Освобождение-42. Барвенково-Лозовская операция
22.01.2012
комментариев 6
Поделиться

Освобождение-42. Барвенково-Лозовская операция

Исследователь военной и прочей истории Павел Белецкий подготовил цикл фундаментальных материалов, посвященных попытке первого освобождения Донбасса от немцев — в начале 1942 года, на волне победы под Москвой. Цикл будет публиковаться на сайте "Донецкий" по мере приближения конкретных дат этих событий. Сегодня — первая публикация, о самом начале Освобождения-42…

 

 

18 января 2012г. исполнилось ровно 70 лет Барвенково-Лозовской (первой Харьковской) наступательной операции, — первой стратегической наступательной операции советских войск, целью которой было освобождение района Харькова и Донбасса. Среди обывателей, иногда ведущих разговоры о войне, широко распространено мнение, будто бы советские войска в южном секторе советско-германского фронта до ноября 1942 г. (т.е. до Сталинграда) отступали, а затем перешли в тотальное и практически непрерывное наступление. Однако, более-менее внимательное изучение данного вопроса указывает на ошибочность данного мнения. На протяжении почти всей войны шла ожесточённая броьба между германской и советской сторонами за стратегическую инициативу, которая несколько раз переходила от одной противоборствующей стороны к другой.

 

 

Накануне… 

 

В конце октября – начале ноября 1941 г. Донбасс и район Харькова обороняли войска Юго-Западного (С.К.Тимошенко, позже – Ф.Я.Костенко) и Южного (Я.Т.Черевиченко, позже – Р.Я.Малиновский) фронтов в составе 38-й (А.Г.Маслов), 6-й (Р.Я.Малиновский, позже – А.М.Городнянский), 12-й (К.А.Коротеев), 18-й (В.Я.Колпакчи), 9-й (Ф.М.Харитонов), 37-й (А.И.Лопатин) и 56-й (В.А.Цыганов) армий. Им противостояла группа немецких армий «Юг» (Г.Рунштедт), в составе которой воевали 6-я (В.Рейхенау), 17-я (К.Штюльпнагель, затем – Г.Гот) полевые, 1-я танковая (Э.Клейст) армии, итальянский экспедиционный корпус.

После взятия противником юго-западной части Донбасса в октябре-ноябре 1941 г., последовала удачная для советских войск Ростовская операция, в которой авангард немецкой 1-й танковой армии в составе трёх потрёпанных, но танковых дивизий был выбит войсками 9-й, 37-й и 56-й армий в составе 18, но преимущественно стрелковых при поддержке танков, дивизий из Ростова-на Дону. Отступление противника, пусть и вынужденное, из Ростова вызвало у фюрера германского народа А.Гитлера приступ ярости, — командующий группы армий «Юг» Г.Рунштедт лишился своего поста. Его место занял командующий немецкой 6-й армией В.Рейхенау, который одновременно продолжал командовать и своей армией.

Однако, дальнейшие события складывались явно не в пользу Красной армии. Противник отступил, но успел организовать по правому берегу р. Миус довольно устойчивую оборону. Попытки форсировать Миус с ходу в начале декабря провалились. Попытка командования Красной армии организовать наступление из района западнее Красного Луча, Лисичанска, Кировска на Сталино, Кагановича (Попасную), Горловку, Артёмовск провалились, а противнику удалось овладеть узлом дорог Дебальцево. Контрмеры командования 18-й армии ни к чему не привели, и с Дебальцево пришлось более чем на год распрощаться. Положение на советско-германском фронте в Донбассе в декабре 1941 г. можно охарактеризовать как неустойчивое равновесие со взаимными атаками при достаточно ста-бильном фронте.

Итак, враг был по-прежнему силён и довольно опасен. Ставка же, после разгрома противника под Москвой, требовала тотального наступления всех советских фронтов от Ладоги до Азовского моря. Нащупав и разведав в ходе декабрьских боёв слабые места в обороне противника в восточной части Украины, войска Юго-Западного направления фронта под командованием С.К.Тимошенко, готовились нанести решающий удар. 

29 декабря 1941 г., под Новый Год, Главнокомандующий Юго-Западным направлением фронта в директиве № 02/оп обратился к командованию Юго-Западного (Ф.Я.Костенко) и Южного (Р.Я.Малиновский) фронтов с требованием подготовить наступательную операцию, цель которой — выход к р.Днепр и освобождение Донбасса. Подготовка к наступлению и операция должна была проходить в три этапа: 

1). Перегруппировка и довооружение войск, их материально-техническое обеспечение и организация взаимодействия между подразделениями (продолжительность этапа — до 14 дней); 

2). Прорыв обороны противника на рубеже р.Северский Донец от Балаклеи до Нырково, наступление и выход Красной армии на рубеж Харьков, Красноград, Лозовая, Александровка, Кутейниково, р.Миус. Глубина прорыва — до 80 км (7-8 дней); 

3). Разгром главной группировки противника к востоку от р. Днепр, выход на рубеж Днепропетровск, Запорожье, Б.Токмак. Глубина прорыва — 130…170 км (15-16 дней). 

Направлением главного удара избрано такое, по которому реки Северский Донец и Днепр протекали на наиболее близком расстоянии друг к другу. На главном направлении удара предполагались действия свежей, сформированной в Сталинграде 57-й армии, командование которой принял генерал Д.И.Рябышев. В полосе армии предполагался ввод в прорыв 1-го (Ф.А.Пархоменко) и 5-го (А.А.Гречко) кавкорпусов, направления ударов которых должно быть выбрано по ситуации, созданной в первые дни наступления. Выбор направления главного удара был осуществлён, исходя из следующих соображений:- оборона противника на участке фронта от Балаклеи до Артёмовска была наименее плотной, строилась на организации местных очагов сопротивления по правому берегу р. Северский Донец и в 4…5 км от него, т.е. оказывалась наиболее подверженной прорыву при внезапном ударе;- Ставка и командование Юго-Западного направления ставили целью наступления в Донбассе и в районе Харькова быстрый выход к р. Днепр в районе Днепропетровска, Запорожья, форсирование водной преграды по льду, захват плацдармов на правом берегу, а также вынудить немецкие войска в Донбассе к отступлению, дабы весной не иметь у себя за спиной реку, вышедшую из берегов.

Кроме действий на главном направлении, предусматривалась серия ударов советских войск на Харьковском и Донбасском направлениях. На Харьков должна была наступать 38-я армия (А.Г.Маслов), а прикрывать её удар с юга – 6-я армия (А.М.Городнянский), в полосе которой в прорыв должен был вводиться 6-й кавкорпус (А.Ф.Бычковский). В Донбассе предполагались наступательные действия 37-й (А.И.Лопатин) и 12-й (К.А.Коротеев) армий: первая наносила удар в направлении Запорожья, Токмаков с целью «…прижать Донбасскую группировку противника к Азовскому морю, выманить врага из укреплений и разгромить в открытом бою», вторая – прикрывала удар с юга, наступая на Дзержинск.

На изюм-барвенковском направлении в первой полосе линии обороны противника находились 2 немецкие пехотные дивизии, ещё 2 — в резерве в районе Лозовой, Барвенково, Славянска. На артёмовском направлении в первой полосе обороны находилось 5 немецких пехотных дивизий, итальянский экспедиционный корпус в 3-х дивизионном составе, и 1 пехотная дивизия находилась в районе Константиновки. Наименьшая плотность обороны противника была в районе Изюма, Савинец. Т.о., направление главного удара Красной армии было выбрано в целом верно, однако наступающим войскам предстояло столкнуться с сильными узлами обороны противника, в первую очередь — в Славянске, Балаклее, Барвенково и т.д. На этапе подготовки наступления и первоначальном этапе операции наиболее опасным был узел обороны в Балаклее, поскольку это был укреплённый плацдарм противника на левом берегу Северского Донца, который мог отвлечь на себя значительные силы наступающих в течение длительного времени, а также позволял обороняющимся, при определённом стечении обстоятельств, контратаковать оппонентов, в т.ч. в тыл последним.

Войска Южного фронта в ночь на 1 января 1942г. переправились через Северский Донец и атаковали узел обороны противника в Маяках на правом берегу реки силами двух морских батальонов 78-й отдельной стрелковой бригады. Позже противник назовёт морскую пехоту «чёрной смертью», однако новогодний дебют 78-й бригады был явно неудачным. Несмотря на маскировку под покровом ночи, солдаты бригады оказались замеченными противником и были вынуждены атаковать под встречным артиллерийским и пулемётным огнём. К утру 1 января один из батальонов, атакующий в районе церкви, ворвался на окраину села, однако на следующий день был уничтожен. Всё же, атаки на Маяки не прекращались вплоть до перехода основных сил в наступление.

1 января 1942г. началась перегруппировка войск 9-й и 37-й армий Южного фронта с левого крыла (ростовское направление) на правое (изюм-барвенковское направление) и подготовка к наступлению. Переброска производилась по железной дороге в направлении Красный Луч — Должанская — Новый Айдар — Валуйки — Купянск — Красный Лиман. Начавшиеся в начале января метели с ураганными ветрами осложняли переброску. 

К 17 января переброска войск Южного фронта с левого крыла на правое, в целом, закончилась. Для переброски войск 9-й, 37-й и 57-й армий с левого крыла Южного фронта на правое, а также из тыла, понадобилось 270 поездов — 14,6 тыс. вагонов. Переброска проходила ночью в условиях строжайшей секретности с радиоимитацией сосредоточения 5 стрелковых дивизий на левом крыле Южного фронта. К моменту наступления артиллерия не закончила своего сосредоточения: в 57-й армии на огневых позициях находилось лишь 40 % артиллерии, а в 37-й армии — 62 %. Снабжение армий горючим также было неудовлетворительным. Маскировка сосредоточения войск в районе Красного Лимана была недостаточной. 

Войска 6-й армии Юго-Западного фронта имели полуторное превосходство над противостоящими войсками 6-й армии вермахта в живой силе и танках, но уступали в артиллерии в 3 раза. На правом участке прорыва войска 57-й армии (Д.И.Рябышев) Южного фронта создали над противостоящими немецкими 257-й (Закс) и 298-й (Зелер) пехотными дивизиями 7-кратное превосходство в живой силе, 8-кратное — в миномётах, 2,5-кратное — в орудиях и 2-кратное — в ручных пулемётах, однако значительно уступали противнику в станковых пулемётах. 

Войска 37-й и 12-й армий Южного фронта, де-факто, уступали противостоящей им немецкой группе Шведлера в живой силе и вооружении. Так, 37-я армия имела превосходство над противником по винтовкам – 7:1, по орудиям – 4:1, по миномётам – 2,3:1, по пулемётам – 2:1. На главном направлении удара (от рубежа Славянск – Нырково на Дружковку) соотношение в пользу «тридцать семёрки» было ещё более мощным. Однако, 2/3 всей артиллерии было выведено на позиции с крайне ограниченным числом боеприпасов, что скажется на характере и темпе наступления армии уже в первые дни операции. В целом, противник превосходил войска Южного и левого крыла Юго-Западного фронтов в пехоте и танках — в 1,3 раза, в орудиях и миномётах — в 2,6 раз. 

Т.о., имея ограниченные ресурсы наступления в условиях неудовлетворительного снабжения и взаимодействия между частями, не имея общего превосходства над противником, командование Юго-Западного и Южного фронтов собиралось провести крупномасштабную наступательную операцию, амбициозные цели которой не соответствовали оперативной обстановке на фронте.

Перед переходом советских войск в наступление, последним предстояло форсировать Северский Донец с левого (пологого) берега, преодолеть пересечённую местность и линии обороны противника на правом (крутом) берегу. Участок по Северскому Донцу от устья р.Берека до района Лисичанска обороняла немецкая 17-я полевая армия (Г.Гот). Рельеф ме-стности на правом берегу Северского Донца в районе Балаклеи, Изюма, Красного Лимана, Лисичанска, действительно, играл на руку противнику в плане возможности успешной длительной обороны ограниченными силами. Зимой 1942г. здесь ещё не было мощного рубежа вражеской обороны (как, например, в июле-сентябре 1943г.), но редкие оборонительные линии и пулемётные точки, установленные в удачных местах, ещё будут труднопреодолимой преградой для советской пехоты… Кроме того, наличие множества деревень по берегам рек, например — Сухой Торец, благоприятствовало противнику в плане оперативного создания тыловых очагов сопротивления, линий обороны и отсечных рубежей.

 

Оборона врага

Распространённым является мнение, что в январе 1942г. на правом берегу Северского Донца, в т.ч. в районе Славянска, у противника не было никакого оборонительного рубежа. По-видимому, утверждающие оное сравнивают оборону противника здесь в 1942г. с ситуацией июля-сентября 1943г. Так что же было на правом берегу в январе 1942г.? Командование Юго-Западного направления даёт следующую информацию: «С момента выхода на рубеж р.Северский Донец противник непрерывно производил фортификационные работы, а на тех участках, где был им занят левый берег (Балаклея, — прим.), использовал и усиливал оборонительный рубеж, построенный нашими войсками в сентябре-октябре 1941г.

Основой обороны противника являлись населённые пункты, приспособленные к обороне в качестве опорных пунктов с использованием зданий в качестве ОТ (огневых точек, — прим.) Стены зданий усиливались брёвнами или мешками с землёй и в них проделывались бойницы для 2-4 пулемётов. Промежутки между отдельными зданиями заполнялись окопами полного профиля, имевшими противоосколочное покрытие. По окраинам селений и по высотам на подступах к ним были отрыты стрелковые и пулемётные окопы, соединённые ходами сообщений; впереди были установлены проволочные заграждения на кольях в 2-3 ряда, спирали Бруно из гладкой проволоки. В лесных массивах по берегам р.Северский Донец были устроены лесные завалы, в большинстве случаев усиленные минами и взрывными сюрпризами. Подступы к населённым пунктам, особенно окраины их, были сильно заминированы полями противотанковых и противопехотных мин и сюрпризами натяжного действия. Примерами таких опорных пунктов являлись населённые пункты… Савинцы, Маяки, Райгородок – по переднему краю, и Балаклея, Шебелинка, Глазуновка, Хрестище – в глубине.

В промежутке между населёнными пунктами, помимо окопов для стрелков и пулемётов, были устроены ДЗОТы, фланкирующие подступы перекрёстным пулемётным огнём… Таким образом, к началу операции на всём протяжении фронта, как по берегу р.Северский Донец, так и на других участках, противником был создан почти непрерывный оборонительный рубеж достаточной глубины, оборудованный огневыми фортификационными сооружениями, усиленный проволочными препятствиями и минно-подрывными заграждениями».

Для того чтобы понять, насколько сложным было для советских войск форсирование Северского Донца зимой 1942г., не нужно быть военным историком-теоретиком или инженером по обслуживанию фортификационных сооружений. Достаточно один раз съездить на Северский Донец в тех местах, где происходило форсирование. Например, Святогорск… Балаклея… Изюм…

Пойма Северского Донца широкая на левом, и узкая – на правом берегу. Местами пойма достигает ширины до 3 км, и на всём протяжении укрыта болотами и старицами. На востоке левого берега она переходит в песчаные дюны – наносы древнего Донца, с начала XIX века засаженные сосновыми борами. На правом берегу узкая полоса поймы прижата к меловым склонам, достигающим высоты 80-160м. Крутой правый берег в пределах Харьковщины и первой половины Донетчины лесистый. На левом берегу – редкие дубравы, порою доходящие до течения реки. Ширина реки – 30-100м. Река считается относительно неспокойной: постоянно «прокладывает» для своего течения новые пути, образует старицы, болота и пр. Ширина лесной полосы – 6-20 км. Такие причудливые формы течения реки, а также берегов, включая меловые горы и скалы, — результат действия доисторического океана, воды которого плескались здесь более 80 млн. лет назад, а также вращения Земли, отклоняющего течение рек.

Если учесть, что в первой половине января 1942 г. на левом берегу находились советские войска, а на правом – войска стран Оси, то становится ясным, что скрыть концентрацию сил на левом берегу, усеянном старицами, в редких лесах, находящихся в основном на некотором удалении от реки, советскому командованию было крайне трудно. С высокого и лесистого правого берега хорошо просматривался левый берег; а вот противнику укрыться в хвойных лесах на крутых правобережных склонах не составляло труда. Но в целом, советское командование со своей задачей справилось. И поэтому, первой задачей командования Юго-Западного направления в предстоящей операции было оперативное и результативное форсирование реки.

Немного о местности, на которой располагались опорные пункты Славянского узла обороны. Село Маяки берёт своё летоисчисление со дня основания крепости (1645г.), связавшейся в единую сеть укреплений с г.Тор (Славянск). А ещё раньше здесь было белокаменное городище – форпост Хазарского каганата. Село расположено на господствующей высоте, и овладение им могло повлиять в целом на ход боевых действий в районе Славянска. Христище находится в районе долины р.Макатыха, крутые склоны которой изобилуют скалообразными выступами. Рядом – несколько курганов, которые можно было использовать как господствующие высоты. Собственно, село возникло в XVIIIв. как сторожевой пост на Изюмской сакме. В этом же районе находится село Голая Долина, а долина Макатыхи здесь – также с уступами. Райгородок находится рядом с долиной р.Северский Донец, вокруг – леса, балки с крутыми берегами, Осиянская гора с заплавой Донца, многочисленными старицами. Изначально (XVIIв.) село располагалось в месте впадения Торца в Северский Донец, но в связи с частыми подтоплениями было перенесено в безопасное место на дюнные выходы первой береговой террасы. Кривая Лука находится у подножья меловых гор, где Северский Донец резко поворачивает на юг под обрывистые горы (Кучугуры), создавая при этом заливные луга.

Бассейн реки Казённый Торец представляет собой систему рек и ручьёв, протекающих в глубоких оврагах, балках, буераках. Такая картина, которая сейчас способна лишь умилять взор, в военное время, особенно зимой, представляла собою труднопреодолимое препятствие для советских войск, выходящих на Славянский укрепрайон. Кроме того, особенности городской застройки Славянска, растянутость с юго-запада на северо-восток, рассечённость города полосой озёр, наличие карьеров, их отвалов и холмов на западных окраинах вело к тому, что противник мог сохранять контроль над ключевыми позициями и коммуникациями в районе города и окрестностей, несмотря на возможные вклинения советских войск в оборону на ряде участков.

Дополняет картину состояния обороны противника на период подготовки и момент начала операции командир 5-го кавкорпуса, а позже – командующий оперативной группой Южного фронта генерал А.А.Гречко: «Наиболее значительным водным рубежом являлась река Северский Донец… Правый западный берег почти на всём протяжении возвышался над левым. Это создавало трудности атаки переднего края обороны противника там, где он проходил по берегу. Северский Донец был скован льдом и представлял собой открытое, хорошо наблюдаемое и труднопреодолимое под огнём противника пространство. Лёд не выдерживал больших грузов. Примыкавшие к река смешанные леса и рощи облегчали маскировку вражеских войск. По берегам раскинулись крупные населённые пункты, которые враг использовал для создания узлов сопротивления…

Основу вражеской обороны составляли населённые пункты с гарнизонами от взвода до роты. В промежутках между ними были оборудованы полевые укрепления, приспособленные к зимним условиям. Несколько опорных пунктов, объединённых общей огневой системой, составляли узлы сопротивления. Укреплёнными населёнными пунктами, рассчитанными на круговую оборону, были Балаклея и Славянск.

В этих населённых пунктах улицы баррикадировались, в каменных домах устраивались огневые точки, на перекрёстках зарывались в землю танки. На переднем крае устанавливались проволочные заграждения. Подступы к передовой линии обороны, как правило, минировались… Противник в глубине создавал вторую оборонительную полосу с отсечными позициями.

Таким образом, оборонительная система гитлеровцев была весьма крепкой, глубоко эшелонированной. Эта система строилась на удержании опорных пунктов, узлов сопротивления, прикрывающих важнейшие направления, и на широком применении тактических и оперативных резервов».

 

Что с этим делать?

Говоря о тыловых оборонительных и отсечных рубежах, невозможно не указать на воспоминания ветеранов тех зимних боёв за Славянск. Район Славянска и Краматорска прикрывали тыловые рубежи обороны, созданные вдоль рек Сухой Торец и Маячка. Первая линия обороны охватывала сёла вдоль Сухого Торца и железнодорожной линии от Приволья и Майдана до Андреевки, проходя по окраинам и пригородам Славянска до Райгородка. Вторая линия начиналась в Маяках, а в Черкасском пересекалась с первой оборонительной линией, после чего западнее свх. № 5 шла до Дмитровки, и вдоль р.Маячка – до Шабельковки. Именно по этой причине А.А.Гречко признаёт нецелесообразным решение командующего 57-й армией выделение двух танковых бригад в особую группу для самостоятельных действий в направлении Изюм – Черкасское (т.е. в самый угол оборонительных линий противника) в зимних условиях.

Д.И.Рябышев, в январе 1942г. – командующий 57-й армией, характеризует оборону противника следующим образом: «Против 57-й армии оборонялись 257-я и части 298-й немецких пехотных дивизий. 257-я дивизия была полностью укомплектована и вооружена, считалась у врага одной из лучших. Она занимала оборону на широком фронте. Но передний край, имевший большое количество огневых средств, занимали небольшие силы. Подавляющая часть солдат находилась в населённых пунктах, которые были превращены в узлы сопротивления, имевшие между собой постоянные линии связи. Ближайшие резервы предположительно располагались в Лозовой, Барвенково и Славянске…

В полосе наступления оборона противника проходила по правому берегу Северского Донца, который возвышался над левым берегом и почти на всём протяжении был труднодоступен для наших войск. Особенно в тяжёлом положении оказалась артиллерия. Она имела отличные огневые позиции, но совершенно не располагала наблюдательными пунктами, с которых просматривалась бы глубина вражеской обороны. Все мосты и переправы через Северский Донец немцы уничтожили. Правда, пехота и обозы могил двигаться по льду, но для артиллерии и танков требовалось строить мосты и усиленные настилы».

Говоря о том, что мосты были уничтожены немцами, Рябышев несколько грешит против истины. Согласно отчёту командования Юго-Западного направления о проведенной операции, мосты были предусмотрительно уничтожены отступающими советскими войсками. Командование направления отмечает: «К началу подготовительного периода операции (1.1.42) на участке р.Северский Донец, находящихся в наших руках, имелись следующие мосты: у шахты Томаша грузоподъёмностью 25 т, у Лисичанска – 15 т, у Серебрянки – 6 т., у Григорьевки – 8 т, у Драновки – 6 т. Кроме того, в районах Драновка, Серебрянка, Григорьевка имелось по одной грузовой переправе… 

Решением Главкома были намечены следующие пункты постройки мостов: Балаклея, Залиман, Ивановка, Изюм, Студенок, Богородичное, Щурово. Все под нагрузку Н-4».

А дальше – ещё интереснее. Д.И.Рябышев вспоминает: «На четвёртый день подготовительного этапа мы провели, если можно так сказать, репетицию операции на прорыв оборонительной полосы противника. Сначала это было сделано на картах, а затем – на местности. С командирами стрелковых дивизий отрабатывалось взаимодействие с артиллерией, танками, авиацией, а также с соседями. Были отработаны единые тактические приёмы и действия подразделений и частей в бою. Командиры получили ясное представление, как действовать войскам в предстоящей операции. С начала войны это делалось у нас на фронте впервые.

В ходе подготовки наступления мы также учли характер обороны врага. Пространства между его узлами сопротивления охранялись слабыми заставами. Мы запретили войскам вести лобовые атаки этих узлов. Их должны были блокировать небольшие подразделения. Командиры определили, какие подразделения выделить на каждый узел сопротивления. Основные же силы при прорыве оборонительной полосы врага должны были смело и стремительно направлять свои удары в промежутки узлов сопротивления, как можно быстрее и глубже проникать в оборону противника, захватывать артиллерию, громить штабы, расчленять его части на отдельные группы и уничтожать».

Следует отдать должное командарму Рябышеву, — наступление 57-й армии в первые дни, как на главном направлении удара (Барвенково), так и на вспомогательном (Славянск), проходило практически по утверждённому «сценарию». Сложно сказать, как проходили данные учения, однако их ре-зультатом стал диалог генералов, — командующего 57-й армией Д.И.Рябышева и Южным фронтом Р.Я.Малиновского. Далее – со слов Д.И.Рябышева: «Я доложил только что поступившие новые сведения о противнике, полученные от захваченных этой ночью пленных, а потом просил его утвердить моё решение начать наступление без артиллерийской подготовки.

— Что вас заставляет идти на такой риск? – спросил Малиновский после минутного раздумья. – Не кажется ли вам, что возможны не только большие жертвы, но и провал всей операции?

— Во первых, в течение десяти дней на всех наблюдательных пунктах дивизий и армейской артиллерии велось тщательное наблюдение за противником, — возразил я. – Изучены его порядки в охранении. Мы полностью знаем распорядок дня фашистов, когда они греются, отдыхают, едят. Знаем наилучшие подступы к его опорным пунктам и узлам сопротивления. Замечу, что пространства между узлами сопротивления охраняется малочисленными заставами, а бдительность этих застав из-за мороза исключительно низкая. Противник ничего не подозревает о подготовке нашего наступления.

Во-вторых, немцы привыкли, что всякое наступление мы начинаем с артиллерийской подготовки. Поэтому, атака без артиллерийской подготовки не насторожит фашистов и позволит захватить их врасплох. В-третьих, мы подвезли недостаточно боеприпасов, а отсутствие артподготовки позволит сэкономить их и использовать в ходе самой опера-ции…»

После выслушивания доводов командарма-57 и начальника армейской артиллерии Ф.Г.Малярова, Р.Я.Малиновский разрешил начинать операцию в полосе армии без артподготовки, при условии дальнейшего использования артиллерии в местах, где противник вскроет наступление армии и окажет наибольшее сопротивление.

Шли последние приготовления войск Юго-Западного направления фронта к наступлению. Пехота и танки занимали исходные позиции. Над «северными воротами Донбасса» нависла зловещая тишина…

Внезапно произошла смена командования немецкой группы армий «Юг». 17 января от сердечного приступа умер командующий В.Рейхенау. На его место был назначен Ф.Бок, прибывший в штаб группы лишь 19 января. Командующим немецкой 6-й армией был назначен Ф.Паулюс.

Продолжение следует…

Портреты советских военначальников и схема советского наступления в Барвенково-Лозовской операции приведены из книги А.А.Гречко «Годы войны» (М., 1976). 


Теги 1942
Ясенов

Ясенов

Комментарии

  1. Aryason
    Aryason 22.01.2012, 14:38

    Ну вот, еще одна страница истории Донбасса начинает открываться. Приветствую коллега!

    1-я танковая (Э.Клейст) армии, итальянский экспедиционный корпус.

    Не совсем корректная фраза. Итальянский экспедиционный корпус входил в состав 1-й танковой армии.

  2. Pabel
    Pabel 23.01.2012, 11:29

    Спасибо, учту на будущее.

  3. donrace
    donrace 24.01.2012, 10:22

    Ну как всегда, на самом интересном месте)

     

    Ждем продолжения!

  4. Pabel
    Pabel 25.01.2012, 12:49

    Последующие 3 части перешлю Евгению Юрьевичу в самое ближайшее время. Это наступление на главном направлении, отражение контрнаступления там же и бои за Славянск (одна из наиболее загадочных баталий ВОВ).
    Кстати, а зимнее Святогорье - это чьё фото? Я высылал только имеющиеся у меня в наличии летние фото :)

  5. Ясенов
    Ясенов Автор 25.01.2012, 14:06

    Pabel,
    Мое:) Тут лучше рельеф берегов виден

  6. Pabel
    Pabel 25.01.2012, 14:26

    Понял, спасибо! Файлы с продолжением и рисунками Вам на мыло уже полетели.

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.