Гостиницы Юзовки: полный обзор
15.08.2016
комментария 4
Поделиться

Гостиницы Юзовки: полный обзор

Добрый друг нашего сайта Валерий Степкин, использовав частично и материалы Анатолия Жарова, подготовил рассказ о гостиницах Юзовки. Первоначально текст был опубликован на сайте Донбасского Географического Общества, откуда его уж взяли и мы…

Гостиницы в Юзовке появились лет через двадцать после основания поселка. Какая из них была самой первой – мы пока не знаем, но из доступных документов на 1892 год видно, что в начале 1-й линии находился постоялый двор Давлицара. Он находился на участке перед аптекой Лаче (Артема,5). Так как Юзовка до 1917 года не была городом, согласно законодательства, право содержать постоялые дворы вне городов, с целью предоставления ночлега и еды, было дано всем желающим без специального разрешения и без уплаты акциза в казну. Продавать горячительное разрешалось исключительно в трактирах. Англичане только в 1889 году стали владеть окрестными землями. Постепенно они наладили и работу базарной конторы — учреждения, занимавшегося сбором налогов с местных предпринимателей. В результате холерного бунта 1892 года постоялый двор и стоявший рядом его же трактир сгорели. Но Давлицар не отчаялся и не бросил бизнес. Тем более, что появилась новая форма для удобства приезжих совмещения всех возможных услуг – гостиница.
Через некоторое время Давлицар – полное имя Джихан-Гирей-Селим — изменил фамилию на Давлицаров, построил гостиницу «Европа», она же «Европейская». Адрес: 1-я линия, 7 (на месте здания «Леман-транс»). К 1912 году у Давлицарова появился компаньон – Х. Ахварев. Кроме гостиничного бизнеса они осуществляли выносную торговлю в Саду Новороссийского общества (современный Горсад).


В доступных нам газетных публикациях «Европа» фигурирует. Осенью 1901 года она упоминается в связи с закрытием летнего сезона в Саду Новороссийского общества: «Сад закрыт и содержатели буфета оставили пустыми беседки и переехали в «Европу». Теперь все их внимание сосредоточено на том, чтобы возможно больше пользы извлечь из «отдельных кабинетов». Расположенные на втором этаже около 25 номеров почти не заняты, т.к. грязь и безобразный гул с первого этажа заставляет приезжающих искать приюта в других гостиницах. Зато уже первый этаж торгует на славу. Здесь глубоко за полночь слышны из «отдельных кабинетов» громкие голоса распившихся саврасов под аккомпанемент виртуоза, услаждающего слух прекрасной игрой на фортепиано и пленявшего некогда своим искусством жителей и посетителей почти всех линий нашей Юзовки».
Из рекламного объявления 1912 года известно, что гостиница имела ресторан и номера с электрическим освещением. К услугам постояльцев были ванна и телефон. В ресторане играл дамский оркестр, а изысканная кухня находилась под наблюдением опытного кулинара. В объявлении гостиница названа первоклассной. Номера стоили от 1 до 3 рублей за ночь.
На рубеже веков в Юзовке находилась гостиница, называвшаяся «Варшавские номера». Ею владел неведомый нам Зейгер. В газетную хронику номера попали из-за происшествия с постояльцем: «Ужасный случай произошел на днях в одной из местных гостиниц. Некий А.Тамаркин, лесопромышленник, приехав из Бахмута, остановился в «Варшавских номерах» г. Зейгера.
Утомившись в дороге, г.Тамаркин рано вечером лег спать, предварительно, распорядившись вытопить печь, ибо в комнате было холодно. На утро следующего дня, часов около 10-ти, содержатель гостиницы был удивлен, что гость до сих пор еще не вставал. Это обстоятельство заставило хозяина пойти будить заспавшегося гостя, но, постучав порядочно в дверь занимаемой комнаты, ответа он оттуда не добился. Явилось подозрение, что случилось неладное. При помощи номерного и еще нескольких посторонних человек, дверь была выломана и глазам присутствующим представилась следующая картина: постель была совершенна измята, а в углу комнаты лежал скорчившись, с глазами на выкате, чуть ли не труп г. Тамаркина. Немедленно было послано за врачом, и прибывший г.Герман констатировал факт бывшего в комнате угара от печи; как и выяснилось впоследствии, труба была закрыта до того, как огонь погас. Осмотрев угоревшего и найдя в нем признаки жизни, г. Герман начал приводить его в чувство. Прошло довольно долгое время, пока благодаря усилиям врача, мало-помалу угоревший начал проявлять жизнеспособность и через некоторое время его удалось привести в чувство.
Врач г. Герман заявляет, что если бы врачебная помощь была оказана дестью минутами позже, все усилия не привели бы ни к чему и смерть была бы неизбежна.
Приведенный в чувство и пришедший в себя г. Тамаркин жаловался на страшную головную боль и боль во всем теле. Г. Тамаркин рассказывает, что ночью он проснулся и, ощутив сильную головную боль, хотел подняться с постели, но не мог это сделать и в изнеможении упал на пол; как он очутился в углу комнаты, он не помнит». Где находились «Варшавские номера» мы, увы, не знаем. Зато, нашли сведения о враче, спасавшим Тамаркина. Герман Михель Псахеевич (1866 — ?) получил звание лекаря в 1891 году. С 1895 по 1907г. – вольнопрактикующий врач пос. Юзовка, с 1908г. ассистент университетской клиники (детский врач). По сведениям 1924 года трудился там же.
Самой известной юзовской гостиницей была «Великобритания», построенная на пересечении Седьмой линии и Среднего проспекта.

После событий гражданской войны в здании размещались различные хозяйственные организации, пока городские власти не осознали, что в городе не хватает мест для приезжих. К тому времени улицу переименовали. По адресу Новомартеновская, 40 открылась гостиница «Октябрь». Во время войны оккупанты ее использовали под дом терпимости, при отступлении подожгли. Здание к 1948 году восстановили и стали использовать по первоначальному назначению. В постперестроечное время ей вернули первое название. Гостиница, пожалуй, была самой большой в поселке. Владел гостиницей Хаим Срулевич Соболев, у которого кроме гостиничного бизнеса был завод минеральной воды, лесной склад и кинотеатр, находившийся рядом с гостиницей.
Гостиница попала и в газетные хроники, и в мемуарную литературу. Осенью 1904 года «Приазовский край» писал: «Грязь, копоть и дым…Достопримечательности Юзовки, которая известна своей заводской и торгово-промышленной деятельностью. Впрочем, к сказанным «прелестям» местной жизни надо причислить процветающий здесь открытый разврат, культивированием которого с большим, очевидно, успехом занят ресторан при гостинице «Великобритания». Дамы оркестра, постоянно находясь в зале ресторана в обществе кутящих мужчин и к удовольствию ресторатора способствуют процветанию его дел, ведут себя очень откровенно. Тут же, на глазах присутствующей в зале публики, с полной беззастенчивостью происходят «заигрывания» и в воздухе висит циничная речь. Такие милые картинки вполне ясно, конечно, указывают каким именно целям служит подвизающийся в ресторане оркестр. Никто, правда, не стал бы протестовать против указанных безобразий, имеющихся в ресторане, если бы последний носил соответствующее название и, таким образом, публика была бы предупреждена о характере такого типа учреждений…Но ресторан «Великобритания» является в Юзовке единственным первоклассным, и многие приезжие, заранее незнакомые с внутренней жизнью ресторана, невольно вынуждены быть зрителями происходящих в нем безобразных сцен. Грязь эта в более, конечно, обнаженном виде имеет место и в кабинетах при ресторане, откуда до ушей присутствующей в зале публики нередко долетают отголоски оргий…Неужели нельзя принять меры к устранению всего этого?».
Женские музыкальные коллективы, судя по всему, новомодное изобретение того времени. Сгущает корреспондент краски в этой заметке или нет – Бог его знает. Во всяком случае, в гостинице «Европа», как мы говорили выше, в 1912 году тоже играл дамский оркестр.
Одно из благ цивилизации – телефон – появилось в Юзовке в 1902 году. Но тогда это чудо техники было редким и дорогим удовольствием. Рекламы юзовских гостиниц пестрят наличием телефонов. Местные «акулы пера» и здесь отметились: «Но особенны дороги здесь телефоны. Извольте-ка заплатить, если желаете иметь телефон, 100 рублей за установку, да 150 рублей годовой абонентной платы. И неудивительно, что неохотно дают пользоваться телефоном и бесплатно. В гостинице «Великобритания» такса за пользования телефоном для посторонних – 30 коп. за каждый разговор. Телефонные барышни здесь особенно жестоки и молчаливы, — я в этом убедился лично. Вероятно, что они ценят себя очень дорого».
Или у владельца снизились доходы, или была причина другого рода, но к 1912 году гостиницу «Великобританию», как сказано в объявлении, взяла в аренду компания официантов. В рекламе указывалось, что гостиница была заново отремонтирована и комфортабельно обставлена. В помещениях работало паровое отопление, электрическое освещение и телефон. Был приглашен известный и опытный (!) московский шеф-кулинар, а два раза в неделю из Москвы происходили прямые поставки московской телятины, разной дичи и других продуктов. В буфете присутствовали разнообразные русские и заграничные напитки.
Для посетителей ресторана играл Дамский концертный оркестр во время обедов с 13-00 до 16-00 и во время ужина с 20-00 до 1 часа ночи.
Из известных людей писатель Константин Георгиевич Паустовский достаточно долго жил в «Великобритании». Паустовский оставил ее описание в повести «Начало неведомого века»: «Гостиница «Великобритания» заслуживает того, чтобы ее описать, как давно вымершее ископаемое. Стены ее были выкрашены в цвет грязного мяса. Но это владельцу гостиницы показалось скучным. Он приказал покрыть стены модной тогда декадентской росписью – белыми и лиловыми ирисами и кокетливыми головками женщин, выглядывавшими из водяных лилий.
Неистребимый запах дешевой пудры, кухонного чада и лекарств стоял повсюду. Электричество горело тускло, читать при его желтушном свете было нельзя. Все кровати были продавлены, как корыта. Коридорные девушки в любое время дня и ночи «принимали гостей».
Внизу в штопаном и перештопанном сукне бильярда отщелкивали «пирамидки» испитые юноши с кепками набекрень и в галстуках бабочкой. Каждый вечер кому-нибудь проламывали кием голову. Играли по крупному. Деньги клали в лузы, но зорко следили, чтобы их не крали так называемые «подпыхачи» – мелкий бильярдный люд».
Несколько слов о Паустовском. Константин Георгиевич родился в 1892 году в Киеве. Окончил гимназию и Киевский университет. В Первую мировую войну служил санитаром в госпитале. В конце 1916 года был устроен родственником на госслужбу в Комитет по приемке боеприпасов. С инспекционной поездкой посетил Юзовский завод весной 1917 года. Посещение завода запечатлено в многотомных воспоминаниях с общим названием «Повесть о жизни». Писатель известен прежде всего как автор лирической и романтической прозы. Умер в Москве в 1968 году.
В местечке Юзовка на начало 1914 года были следующие гостиницы: «Великобритания», «Россия», «Гранд-отель», «Петербургская», «Центральная» и, так называемые, номера Когана со Ставицким и Коммерческие. Могу предположить, что гостиница «Центральная» — это бывшая гостиница «Европа» («Европейская»). Точно так же, гостиница «Дон» стала со временем гостиничными номерами «России».

Номера «Россия» располагались в доме Качукова по 1-й линии, 33 (на месте современного здания Облпотребсоюза). Рекламное объявление сообщало, что на 1912 год они были вновь отремонтированы, при них имелась первоклассная столовая под наблюдением опытного повара и биллиардная. Содержал номера Н.В. Кубатов.
Еще одна гостиница «Петроградская» (так в связи с Первой мировой войной и антинемецкими настроениями стали называть гостиницу «Петербургскую») находилась на пересечении улиц Артема и Павших Коммунаров. В ресторане играл струнный смешанный оркестр. Содержал гостиницу А.А. Шмадченко.

Один из горожан пересказал автору воспоминания старожилов 3-ей линии, услышанные в начале 1960-х годов. Выходит так, что по четной стороне современной Красноармейской улицы ближе к Садовому проспекту на рубеже веков были гостиничные номера, в которых останавливался А.И. Куприн. Кто-то может возразить, что по свидетельству других источников, вроде, Куприн останавливался в «Великобритании». Но вполне может быть, что Александр Иванович проживал по двум адресам – не понравилось в одном месте – переехал в другое.
И еще одна юзовская гостиница: «Гранд-отель». Находившаяся на пересечении Первой линии и Среднего проспекта.

По значимости она была второй после «Великобритании». Содержатель – Дмитрий Иванов. Рекламное объявление 1912 года сообщало, что гостиница имеет роскошно обставленные номера, электричество, ванну, телефон. Кухня в ресторане, понятное дело, была вне конкуренции. Здесь же, в отличии от дамских и смешанных оркестров у конкурентов, играл венский оркестр.
В гражданскую войну в «Гранд-отеле» находись подразделения Добровольческой армии, а с гостиничного балкона один из военных парадов 1919 года принимал генерал В.З. Май-Маевский.
После окончания гражданской войны городское гостиничное хозяйство было пришло в запустение. Правда, через несколько лет одумались. Открыли вновь под другим названием «Великобританию», к 10-летию Октябрьской революции построили гостиницу «Металлургия», в которой через год останавливался на одну ночь В.В. Маяковский.

Новый всплеск городского гостиничного строительства наметился через 100 лет – в начале 2000-х годов, в связи с предстоящим футбольным чемпионатом. Правда, возлагаемых ожиданий гостиничный бизнес в 2012 году не принес.


Ясенов

Ясенов

Комментарии

  1. ЕЕК
    ЕЕК 15.08.2016, 22:34

    Лично мне трудно представить, что за невзрачным фасадом на проспекте Труда (даже без учета достроенного явно позже 3-го этажа) скрывалась вторая по значимости гостиница с громким названием "Гранд-отель". Возможно, на этом месте было другое здание. Балкон? - Во всяком случае сейчас его нет. На месте здания "Облпотребсоюза" находилось здание на предпоследнем фото. Здание гостиницы "Россия", если судить по третьему фото, находилось примерно в центре квартала напротив нынешнего сквера Павших Коммунаров (в левой части этого же фото виден торец упомянутой гостиницы "Петроградская"). К своему стыду, не знаю широко известной в Донецке фирмы "Леман-транс", но примерно догадываюсь, кем в 90-е годы было выкуплено и перестроено здание на Артема 7, в котором несколько десятилетий до этого находился трест "Донецкшахтострой". 

    • Ясенов
      Ясенов Автор 16.08.2016, 10:51
      Да, фасад "Гранд-отеля" выглядит не так уж презентабельно. Но есть ли у нас основания полагать, что он находился не там?
    • Dedushka
      Dedushka 16.08.2016, 20:09
       Лично мне трудно представить, что за невзрачным фасадом на проспекте Труда (даже без учета достроенного явно позже 3-го этажа) скрывалась вторая по значимости гостиница с громким названием "Гранд-отель". Возможно, на этом месте было другое здание. Балкон? - Во всяком случае сейчас его нет.

       

      Это сейчас от гостиницы остались стены, выходящие на проспект. Раньше же она была больше и выходила на 1-ю Линию. Вот эта гостиница справа за троллейбусом:

       К своему стыду, не знаю широко известной в Донецке фирмы "Леман-транс", но примерно догадываюсь, кем в 90-е годы было выкуплено и перестроено здание на Артема 7, в котором несколько десятилетий до этого находился трест "Донецкшахтострой".

       

      Вы не много потеряли. Современное здание ул. Артёма, 7 никак не связано с бывшей гостиницей. Дом "Леман-транс" (Донецкшахтострой) — уже послевоенной постройки.

  2. ЕЕК
    ЕЕК 17.08.2016, 17:42

    Вы правы, я ничего не потерял. Просто обидно, что сначала с карты города, а теперь и из памяти, исчезли названия почти всех строительных организаций, восстанавливавших город после войны, строивших новые шахты и заводы, вместе с архитекторами создававших облик Донецка 50-х - 80-х годов.

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.