Роковые страсти старой Юзовки
27.09.2010
комментариев 15
Поделиться

Роковые страсти старой Юзовки

Полузабытому и подзаброшенному кладбищу Западный Норвуд в южной части Лондона не повезло со знаменитыми усопшими. Ему далеко, например, до знаменитого Хайгейтского – там вам и Карл Маркс, и Джорж Элиот с Майклом Фарадеем, отравленный ядом беглый чекист Александр Литвиненко, наконец. Вест Норвуд в этом отношении скромнее, но нас сей некрополь интересует совсем по другой причине. Здесь, под сенью печальных деревьев, покоится прах Юзов — от самого старого Джона Джеймса и его жены Элизабет, урожденной Льюис, до их детей и внуков. Здесь надгробья трех из четырех сыновей Юза — Джона Джеймса, Альберта Ллуэлина и Айвора Эдварда, дочери Альберта — Кайры Блэквуд (1895 г. р.) и еще одна могила, связанная со старой юзовской легендой о самом Альберте.

Заброшенная могила

Надгробная плита покосилась, буквы, выбитые на ней, просматриваются с трудом, но прочесть все же можно — «Ципка Пташинска Юз. Умерла 12 июля 1909 года в возрасте 19 лет. Любимая и горячо оплакиваемая всеми, кто ее знал». Мы ничего не знаем о самой так рано умершей девочке, но факт ее захоронения здесь, на норвудском фамильном участке Юзов, а более всего ее первая фамилия рассказывают нам и о том, кто ее родители, и о правдивости исторического анекдота, который ходил по Юзовке с конца 19 столетья.
Историю эту в 1937 году поведал землякам старейший юзовский писатель Илья Гонимов в своей легендарной «Старой Юзовке». Однако рассказана она столь красочно, с таким смаком, что в ее подлинность верилось с трудом. Ну, правильно – писатель имеет право приукрасить. И все же – было или не было? Впрочем, перейдем к сути дела.
Преамбула
Гонимов начинает издалека. Мол, страшная вражда стояла между двумя основными игроками на рынке юзовского угля – Юзы и Петр Рыковский. Потому-то, когда на взрывоопасных по метану Рыковских рудниках случались пожары и взрывы, британцы обязательно ездили к месту ЧП – позлорадствовать. Кто его знает, так ли это было на самом деле. Скорее всего, если и ездили, то из сугубо профессионального интереса.
А вот судебный пристав Пташинский (поляк, разумеется) посещал скорбные места исключительно по служебной надобности. И оставлял он дома без присмотра красавицу-жену (ясное дело, полька – обязательно красавица). Молодая женщина скучала-скучала, да и увлеклась одним из сыновей Юза – Альбертом, который незадолго до того развелся с женой. Первый летописец Донецка счел нужным объяснить это так: «…она не могла устоять против соблазна юзовских фунтов, завязался роман с интригами и коварством, с терзаниями и слезами. Пташинский решил устроить Юзам скандал. Он вызвал Альберта на дуэль, но, увы, меркантильный Альберт не принял вызова, не видя в этом никакого практического смысла».
Но однажды рогоносец-пристав и управляющий доменным производством Юзовского завода (таков был служебный статус Альберта) все-таки столкнулись. И случилось это после очередной аварии на Рыковке. Пташинский обнаружил, что среди юзовской компании не видно Альберта, а ведь минуту назад он стоял среди других! Пристав понесся домой и застал жену в объятиях любовника. И тут, как писал юморист Аверченко, все заверте…
Альберт Юз
Чековая книжка против револьвера
Горячая польская кровь потребовала немедленного кровопролития, и Пташинский воскликнув «такие связи даром не проходят!», выдернул из кармана револьвер. Хладнокровный валлиец извлек на свет божий чековую книжку и похлопал ею по ладони: «Мы не даром». Илья Гонимов очень красочно (вот я и говорю – очень красочно, чересчур!) описал происходившее: «Безмолвная встреча револьвера с чековой книжкой тянулась долго и сопровождалась напряжением. Дрогнул, однако, револьвер и опустился дулом вниз».
Альберт Юз предложил Пташинскому сделку – деньги за жену и немедленный отъезд из Юзовки. Гордый шляхтич за здорово живешь отступать не собирался – свое «сокровище» он оценил в 15 тысяч рублей, еще пять тысяч он получил за квартиру с обстановкой. Альберт подписал чек, Пташинский нацарапал запродажную записку. Кроме того, он поклялся честным словом польского дворянина, что обязуется говорить всем, что взял за жену 45 тысяч. Что, судя по всему, и исполнил со всем тщанием.
Резюмируя, автор «Старой Юзовки» сообщает читателю: «Скандал получился страшный. Жена Артура, титулованная леди, соблазнившаяся славой юзовских акций, уехала в Лондон со стыда, отец Юз с семьей переселился временно в Петербург, чтобы не встречаться со своей невесткой. «Юзихой» на заводе стала Пташинская». Вот именно этот последний абзац и вызывал сомнение в правдивости всей этой необычной истории. В нем почти все утверждения неверны.

Все становится на свои места

Чтобы не забыть: сам факт «купли-продажи» для людей того времени был диковинкой небольшой. Если в России помещики и купцы, бывало, проигрывали в карты жен, невест и любовниц (см. великую русскую литературу), то на Британских островах в не столь отдаленное от описываемых событий время продать жену на рынке и в любом другом публичном месте можно было официально. Надеваешь ей веревку на шею и — айда продавать. Питер Акройд в «Биографии Лондона» пишет, что еще в 20-х годах 19 века в английской столице это случалось сплошь и рядом. Так что уж говорить о провинциальных, например, валлийских, нравах?
Итак, продолжим, вернувшись к самому началу. Теперь, когда мы знаем, что в июле 1909 года в Лондоне была похоронена 19-летняя Ципка Пташинска Юз, можно говорить о том, что история, рассказанная Гонимовым, чистая правда. Бывшая жена судебного пристава жила с Албертом Юзом, и у них была дочь. Причем, это была дочь Альберта, иначе бы ее не похоронили рядом с остальными членами семьи, рядом с самим Альбертом, который скончался в самом начале 1907-го.
Но неувязок в повествовании Гонимова множество. Сам он никак не датирует свой рассказ. Но ясно, коль девушка родилась в 1890 году, все должно было случиться не позже 1889 года, причем в первом полугодии, до кончины старого Юза, и правда, в июне уехавшем в Петербург, чтобы уже не вернуться к своему заводу и шахтам. Поездка диктовалась интересами бизнеса, так что версию о «нежелании видеть невестку» отбрасываем. «Со всей семьей» – тоже, потому как супруга Юза умерла за 9 лет до этого, что подтверждает надпись на могильной плите Западного Норвуда. Жена Артура Юза, Огаста Джеймс (кстати, никакая не «титулованная леди», а дочь промышленника из Ллавенора, Монмутшир, Южный Уэльс) никак не могла «со стыда» уехать в Лондон, потому что она осенью этого года только приехала оттуда с детьми и гувернанткой, с ними же вернулась на острова через три года, когда в Юзовке вспыхнул знаменитый «холерный» бунт. Старший сын Юза, Джон, и без того находился в это время в Петербурге, управляя финансами компании.
А вот то, что «Юзихой» на заводе стала Пташинская — вполне возможно. Вообще логичней предположить, что весь этот юзовский карамболь закрутился уже по смерти первого директора Новороссийского общества. Вряд ли Альберт посмел бы устраивать его при жизни отца, столь открыто эпатируя всю британскую колонию. Также можно смело говорить о том, что, удовлетворив свою страсть, Альберт Юз недолго держал возле себя польку, потому как в 1895 году у него уже в законном браке родилась дочь Кайра. Ребенка, прижитого от Пташинской, он, возможно, любил, потому и после смерти отца несчастную девушку, скорее всего унаследовавшую от него туберкулез, похоронили на фамильном участке, рядом с остальными членами семьи.

***

Случайная находка могилы с фамилией «Пташинска» послужила своеобразным ключом для прочтения старой юзовской легенды, которая больше вовсе и не легенда, а вполне реальный эпизод из жизни семейства Юзов, живописующий нам нравы, царившие в маленьком рабочем поселке на границе Бахмутского уезда Екатеринославской губернии и таганрогского округа Войска Донского.  
P.S. Какая «Юзиха» тебя укусила?

Остается непроясненной судьба самой Пташинской, бывшей жены судебного пристава. В целом она нам и не важна, но любопытно все-таки. И одна зацепка есть. Донецкие историки и краеведы, и просто любители истории города хорошо знают дикий случай происшедший в 1893 году с юзовским торговцем, евреем Баскиным. Он нем сообщил в своем отчете чиновник Министерства финансов Грацианский по итогам своей инспекторской поездки в Екатеринославскую губернию.

Суть случившегося сводится к следующему. Дескать, однажды в мясную лавку Баскина зашла дама и, выбрав несколько кусков свежего филе, попросила завернуть. Торговец немедля выполнил заказ. Дама же платить не торопилась. Естественно, Баскин ответил: «нет монет – нет обед». Покупательница жутко рассердилась и завопила – «Да знаешь ли ты, кто я? – Я жена Юза! Или ты отдаешь товар даром, или завтра ни тебя, ни твоей вонючей лавочки здесь не будет»! И вышла вон, гневно хлопнув дверью.

И точно – назавтра притопали работяги с завода и по досочке, по кирпичику снесли с лика юзовской земли торговое заведение г-на Баскина. «Негоже так поступать с торговцами», восклицал в своем докладе г-н Грацианский.

Кто была эта «жена Юза»? Сдается мне, что Пташинская. Ну, судите сами – жена Юза в Юзовке не проживала, жена старшего сына Джона – тоже. Супружница Артура к тому времени, как мы знаем, возвратилась в милый сердцу Уэльс, Айвор вообще был холостяк. Да и трудно себе представить, чтобы не знающие языка, сдержанные британские дамы стали объясняться и браниться с мелким торговцем. Другое дело – Пташинская. Она была местной, «своей», с гонором и горлом. Вот ее, хотя, конечно, тоже с натяжкой (но небольшой) я в лавке Баскина вижу. Да и по времени – 1893 год – с этим можно согласиться.

Олег ИЗМАЙЛОВ

Ясенов

Ясенов

Комментарии

  1. krig
    krig 27.09.2010, 19:14
    А что за местность на фотографии?
  2. Ясенов
    Ясенов Автор 27.09.2010, 19:15
    Центр Юзовки
  3. Aryason
    Aryason 27.09.2010, 19:22
    В кругу лиц, тусующихся около истории Донецка был в свое время по этому вопросу спор. Удалось установить, что это скорее всего не линии а один из проспектов. Андрей Бутко может подробнее сказать. Он там активное участие принимал.

    А статья хороша. Легенды переходят в разряд истории. Вскоре и до мифов доберемся
  4. Темс
    Темс 27.09.2010, 19:25
    Рыковые страсти!

    Отличный материал. Если это не газетная перепечатка, то автор скорее всего слегка торопился, а то бы расписал в известном стиле, добавив страстей. Просто замечательный.
  5. Иса
    Иса 27.09.2010, 19:28
    Темс, Александр, вы мне льстите, но при этом тонко чувствуете обстоятельства, не только торопился, но и "влезал" в пресловутые 7800)
  6. remza
    remza 27.09.2010, 20:02
    Занимательное чтиво!
  7. Артем
    Артем 28.09.2010, 10:04
    Кто Альберт понятно, но в этой истории упоминается еще какой то Артур. Ху изит?
  8. Иса
    Иса 28.09.2010, 10:15
    Артур Юз, да следовало бы в самом начале упомянуть среди всех сыновей Юза. Автор просто подзабыл, что не все любители донецкой истории знают имена сыновей первог8о директора НРО
  9. Артем
    Артем 28.09.2010, 13:12
    А где Артур Юз упокоился?
    А мать известного британского журналиста Гарета Джонса была гувернаткой у детей Артура Юза. Сам Джонс приезжал в Сталино в 30-х гг
    http://www.day.kiev.ua/202084/
  10. Иса
    Иса 28.09.2010, 13:52
    Артем, Об Артуре не скажу. На Норвудском кладбище его могилы нет судя по всему. О матери Гарета Джонса, который действительно нелегально проникал на территорию УССР (так пишут по крайней мере валлийские источники) и писал о здешнем голоде тех годов, здесь, если того захочет владелец сайта, будет отдельный рассказ.
  11. Ясенов
    Ясенов Автор 28.09.2010, 13:55
    Будем считать, что владелец дал официальное согласие
  12. donvalex
    donvalex 28.09.2010, 15:01
    Какая занимательная история.
    А по поводу эпизода с "чековой книжкой и револьвера" согласен на 100%, что переборщили с красочностью - просто слёту напомнило похожий поворотец в "Братьях Карамазовых": и страсти вполне достоевские, и поляк и есть, и оный же поляк за деньги от любови отступился. Если не плагиат, то аллюзия точно.
  13. Иса
    Иса 28.09.2010, 15:46
    JohnAdmin, Не подведу)


    donvalex, думаю, подсознание сыграло шутку с тов. Гонимовым - аллюзия явная. Не забудем при этом, что к моменту выхода "Старой Юзовки" в свет, автору было уже 62 года
  14. Anatoliiz
    Anatoliiz 15.10.2010, 21:29
    Евгений, а вот в дополнение к истории с лавочником Баскиным, но уже в Москве, можно посмотреть на сайте http://starosti.ru/article.php?id=24732 кстати, тоже фигурирует ПТАШИНСКАЯ...
    Газета "Русское слово", 13 сентября (31 августа) 1910 года
    ДНЕВНИКЪ ПРОИСШЕСТВIЙ

    Обидчивый мясник
    28-го августа мещ. Т.О.Пташинская, покупая мясо в мясной лавке Григорьева, в д. Базыкина, на Бол. Бронной, пожелала проверить вес купленной провизии. Владелец лавки Григорьев во время объяснений так рассердился, что вытолкал покупательницу на тротуар и лезвием топора поранил ей нос.

    сопадение или "Юзиха" добралась до Москвы, где ей укоротили нос?
  15. Ясенов
    Ясенов Автор 15.10.2010, 21:32
    Ее почерк!

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.