Кровники
05.09.2014
комментариев 7
Поделиться

Кровники

Есть на углу Розы Люксембург и проспекта Мира двухэтажное здание из силикатного кирпича. Это областная станция переливания крови, которая с началом войны отнюдь не сменила профиль – напротив, стала еще востребованней. Но речь сейчас не о войне, а о мире, в дни которого кровь тоже нужна, и еще как!

 

В советские времена для студентов создали известную замануху: сдача крови позволяла беспрепятственно прогулять сам донорский день, плюс к тому, давалось еще два свободных, которые ты мог взять в любой удобный момент. Например, в ту самую среду, когда твоя группа должна сдавать совершенно непреодолимый коллоквиум по античной литературе. Коллоквиум ты пропускал, к ярости людоедши-преподавательницы, и никаких санкций к тебе никто применить не мог – святое дело! Эта возможность привлекала в ряды доноров людей, весьма далеких от самоотверженности или прекрасных порывов души. Кровью оплачивали личную свободу. Пусть свободы получалось немного – но и крови сдавали тоже мизер, какие-то 330 миллилитров. То на то и выходило.

 

После сдачи донор получал талон на усиленное питание, с которым отправлялся в столовую на улице Щорса, где его тут же отоваривал. Номинал талона был, кажется, 3 рубля – достаточно для очень плотного обеда, со сметаной и прочими калорийно-восстанавливающими продуктами, плюс бокал красного вина, употребление которого в этот день не только не возбранялось, но даже рекомендовалось. Стоит ли говорить, что бокала нам казалось мало, и шли добавлять в общежитие, затарившись красненьким уже по полной? Конечно, восстановительные процедуры приводили к предсказуемым безобразиям, но молодой организм справлялся.

 

Внутри станции переливания крови была особая, стерильная вселенная с необыкновенной простотой нравов – впрочем, обычной для всех медицинских учреждений. Бахилы, балахоны, хитоны…  В отдельном помещении брали плазму – это была тяжелая процедура, после которой донор долго отходил, пугая проходящих тайваньским цветом лица. Впрочем, и обычный забор крови тоже не всем давался легко. Моя будущая супруга, например, не имевшая особых противопоказаний, чуть было не хлопнулась в обморок, уступив миру свою первую дозу. Донор нуждался в чем-то большем, чем просто хорошее здоровье. Донорство требовало известного самоотречения, как гравировка имен победителей на кубках, и в равной мере – самоуничижения. Но вообще, в доноры прежде всего шли ради той небольшой доли свободы, о которой уже говорилось. И эта свобода становилась определяющим фактором, превозмогающим физиологию организма в том числе.

 

Некоторым хватало двух-трех визитов на станцию переливания крови, чтобы успокоиться. А мой друг Шурик Усов отметился там пятнадцать раз, за что и получил знак почетного донора СССР первой степени (а также премию от профкома университета – 40 рублей, эквивалент стипендии!). На моем счету было десять боевых вылетов, я тоже получил свою медальку, рангом пониже. Подвигом это никаким не было, поскольку нами двигал обычный меркантилизм. Но однажды меня таки заставили совершить нечто, похожее на подвиг.

 

Дело в том, что группа крови у меня достаточно редкая. Вокруг этого и создался сюжет.

 

Весной 1985 года я сидел в коридоре станции, переваривая только что перенесенную десятую сдачу крови. Пусть и невелика была потеря, но все-таки организму требовалось несколько минут, чтобы прийти в норму.  В этот момент ко мне подошли молодые мужчина и женщина. Чуть не плача, они рассказали, что их недавно рожденный сын нуждается в срочном прямом переливании крови. И единственный присутствующий на станции человек с такой группой – это я. «Но я только что сдал дозу, а нас предупредили, что следующий раз возможен только через три месяца!» — пробовал я «отмазаться». Но родители смотрели такими жалостливыми глазами… Ну, что я мог им ответить?

 

Конечно, следующим утром я явился в детскую областную клинику на бульваре Шахтостроителей. Меня переоблачили, уложили на стол, воткнули в руку иглу с трубкой, уходившей куда-то в невидимое сопределье, где за занавеской лежал усыпленный несчастный маленький реципиент. Местный маэстро церемоний щелкнул пальцами – и моя редкая кровь потекла по назначению. Из меня выкачали поллитра. Мир был спасен.

 

Благодарные родители, вне себя от счастья, требовали принять в виде благодарности 25 рублей. Те, кто выжил, должны понимать, чего стоила эта сумма в 1985 году. Я начал отнекиваться – честное слово, было неудобно, не из-за денег я сюда приехал, а из-за своего умения отказываться. Но счастливый отец настаивал. В конце концов, я взял «десятку», успокоив этим компромиссом и свою совесть, и совесть родителей.

 

Три рубля из этого гонорара я потратил на такси, которое довезло меня на родной поселок шахты «Октябрьская». С каждой минутой я, видимо, зеленел все больше, потому что таксист, в конце концов, поинтересовался, что я ел в тот день на завтрак или пил накануне. Потерять почти литр крови за сутки – не шутка, и на поселке я оказался в полуобморочном состоянии. Было часов 11 утра, солнце резвилось вовсю, первое настоящее тепло гладило макушки. Переживать обморок в четырех стенах квартиры не хотелось. Отпустив машину, я двинулся в пампасы – а они у нас на «Октябрьской» представлены широко. Хватая ртом чистый, прозрачный, целебный донецкий воздух, я добрел до первой поляны, где и грохнулся в траву. Там я и пролежал часа два. Я был совершенно счастлив и полностью опустошен.

 

Больше кровь я не сдавал.


Ясенов

Ясенов

Комментарии

  1. ДИМА
    ДИМА 05.09.2014, 23:47

    Вы-молодец.Искренне.
    Я,вот,больше двадцати раз сдавал,а ,может,все тридцать-а медали нет никакой.
    Мы сдавали в ДПИ,а потом через две недели на ОСПК.А  на талоны в той же столовой пиво брали.

  2. Ясенов
    Ясенов Автор 06.09.2014, 00:07

    ДИМА,
    Дима, те медали нам приносили из профкома. Мы не при чем:)

  3. Froid
    Froid 06.09.2014, 06:32

    О лучезарные времена студенческой юности!  

    Ну а потом натупил период первоначального накопления, а к тому времени у кого "энфляция все схавала, что ныкал напослед" (с), а кто, живя, как всякий нормальный постсоветский человек, от зарплаты до зарплаты, задержку последней на какой-то месяц (смешно вспоминать) воспринимал как вселенскую катастрофу...  

    Талоны в столовку уже не давали и "бокал вина"(с) не наливали, так стаканчик чайку и печеньки для разгона крови в организме. Те, у кого были проблемы со средствами на существование, устремлялись на пункт сдачи - там, в кассе у выхода "отлистывали" прошедшим процедуру. Но были и такие, кого посылали с работы, кому требовалась справка в больницы - уже тогда и родить было нельзя без справки о сдаче крови (обычно родственники старались), да и просто на хирургическую операцию не принимали без справки о сдаче крови. Суровые законы рынка диктовали и в соответствии с этими законами, перед входом в описанное Автором здание, толклись лица откровенно бомжеватого вида, предлагавшие заполненные справки с "мокрыми" печатями заведения. Стоило заплатить сумму равную выдаваемой кассе пункта приема крови, и ты становился обладателем вожделенной бумажки. А льготы, что льготы, "Почетному донору" полагалось, вроде бы десять процентов к пенсии, причем этот пункт всегда горячо обсуждался, а я всегда замечал по этому поводу - и проживет этот донор на десять лет меньше отведенного ему судьбою срока...

  4. Максим
    Максим 06.09.2014, 08:34

    Я тоже донор со стажем, не доверяю столичной СПК и сдаю на нашей, родной.

  5. Алюрка
    Алюрка 07.09.2014, 17:32

    Талоны в столовку уже не давали и "бокал вина"(с) не наливали, так стаканчик чайку и печеньки для разгона крови в организме.
    категорически подтверждаю 

    там, в кассе у выхода "отлистывали" прошедшим процедуру
    В более суровые времена, траты накопленного первоначального капитала, сдача крови стоила 9 грн с копейками, что уже не могло удовлетворить ни каких, даже самых низменных потребностей.  Благо на помощь страждующим пришли наши же медики.

    Т.к. медицина у нас бесплатная - это знают все, -  медики с чистой совестью выдают родственикам граждан, нуждающихся в сложной операции, талон на сдачу крови, где указывают, что число сдавших должно быть не мение 3-4- 5-6- 7...  человек (нужное подчеркнуть). С этим талонном родственники сначала бегают по знакомым, по работам, а потом обнаруживают в приемной пункта переливания крови граждан, готовых продать свою красную жидкость за деньги. 

    В 2005 году такая услуга стоила от  60 грн, сейчас не знаю 

  6. Pavelech
    Pavelech 08.09.2014, 05:11

    А я присоединял два дня к 9 Мая или кдругим выходным (а сдавали 2 раза в гол) - и с друзьями в Славяногорск. А на талон шоколадка, а на сдачу - скидывались на "Сланчев бряг" (4.50 бутылка). А когда работал в селе, то после сдачи всех везли в столовую с обильной жрачкой, на стол выставлялись 200 гр бутылочи с чистым медицигским, 100 гр на морду лица.А если учесть, что две трети народа составляли женщины и в таком количестве спирт пился как вода... Развозили мужиков почти по домам...
    Так и докатился до медальки второй степени.

  7. =ВАРЯГЪ=
    =ВАРЯГЪ= 08.09.2014, 10:55

    А меня вот для донорства забраковали.

    Зато один раз, во время дня донора в ДПИ попросили отработать смену типа медбратом - перетягивать руку, мазать кожу йодом и помогать вставать донору с лежака.
    Впечатлений для юношеской психики была масса, а результат - ровно один - но положительный - навсегда ушла боязнь вкуса запаха и вида крови.

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.