Полтавские войны
28.06.2009
комментариев 5
Поделиться

Полтавские войны

Юбилейный день я провел в Полтаве. Не то, чтобы я чего-то ожидал от анонсированного шоу (и правильно, как выяснилось). Просто я никогда не был в Полтаве. А ведь, как говорил то ли Ливингнстон, то ли Стэнли, то ли капитан Кук, открытия нужно совершать в день, непохожий на остальные. Я предполагал, что Полтава в такой день сможет предложить мне что-то интересное. Я оказался прав на 150 процентов.

5.00. Эпизод первый. Оранжевая заря

 
 
Это хорошее упражнение для души и тела- прибыть в незнакомый город в 2.20 ночи. Особенно если это — Полтава в день 300-летия великой битвы. 27 июня 2009. На автовокзале обильно льется мова: чувствуется проникновение вглубь страны. В рукописном расписании пригородных рейсов среди сплошь украинских названий затесалась «Надежда». На втором этаже — огромное панно с украинской пасторалью: девчата с венками, бандурист с поводырем, казак убывающий на дело. Надпись на стекле «Полтава 1100» — удар по самолюбию дончанина, предельная цифра хвастовства которого- «140». Над скромным городом встает оранжевая заря. Цвета «Шахтера»- от них никуда не деться. В наушниках- как нельзя более уместный Борис Борисович: «Я упал в Енисей, а выплыл из Невы, Хотя, может быть, это была Припять. Но я вышел элегантно сухой из воды И немедленно нашел с кем здесь выпить» Впереди – целый световой день на разграбление города.
 
9.15. Эпизод второй. Казацкий марш
 
 
Первым делом в рассветной Полтаве меня встречает идеологическая физиономия на билборде: «Мазепа перемiг. Украiна э!». За неимением полководца-победителя, этой стране приходится рекламировать ловкача-предателя. Полтава — город очень спокойный, зеленый и дружелюбный. Красивых девушек, правда на порядок меньше, чем в Донецке, но это беда любого украинского города. Со всех сторон окружает украинская речь с легкими инородными вкраплениями — здесь она плавнее, чем в Киеве, и мягче, чем во Львове. Но в ответ на мои вопросы люди легко переходят на прекрасный русский — и обязательно улыбаются. По чудной Жовтневой улице, сочащейся милой провинциальной архитектурой ХIХ века дохожу до Корпусного сада. По пути — первые признаки надвигающегося шоу: из гостиницы «Киев», как ошпаренный, выскакивает персонаж с седыми космами в вышиванке и куда-то уносится, взвизгнув на вираже. Корпусный сквер гордо несет на себе печать западного стиля. Этакий маленький Париж. Ровно в 9.00 его заполняют российские казаки — у них мероприятие возле колонны с победоносным петровским орлом. Возле казачьего строя встречаюсь с директором Украинского филиала Института стран СНГ Владимиром Корниловым. Ну, где еще в такой день могут встретиться два донецких пацана?

12.15. Эпизод третий. Последние эсесовцы

 
 
К юбилею полтавские пивовары (в Полтаве варят пиво!) приготовили специальный сорт — светлое нефильтрованное с особенным «петровским» вкусом. Иван Андреевич из ганделика с названием, бьющим навылет — «Полтавское пиво» — мастерски меня купил. Взял я «петровского». Пиво как пиво, если честно… Националисты всяких мастей — от «Свободы» до наследников дивизии СС Галичина (или кого-то очень похожих) — группируются в Петровском парке. Может, это такая степень самоутверждения, оставить свой след в месте памяти ненавистного императора. а может причина в том, что рядом — Солнечный сквер, где установлен каменный казацкий крест. Возле него у националистов намечен перфоманс. Похоже, махаться с россиянами они передумали. На мой донецкий  русский эсэсовцы реагируют со сдержанным снисхождением — в итоге даже подчиняются команде на моем не всем понятном наречии и вытягиваются во фрунт перед Кэнноном, купленным на деньги Партии Регионов. С чувством глубокого морального удовлетворения иду на Соборную площадь и со смотровой площадки обозреваю фантастическую панораму южной Полтавы. Где-то там теряется речка Ворскла, название которой с недавних пор бьет прямо в сердце донецкого болельщика.

15.00. Эпизод четвертый. Шведское поле

 
 
В Полтаве все немножечко дешевле, чем в Донецке. Проезд в троллейбусе — 75 копеек. На 40 гривен можно замечательно пообедать в ресторане. Это не коммунизм, но приятно. С другой стороны, поллитра кваса — 2 гривны. Возле бочек на поле Полтавской битвы — длиннющие очереди. К середине дня прохлада сменилась привычным пеклом. Несчастные парни, переодетые в участников исторического сражения, обливаются потом, но выдавливают из себя улыбки, позируя для снимков со всеми желающими. Со шведами фотографируются не менее охотно, чем с русскими — принимают за своих. Желто-синие мундиры сбивают с толку и создают иллюзию исторического примирения. Ошалелые шведские туристы бродят по полю, где рассеяны кости соотечественников, ищут место, куда можно было бы возложить венки. В конце концов возлагают к памятному знаку на русском редуте. Иллюзия примирения, опять же… Главное действо тут развернется вечером. Жару лучше переждать где-нибудь в центре Полтавы, в одном из многочисленных парков. Выбираю парк Незалежности – только потому что здесь стадион «Ворскла». У стадиона полным ходом идет гала-концерт бандуристов, за которым наблюдает 17 благодарных зрителей. После экскурса на поле Полтавской битвы эти переливы в духе Андреаса Вуленвейдера звучат пародоксом.

17.15. Эпизод пятый. Появление красавиц

 
 
Полтава раскрывается неожиданно. Вроде бы уже убедился в том, что все самое интересное тут — на Жовтневой улице и в Корпусном парке, но делаешь шаг в сторону — и вот тебе сюрприз: бульвары. В двух шагах от интенсивного городского «движняка» царит неземная тишина и покой. Даже буйная полтавская молодежь, такое впечатление, ведет себя на бульварах как-то по-особенному сдержанно. Особенно интересен бульвар Гоголя со скульптурами героев Николая Васильевича, среди которых выделяется панночка в развратной позе. Кстати, к вечеру пришлось подкорректировать впечатления от полтавских красавиц: их стало существенно больше. Как и все красавицы, они ждут часа, чтобы предъявить себя миру. Вечер. Время неумолимо бежит к главному, как считается мероприятию дня — реставрации Полтавского сражения. Пора на поле битвы! Но попасть туда попросту невозможно: на остановках толпы, транспорт забит по самую макушку, взять такси  — химера почище мечты о ночи с Меган Фокс. Вариантов нет: приходится идти на поле пешком. Марш-бросок длительностью в 40 минут… Что ж, Донбасс никто не ставил на колени!

20.00. Эпизод шестой. Возвращение джедая

 
 
 
К счастью, все мероприятия, организуемые под патронатом Ющенко, опаздывают, как и он сам. Колонна желающих насладиться реконструкцией напоминает лавину палестинских беженцев. Она растянулась по всей улице Зиньковской. Люди движутся быстрее транспорта: пробка невероятная. И все успевают вовремя. Стартовый пушечный выстрел звучит, когда все худо-бедно успевают занять зрительские места. Реконструкция не поражает воображение донецкого гостя, но нравится местным. Все продолжается минут 30, и примерно полвина — это казацкая джигитовка. Публика от души аплодирует, донецкому гостю скучно. Он ждет, когда начнется сражение. Зрелище, которое он получает, мало радует: костюмы красивые, сюжет тухлый, тема Мазепы раздута несоразмерно, комментарий скучен. Лучшее в постановке — звуки боя, превосходящие по накалу саму постановку боя. Донецкий гость терпим, он оставляет за скобками идеологическую компоненту комментария, уравнивающих шведов, русских и украинцев. Но даже если не говорить об этом, хороших слов остается мало. Попросту скучно! Последние благоглупости из репродуктора народ уже не слушает: немеряная толпа бросается к местам раздачи жареных сосисок и разлива дешевого пива. Даже интеллигентные люди стараются приобщиться к празднику хотя бы таким образом, несколько теряя интеллигентность по мере продвижения очереди. На остановках – давка, для ее описания не подходят никакие избитые сравнения вроде «Ходынки» или «Вавилонского столпотворения». Пешком, опять пешком… Мимо проплывают маршрутки, из люков которых торчат задницы счастливцев, сумевших отыскать свои несколько квадратных футов в этом кромешном веселье. Чудом удается взять такси на киевском вокзале. Водитель, узнав, откуда я, сразу предупреждает, что не болеет за футбол. Наша репутация идет впереди нас…
 

Ясенов

Ясенов

5 комментариев

по хронологии
по рейтингу сначала новые по хронологии
1

В тему очерка отрывок из «Истории Карла XII» Вольтера, современника тех событий : «Карл со своими восемнадцатью тысячами шведов не потерял надежды и не отказался от плана достигнуть Москвы. В конце мая он пошел осадить Полтаву на Ворскле, на восточной оконечности Украины, в сорока двух верстах от Борисфена; это земля запорожцев – самого странного народа на свете. Это шайка русских, поляков и татар, исповедывающих нечто вроде христианства и занимающихся разбойничеством; они похожи на флибустьеров. Они выбирают себе начальника, часто свергают и даже убивают его; они не терпят возле себя женщин, но крадут детей верст на сто кругом и воспитывают их в своих обычаях. Летом они всегда в походе, а зимой спят в обширных сараях, в которых помещается четыреста пятьсот человек. Они ничего не боятся, живут свободными, идут на смерть из за самой мелкой выгоды с такой же неустрашимостью, с какою Карл XII бравировал ею для раздачи корон. Царь раздал им шестьдесят тысяч флоринов в надежде привлечь их на свою сторону; они взяли деньги, но благодаря влиянию Мазепы, объявили себя сторонниками Карла XII. Но они мало служили ему, так как они считают смешным сражаться иначе, как ради грабежа; достаточно того, что они не вредили. Самое большее две тысячи из них несли службу. Однажды утром королю представили десять их начальников; с трудом можно было от них добиться, чтобы они не напивались, ибо этим начинали они день. Их повели на укрепления; здесь они показали свое искусство стрельбы из длинных карабинов. Взойдя на укрепление, они убивали на расстоянии шестисот шагов намеченных ими неприятелей. К этим разбойникам Карл присоединил несколько тысяч валахов, проданных ему ханом Малой Татарии. Таким образом он осадил Полтаву с войском из запорожцев, казаков и валахов, которое присоединенное к восемнадцати тысячам шведов, составило армию приблизительно в тридцать тысяч человек, но армию изнуренную и терпящую нужду во всем».

2

Мазепа-предатель, это истина. А для Ющенко враг России- его друг!

3

Бандеро-мазепинцы и им подобные во все времена ходили в шестерках у разномастных "евроинтеграторов".

4
Бунтовский

Парад казаков был великолепен, реконструкця - отвратительна.
В целом город приятный.
Кстати, из Донецка была целая группа ребят, праздновавших годовщину победы с флагом Донбасской Руси.

Ясенов
5
Ясенов

Я бы и реконструкцией это не назвал. Так - постановка драмкружка

Добавить комментарий

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.