспристрастно, господин Юз не устоял, т. к. его несчастная неустойка эта, несмотря на новые льготы, субсидии,неисправима. Господин Юз поручил свое дело дурными выборами места для завода, незнанием дела, за которое взялся; нераспорядительностью, потерю предмета господином Юзом русских дел, — таковы окончательные взгляды, которые выработались в нашем собрании. Для того, чтобы оградить себя от всякой ошибки, обратился с просьбой к собравшимся горным инженерам сообщить мне письменные мнения о заводе Новороссийского общества и получить на это обобщение. Лишь только будут получены мною, то я буду иметь честь предоставить в Министерство».
И уже в самом конце рапорта лейтенант Семечкин добавил, что получил от «начальника первого Горного округа Носова, находящегося ныне на заводе Юза вместе с директором департамента Торговли и мануфактур тайным советником Бутовским», телеграмму, из которое сделал вывод, что «положение медленно ухудшается и по состоянию близка к так называемому «козлу», так что потребует восстановление доменной печи и машину горна…» И этот «козел» доменной печи на заводе Юза произошел.
Анатолий Жаров завершает свою статью так: «Поэтому совсем неудивительным стало принятие Высочайшего решения (императором Александром II) о неудовлетворительном состоянии дел на заводе Юза, и в принципе заключенный 18 апреля 1869 года договор русского правительства с Новороссийским обществом мог быть расторгнут. Но мы все прекрасно знаем, что история получилась совсем иная. Джон Юз сумел в кратчайшие сроки заново построить новую доменную печь и 24 января 1872 года выплавил качественный чугун.»
Заметим, что Юз сделал дело без «ненавязчивой» помощи государственных чиновников и прочих проверяющих помощников. А вопреки. На свой страх и риск.
Такое же «чудо» явил и Федор Егорович Енакиев, автор проекта нового завода, хорошо понимавший значение иностранного капитала. При этом он исходил из успешного опыта работы «Новороссийского Общества каменноугольного, железного и рельсового производства», успех которого связан с работой Джона Юза. В июне 1895 года в результате усилий Фёдора Егоровича был утвержден Устав Русско-Бельгийского металлургического общества. Министр финансов Витте в своем заключении писал: «Увеличение производства железа, стали и изделий из них, а равно расширение машиностроения приобретает особенно важное значение в настоящее время… Поэтому всякий почин со стороны частных лиц в деле развития нашей металлургической, машино- и кораблестроительной промышленности представлялся бы заслуживающим поощрения. Не рассчитывать на учреждение в этой области содействия иностранных капиталов едва ли ныне представляется возможным, как ввиду недостаточности у нас свободных капиталов, так и, в особенности, вследствие слабого проявления со стороны русских капиталистов склонности к направлению предприимчивости на металлургическое производство… Полагал бы разрешить… советнику Ф. Е. Енакиеву… учредить на основании прилагаемого при сем проекта Устава акционерное общество под названием Русско-Бельгийское металлургическое общество».

В четырех верстах от старого Петровского завода начали строить новый завод. 27 ноября 1897 года была задута первая доменная печь. Спустя несколько дней вступила в строй вторая домна, в декабре начал действовать бессемеровский цех и другие отделения. Вот тогда на Петровском заводе дело пошло…

Ещё одна справка. Мы часто встречали упоминание о Николае Николаевиче Летуновском. Этот человек сыграл определённую роль в истории развития нашего края и, по моему мнению, не всегда положительную. Портрета Николая Николаевича я искал, но не нашёл. Кроме упоминания о нём в приведённых мною статьях и в списке руководителей Луганского завода и Луганского горного округа, нашлась краткая информация: «Его отец, Николай Терентьевич Летуновский, при котором как раз и началось строительство Старопетровского завода, был начальником Луганского горного округа в 1853 – 1861 годах. А в первой половине 70-х годов 19 века руководителем Луганского горного округа стал и сам Николай Николаевич, до этого смотритель Луганского завода и заведующий заводской лабораторией. Н.Н. Летуновского также считают создателем Донецкой солепромышленности. В середине 80-х годов он вышел в отставку, но сколотив огромное состояние…» ( Александр Купцов, «Веровский рудник», http://enakievets.info/publ/enakievo_kak_na_ladoni/ocherki_ob_inzhenere_enakieve/verovskij_rudnik/109-1-0-2548

 


Теги ДМЗ
Pavelech

Pavelech

Комментарии

  1. ЕЕК
    ЕЕК 19.08.2017, 16:18
    ДАНЧИЧ ДМИТРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ (1880-1886). В списке Управляющих Луганским заводом он указан последним. Кроме того, он был отцом инженера Валерьяна Данчича, работавшего в Юзовке в 1898-1902 годах и известного, как инициатор спортивного движения в Донбассе и организатор спортивных кружков.  
    • Бублик
      Бублик 19.08.2017, 20:58
      "...он был отцом инженера Валерьяна Данчича, работавшего в Юзовке в 1898-1902 годах и известного, как инициатор спортивного движения в Донбассе..."(с)

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.