Советский английский
27.12.2016
комментариев 13
Поделиться

Советский английский

В советские времена хороший английский мог привести в интересную контору, а мог открыть дверь в весьма недоступные миры. Вот история, случившаяся в 1981 году на пороге знаменитого в свое время и растворившегося в дымке лет кафе «Арктика». Мы ее уже бегло рассказывали, настало время раскрыть детали.

Заведение-то было непростое и не каждый раз доступное. Не скажу, всегда ли перед входом в него стояла очередь — но иногда стояла точно. Не такая, как перед мавзолеем, поменьше — но бывало. Причем, в отличие от мавзолея, движение в ней было так себе. Слабватое, прямо скажем, движение. Пока там очередной клиент насытится шапманским да ублажится морожеными шариками… И вот ситуация. Весной 1981 года мы с моей подругой Литой решили культурно посидеть в «Арктике». Причем решили твердо и бесповоротно. Лита — это было не по паспорту. На самом деле, подруга была записана как Аэлита… Впрочем, речь не о том.

Подойдя к «Арктике», мы увидели достаточно безнадежную очередь. Кажется, был март — в любом случаю, погода не слишком благоприятствовала стоянию на улице. И тогда в сообразительной головке Литы созрел правильный план, который она, отведя меня в сторону, шепотом сообщила. Мы были студентами первого курса романо-германского факультета настоящего Донецкого университета. На втором семестре, пройдя курс полугодичных преподавательских издевательств, мы почувствовали себя молодыми богами. Мы были уверены, что английский язык знаем. Ну, прямо как Федя из «Джентльменов удачи». Самомнение недоучек — вещь, способная взорвать любой гранит. План Литы был на этом основан, и был он таким. Из себя она изображала интуристку — благо, антураж позволял: семью девочка имела богатую, одевалась на зависть всем, да и вообще выглядела, что надо: кашемировое пальто, блестящие длинные черные волосы, ресницы на полкилометра. Интуристка — не отличишь! Я, со стандартным советским видом, слегка подпорченным вельветовыми синими джинсами Lee (тетя работала в гарнизонном магазине), вполне мог сойти за переводчика. Эту роль мне и предстояло сыграть. Приближаясь к «Арктике», мы громко (как это во все века делали интуристы) переговаривались на английском: Лита — на вполне сносном (она всегда была нашей первой ученицей), я — на пиджин-инглиш, который рядовые советские граждане все равно не могли отличить от кондиционного английского.

Мы проследовали прямо к швейцару. Обменявшись парой показательных импортных фраз прямо перед его носом, мы с широкими улыбками повернулись к дядьке лет 53, лицо которого было неприступным — замороженным, фирменным, настоящим арктическим. Лита улыбалась так, как могут улыбаться только иностранцы — нечеловечески широко и абсолютно неестественно. Я изобразил стандартную донецкую улыбку — ее легко могут представить себе все читающие. В нескольких энергичных словах объяснил служивому ситуацию — мол, представительница дружественного Шеффилда, города, понимаете, побратима, хочет оценить наше лучшее заведение, но вы же понимаете, в очереди мариновать такую золотую рыбку как-то того… Не того.

Дальше последовало чудо. Как будто внутри снеговика включилась электрическая печка — и он стал таять стремительно, весь его ледяной покров обваливался на глазах, пласт за пластом. Оказалось, что швейцар «Арктики» может улыбаться. Выяснилось, что, конечно же, есть волшебное место, которое держат на такой и подобные случаи. И что, конечно, нам его готовы представить. Но — оцените выучку! Швейцар попросил меня показать какой-то подтверждающий документ. На короткий момент — очень короткий! — сердце мое ухнуло в пятки. Но, моментально оттолкнувшись от подошв желтых австрийских лыжных ботинок (подарок дяди — заместителя главврача макеевской больницы №1 по снабжению), оно спружинило, вернулось назад и моментально встало на место. Я молча достал из внутреннего кармана студенческий билет и значительно развернул его перед швейцаром — так, как это делает милиция (кое-какой опыт по этой части уже имел). Швейцар протянул было руку, но, ощутив идущие от меня уверенные импульсы, отдернул ее. Хотя документ, приблизив служебное лицо, изучил внимательно.

Что там могло быть? Фамилия, фотография, год поступления. Но главное — название факультета. Не знаю, что он подумал, прочитав слова «романо-германская филология» — но, прочитав, обмяк. Студенческая ксива необъяснимо сыграла роль последнего аргумента. С полупоклоном швейцар посторонился, пропуская нас в храм радости и света.

Потом был час совершенного удовольствия. Мы пили шампанское, ели мороженое, изображали англоговорящих, потом, расшалившись, начали изображать урок туземного языка. Лита с удовольствием коверкала русские слова так, как это делает Любовь Орлова в «Цирке». Вокруг нас образовался незримый магический круг, которому позавидовал бы Хома Брут. Остальные посетители в него не вступали, по молчаливому сговору — а официанты, попадая в него, порхали, как бабочки. Счастье испарилось, как дым, когда нам принесли счет. Увлекшись, мы с Литой назаказывали всяких приятностей рублей на 15. Это вполне соответствовало нашей легенде — но деньги пришлось выскребать из всех наших совокупных закромов, чтобы хоть как-то хватило. О чаевых не могло быть и речи. Втянув головы в плечи, мы поспешно ретировались из «Арктики», засунув свой английский куда подальше. Операция чудом не провалилась — ведь каждый советский официант знал: иностранец, гуляющий на последние — никакой не иностранец, на самом-то деле…


Ясенов

Ясенов

Комментарии

  1. Людмила У
    Людмила У 27.12.2016, 11:45
    Смешная и трогательная история! Спасибо!
  2. Pavelech
    Pavelech 27.12.2016, 16:37
    И, е-ес! А я дурак, в 74, просто 10 рублей оставил. 1/4 стипендии...
  3. Froid
    Froid 28.12.2016, 05:55
    возможны разные форматы:)
    А ведь действительно, примерно в тот же год, на Таркус попал какой-то "англичанин". Разговаривал с мутным, акцентом, напрашивался к кому-нибудь в гости, выражая горячее желание увидеть своими глазами как живут простые советские люди. Один из завсегдатаев упомянутого скверика, как говорится в определенных кругах, "повелся". Сводил "иностранного гостя" к себе домой. Ну и "выставили через некоторое время его хату" - ковры, хрусталь и золотишко. Зажиточными (по тем меркам) были родители того идиота - отец работал ГРОЗом, мать торговала в гастрономе "Ударник". Бвл ли тот "иностранец" студентом с романо-германского факультета, а если и был, то на каком курсе учился, не знаю, а врать не хочу, потому как делать этого не умею... Помню только, что злодей изображал из себя "крепко хватившего" и что забавно, утверждал, что побывал в "Арктике". Мы еще рассуждали - неужто "шампусиком" так накачался? А по поводу "Арктики" - года за два до того, неожиданно открылся "флэт" на новогоднюю ночь. Ну мы и метнулись, как говорят, "скупиться". И уже по пути назад, когда мы следовали мимо "Арктики", пришла мне в голову светлая мысль - зайти с черного хода и прикупить салату оливье (все Кулинарии в то время были уже закрыты). Блюдо это в те времена имело весьма условную рецептуру - картошка, колбаса и побольше майонезу, а приглашенные нами на новогодний вечер дамы, отличались по части кулинарии исключительной, прошу прошения, рукожопостью. Зашли в "Арктику", проскочили на кухню, взяли оливье, остававшееся в наличии, и работники столовой были рады оптовым покупателям, потому как не пропало добро. А кафе "Арктика" имело ту внутреннюю архитектурную особенность, что от кухонных дверей шел довольно длинный коридор, а потом поворот в малый коридорчик к черному ходу. И как на грех, за тем поворотом, рядом с выходнами дверями, стоял штабель ящиков с бутылками шампанского. По прошествии многих лет, сознаюсь - прихватили мы по бутылочке... Больше все равно не получилось бы - руки были заняты свертками с уже купленными в других местах продуктами. Была потом еще мысль сбегать еще разок, но Алик Лебедев остудил наш пыл, заявив, что это уже было бы чистым воровством, в отличие от предыдущего "наказания ротозеев". Да и вообще, сказал он - вам что, двух ящиков "Тамянки" на одну ночь мало?
    • Ясенов
      Ясенов Автор 28.12.2016, 13:19
      Это хорошо, что вы не умеете врать, Драгоценный Геннадий Леонидович! Именно по этой причине ваш мемуар о рукожопости и ловкости рук попадает в давнюю публикацию об "Арктике". Спасибо вам, пишите еще!
    • Ясенов
      Ясенов Автор 29.12.2016, 13:04
      К вышесказанному - вам подарок от Сембонда:)
      • Ясенов
        Ясенов Автор 29.12.2016, 13:05
        [decom_attached_image_1483005861108]
        • Pavelech
          Pavelech 29.12.2016, 16:39
          А заявление о вступлении в ряды этого славного общества по моему месту работы начиналось словами: "Председателю первичной организации Всесоюзного общества борьбы за трезвость Таковченко N.N. ..." Ох и смеялись мы с моим другом, который Таковченко, (ставшим председателем по причине, что был членом КПСС и одним из немногих, в преимущественно бабьем коллективе, представителем мужеского полу. "Пью, борясь за твою трезвость!" - каждый раз поднимая стакан, подначивал я его, ну очень "большого" борца за свою трезвость.
          • Ясенов
            Ясенов Автор 29.12.2016, 18:21
            Ну, оно и понятно: для того, чтобы бороться за трезвость, надо досконально понимать, против чего борешься! :)
        • Froid
          Froid 30.12.2016, 08:34
          Санины, Ивановы, Сидоровы, Петровы и примкнувшие к ним потомки 375 Юзавских татар, единым фронтом и сплоченными рядами вступили в битву с великим Злом!
    • Ясенов
      Ясенов Автор 30.12.2016, 11:35
      Впрочем, и вторую часть вашей мемуарной кучки - про мутного англичанина - мы тоже взяли в работу. Так что спасибо двойное!
  4. Froid
    Froid 31.12.2016, 06:08
    вторую часть вашей мемуарной кучки ... мы тоже взяли в работу
    Больше "кучек" - хороших и... разных! (типа лозунга, что-ли).

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.