Танки, вперед!
28.05.2019

Танки, вперед!

Совсем недавно любители военной истории отметили шикарный юбилей – 100-летие первого танкового боя на территории бывшей Российской империи. И состоялось оно, что примечательно, совсем рядом  с Донецком. О нем в ЖЖ (все еще живом, несмотря ни на что) рассказал пользователь ava_dn. Читаем…

Первые танки английского производства были доставлены в Новороссийск в марте 1919 года, это были шесть больших или тяжёлых «ромбов» MK-V со смешанным артиллерийско-пулемётным вооружением и шесть более лёгких и быстроходных MK-A, называвшихся также малыми и имеющих на вооружении только пулемёты. Вместе с танками прибыли английские инструкторы под командой майора Брука. Для подготовки русских экипажей в Екатеринодаре на заводе «Саломас» была организована «Школа английских танков», тут же приступившая к обучению первых слушателей. Чуть позже, в июне 1919 года, школа была переведена в Таганрог. Русские танковые экипажи комплектовались исключительно из офицеров, знакомых с техникой, потому процесс обучения шёл достаточно быстро – примерно после трёх недель занятий английские инструкторы были готовы выпустить своих учеников на фронт, в чём имелась настоятельная необходимость. Одновременно создавались первые танковые части: 14 (27 апреля нов. ст.) 1919 года приказом № 674 Главнокомандующего Вооружёнными Силами Юга России (ВСЮР) генерала А. И. Деникина был образован 1-й дивизион танков в составе управления и четырёх танковых отрядов. Штатно каждый отряд должен был состоять из четырёх машин, но сначала их было по две-три. Каждому отряду полагался железнодорожный состав-база с платформами для перевозки техники, вагонами для необходимых запасов и размещения личного состава. Командиром 1-го дивизиона танков был назначен полковник Н. А. Гилевич, отрядами командовали: 1-м (три танка MK-V) – капитан Веремеев, 2-м (два MK-V) – капитан Борщев, 3-м (три MK-A) – капитан Колосовский и 4-м (два MK-A)- капитан Миронович. Два танка остались в школе для обучения будущих экипажей.

Обстановка для белых весной 1919 года складывалась весьма напряжённая. Добровольческая армия удерживала линию от Азовского моря в районе Бердянска до Донецкого каменноугольного бассейна, обладание которым было очень важно и для красных, и для белых. Далее по Донцу и Дону располагалась Донская армия и ещё дальше на юго-восток по Манычу – Кавказская армия генерала Врангеля. В Донбассе красные, пользуясь превосходством в силах, продвигались на юго-восток, и к началу мая в распоряжении белых оставалась последняя узловая станция в Донецком бассейне – Иловайская. Но к этому времени все резервы красных были уже исчерпаны, их наступление белым с большим трудом удалось остановить, и именно на правом фланге Добровольческой армии было решено наносить контрудар. О последующих событиях лучше расскажет их непосредственный участник, 1-го танкового отряда капитан А. И. Зехов (Танкисты Белой Армии (материалы из доклада А. И. Зехова) // Вестник Общества русских ветеранов Великой войны. № 252. Сан-Франциско, 1985. С. 18–23.).

9 мая отряд больших танков прибыл в распоряжение начальника 3-й дивизии имени генерала Дроздовского, расположенной в районе станции Ханжёнково Юго-восточной железной дороги. На другой день должно было начаться наступление Добровольческой армии. Было поставлено задание: очистить каменноугольный район и занять Харьков.

Одновременно Донская и Кавказская армии должны были перейти в наступление, причём конечной целью Кавказской армии в этой операции было занятие Царицына. 3-й дивизии была дана задача – сбить красных, захватить соседнюю станцию Харунск и селение около него, того же имени, а затем продвигаться насколько возможно в направлении Харькова, чтобы на следующий день продолжать наступление.

Во исполнение поставленной задачи танки сгрузились с платформ южнее станции Ханжёнково и к четырём утра 10 мая заняли исходное положение в северной части селения. В пять с половиной утра отдано было распоряжение перейти в наступление. Впереди танков лежала ровная местность, слегка поднимающаяся в сторону противника. Окопы были на перевале, а дальше шёл спуск к Хорунску.

Продвинувшись, танки быстро обогнали свою пехоту и направились к окопам противника. Когда они находились шагах в тысячи от них, то по танкам был открыт сильный ружейный и пулемётный огонь. Пули как горох щёлкали о броню, не причиняя танкам никакого вреда. Танки в свою очередь открыли огонь из своих орудий. Огонь из окопов скоро прекратился. Когда танки дошли до окопов, то нашли их уже не занятыми. Пехота противника их оставила настолько поспешно, что дойдя до гребня, танкисты не могли видеть даже бегущих, так как они уже успели скрыться в селении Хорунск. Как только танки перевалили гребень, то по ним открыли огонь неприятельские батареи. Снаряды ложились очень близко, так около одного танка целые очереди гранат рвались в 3-4 шагах. С батареи красных казалось, что они попадают, но не могут остановить танков. К этому времени наши бронепоезда и батареи продвинулись и открыли огонь. Видя, что остановить танков не удалось, красные отступили, и ст. Харунск была занята. То, что в первом бою красным не удалось подбить ни одного танка, имело для нас громадное значение, так как они поверили в несокрушимость этих машин, тогда как комиссары уверяли своих, что танки сделаны из картона, и белые только пугают ими.

Придя на ст. Харунск, танки остановились в ожидании пополнения бензином и маслом, пехота же продвинулась несколько дальше. В этот день танки ещё раз выезжали и открывали артиллерийский огонь, дабы ещё раз пугнуть красных. Дальнейшего наступления в этот день не производилось. В следующий день, то есть 11 мая, 3-я дивизия вперёд не продвигалась, вероятно ожидая, чтобы соседние дивизии бы несколько продвинулись также вперёд.

12 мая танки вышли в бой вторично. В этот день 3-я дивизия должна была занять селение и станцию Ясиноватую. Пехота двинулась несколько раньше танков. Танкам пришлось пройти около трёх вёрст, пока они догнали, а потом и обогнали свою пехоту. Движение совершилось без помехи, только вдали были видны убегающие группы красных, но на таком расстоянии, что снаряды пушек танка при наибольшем пределе прицела (около двух вёрст) не могли до них долетать. Когда наши цепи достигли рубежа, откуда открылся вид на тылы красных, то было видно целую группу эшелонов, уходивших спешно на север. Отступление прикрывали бронепоезда, которых, кстати сказать, в этом районе, испещрённом железными путями, было у красных очень много.

Дойдя до Ясиноватой, танки остановились, пехота же продвинулась дальше. Вскоре пришло распоряжение танкам вернуться к своему эшелону и, погрузившись, ждать распоряжений.

Описанные событий развивались на относительно небольшом участке местности к северо-западу от станции Ханжёнково… Атака скорее всего была направлена с северной части Ханжёнково на северо-запад вдоль железной дороги. И тут появляется самая главная загадка из доклада капитана Зехова – что же это за станция Харунск или Хорунск? Ни на карте железных дорог МПС, где показаны даже разъезды и блок-посты, ни на каких других такая станция и населённый пункт не значится. Не известен он и нашим местным краеведам. Ни в коей мере это не может быть соседний Харцызск – чтобы эшелон с танками прошёл через станцию Иловайская и подошёл с юга к станции Ханжёнково, он должен пройти через Харцызск, другой ветки там нет, то есть к 9 мая 1919 года Харцызск находился в распоряжении белых. Помимо железнодорожных путей МПС в Донецком бассейне было множество рудничных и заводских веток, примыкавшими к правительственным железным дорогам.

 

В книге М. Коломийца «Танки в Гражданской войне» приводится фрагмент оперативной сводки Южного фронта красных от 22 мая, в котором говорится буквально следующее: «Противник под прикрытием четырёх танков и двух броневиков значительными силами пехоты ведёт атаки [в] направлении ст. Криничная, отбиваемые нами. Наш бронепоезд при подходе к ст. Криничная вследствие разрушения полотна между ст. Криничная и Ханжёнковская врезался [в] полотно железной дороги и, несмотря на упорство нашей роты дать возможность бронепоезду отойти, сдержать противника не удалось. Бронепоезд остался [в] распоряжении противника. По сведениям разведки, большой танк противника выведен из строя, два малых застряли восточнее ст. Ханжёнковская». С учётом некоторых временных неточностей и того обстоятельства, что у белых отсчёт дат продолжался по старому стилю, а у красных – уже по новому, можно говорить, что приведённый фрагмент как раз относится к первому появлению танков на фронте, а не к происходившим гораздо севернее более поздним событиям 22 мая по старому стилю, когда на ветке между станциями Роты и Попасная севернее Горловки белые потеряли один танк в бою с бронепоездом красных. Потому достоверность сведений о выведенном из строя между станциями Ханжёнково и Криничная танке остаётся на совести разведки красных – участник боя со стороны белых говорит об обратном, но вот упоминание о двух застрявших восточнее Ханжёнково малых танках очень интересно, то есть нужно будет постараться разыскать сведения и уточнить этот момент, возможно в бою участвовали не только тяжёлые «ромбы» 1-го танкового отряда. А 22 мая (4 июня нов. ст.) станции Ханжёнково и Криничная, о которых идёт речь в сводке, были уже глубоким тылом белых, фронт проходил гораздо дальше к северу.

Вот такие соображения можно привести относительно первого боя с участием танков. Их повторное появление через день при атаке на станцию Ясиноватая упоминается и в работе А. А. Власова «О бронепоездах Добровольческой армии»: 10 мая 2-я пластунская бригада генерала Геймана перешла в наступление на станцию Ясиноватая при поддержке бронепоездов «Генерал Алексеев» и «Единая Россия». Боевая часть бронепоезда «Единая Россия» состояла в этот день из одной бронеплощадки с 6-дюймовым орудием системы Кане и одной пулемётной площадки и была под командой капитана Михайлова. До полудня бронепоезд «Единая Россия» стоял у станции Щегловка-2 и не позволял бронепоездам красных выдвинуться вперёд, пока производились работы по починке пути и расчистке его от сваленных вагонов. Когда расчистка пути была закончена, бронепоезд «Единая Россия» подошёл на расстояние одной версты к станции Ясиноватая. В это время к станции подходили полукольцом наши пластуны и несколько танков, впервые появившихся в составе войск Добровольческой армии. Бронепоезд «Единая Россия» открыл огонь по неприятельским поездным составам, пытавшимся выйти со станции по единственному железнодорожному пути, который оставался для них свободным, к станции Скотоватая. Оказалось, что в хвосте неприятельских поездов находится советский бронепоезд. Он открыл частый артиллерийский и пулемётный огонь по наступавшим на левом фланге пластунам. Своим вторым выстрелом бронепоезд «Единая Россия» подбил неприятельский паровоз. Тогда советский бронепоезд перенёс весь свой артиллерийский огонь на бронепоезд «Единая Россия». После нескольких минут боя ещё один наш снаряд попал в бронепоезд красных, и он прекратил огонь. После этого пластуны могли захватить почти без потерь несколько неприятельских поездов и советский бронепоезд «Гром».


Теги 1918
Ясенов

Ясенов

Комментарии

Комментариев нет! Вы можете первым прокомментировать эту запись!

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.