Веселый священник Артур Риддл
30.11.2010
комментариев 12
Поделиться

Веселый священник Артур Риддл

Июнь 1917 года. Юзовка. Капеллан англиканской церкви Св. Джорджа и Св. Дэвида Джеймс Лиск лихорадочно переписывает данные регистрационной книги своего прихода на особые бланки, когда бланков не хватает, режет страницы из книги и все это с оказией шлет в консульство Великобритании в Одессе. В этих листочках — вся жизнь британской колонии в Юзовке с начала века — рождение, крещение, смерть. Лиск с начала года занимался отправкой подданных Его Величества короля Георга V на родину. В июне семнадцатого он по сути оставался единственным во всей колонии, кто взял на себя труды и ответственность за судьбы соотечественников. «Список Лиска» в буре Гражданской войны в России уцелел далеко не весь — сотрудникам  консульства Великобритании в 1918 году пришлось срочно покидать Одессу, с документацией не особо церемонились. Пропали в числе прочего и записи, касающиеся первого капеллана англиканской церкви в Юзовке Артура Риддла, близкого друга Джона Юза в последний период его жизни.
Загадки "Артура Загадки"
Мы очень плохо знаем жизнь Артура Риддла. И знали бы еще хуже, если бы не дневник его жены Мэри,  которая добросовестно вела его с 1888-го по 1911 год. С отдельными записями из него можно ознакомиться в занимательной, хотя и достаточно однообразной книге финской исследовательницы жизни британской общины Санкт-Петербурга Марии-Луизы Карртунен.
Трудно сказать, из каких мест Британии Риддл был родом. В его биографии вообще многое перекликается с фамилией (riddle переводится с английского как «загадка»). Можно, конечно, предположить, что человек, который дал предпоследней своей дочери древнее валлийское имя Гита, чьи потомки живут и поныне в Ньюпорте (Уэльс), и сам принадлежал к древней кельтской расе. Но только предположить.
Вот что мы знаем точно. Артур Риддл родился в 1847 году, окончил курс наук в Оксфорде (скорее всего в древнейшем Тринити-колледже, готовившем богословов). В священники был рукоположен, конечно, еще на родине, поскольку в Россию он приехал в возрасте 34 лет уже готовым капелланом англиканской церкви в Кронштадте. Есть у англикан такой церковный институт — «Миссия для мореплавателей» (The Mission to Seafarers). Миссии разбросаны по всему свету. Обычно это крохотная часовня с небольшим помещением для гостей. Очень удобно — в любом порту земного шара англиканин может помолиться, а затем вкусить старого доброго английского портера (пива, виски) с капелланом. Тут необходимо разъяснить, что капеллан — одна из низших церковных должностей в англиканстве. Что-то вроде нашего диакона, помощник настоятеля храма. Больше самостоятельности и влияния имеет капеллан, служащий в домашней церкви лорда или маленькой церкви при британской общине за границей.  Стоит ли удивляться, что Артур Риддл при начале своего служения в Кронштадте  получал мизерное содержание — около 200 фунтов стерлингов в год.
Английская церковь в Санкт-Петербурге
Личный друг Джона Юза
Через четыре года, а именно в 1885 году, преподобный Риддл назначается капелланом в Санкт-Петербургскую церковь Иисуса Христа. Кто оказал ему протекцию? Безусловно,
это мог быть преподобный МакСуини, его предшественник по Кронштадтской церкви. Но есть соблазн предположить также, что это были Джон Джеймс Юз, влиятельный директор Новороссийского общества, и корреспондент солидной лондонской «Стандард» Джон Бэддли. Оба имели свои рычаги влияния, как на родине, так и в британской общине русской столицы. Оба были к тому времени собутыльниками Артура. Как мы уже рассказывали в одном из наших материалов, Юз в 80-х годах предпочитал больше жить в Санкт-Петербурге, где у него завязались тесные отношения  с Риддлом и Бэддли. Оба были моложе промышленника на 30 лет, но когда разница в возрасте мешала крепкой мужской дружбе? Юзу, похоже, нравилось опекать своих новых друзей. Во всяком случае, он часто устраивал для них обеды в своем номере гостиницы «Англетер».
Артур Риддл по складу характера скорее всего был душой компании. Внешне он походил на шекспировского Фальстафа. И внешность не обманывала. Джон Бэддли в своих воспоминаниях назвал его «веселым священником Риддлом», «капелланом нового типа» и даже «отцом Туком» из вальтерскоттовского «Айвенго». Подобные прозвища, учитывая склонность британцев к сдержанности и недоговоренности, о многом говорят. Жуиром и бонвиваном был наш Риддл, это уж точно.
Его жена вспоминала, что в первые годы замужества ей было тяжело мириться с любовью Артура к ресторанам и его вечными «подшофе». Не просто было Мэри разобраться и в кулинарных пристрастиях своего капеллана. Вкусы у него были разнообразные. Например, в России он пристрастился к входившим в то время в моду shashlyks. Пытаясь припомнить гурманские пристрастия мужа, миссис Риддл невольно помогла нам представить обеды с участием обоих Джонов — Юза, Бэддли и Артура Риддла. Вот обычное меню «англетеровского» застолья на скорую руку. «Немного очень вкусной свежей икры. Прозрачный черепаховый суп, гатчинская форель, фаршированная индейка с трюфелями, жаркое с салатом, телячья вырезка с фуа-гра и зеленой фасолью, пудинг Нессельроде и фрукты на десерт».
Кстати, друзья, должно быть, веселились, поедая этот самый пудинг Нессельроде, названный так в честь его изобретателя, кн. Дм. Нессельроде, одного из акционеров Новороссийского общества. А может, Дмитрий Карлович и сам с аппетитом уплетал пудинг  своего имени на этих обедах?
«Женюсь, женюсь, какие могут быть игрушки…»
Впрочем, 90-е годы XIX столетия Артур Риддл встречал уже в другой компании. Джон Юз скончался (правнучка Риддла, Луиза Риддл говорит, что в ее семье всегда были уверены — смерть настигла валлийца во время одного из развеселых застолий в «Англетере» с участием ее предка), Джон Бэддли уехал на Кавказ писать книгу о покорении горцев русскими. Положение самого капеллана Артура Риддла становилось все более шатким — ни общество, ни церковное начальство не хотело больше закрывать глаза на его образ жизни. И тогда веселый священник Риддл решил жениться. 
За дочерью петербургского коммерсанта Уиншоу, Мэри, он ухаживал с полгода. 5 августа 1891 года они поженились. На свадьбу было приглашено 250 гостей, и она прошла вполне в духе прежних веселых холостяцких лет Артура, которому стукнуло уже 44 года. Распорядок жизни новой ячейки общества был такой. Лето, а вернее сезон навигации на Балтике, они проводили в Кронштадте в маленьком домике при часовне. Капитаны английских кораблей приносили в дом священника Риддла «островные» лакомства — копченые бараньи ноги, грушевое мыло, чай и табак. Взамен они получали, как правило, беседу с «матушкой», потому как Артур имел обыкновение после утренней службы отправляться на матч по крикету, до которого был большой охотник.  Едва же зима прекращала навигацию, надобность в кронштадтской часовне отпадала, и Риддл с семьей перебирался в Санкт-Петербург, где помогал проводить богослужения в церкви Иисуса — красивом здании, спроектированном знаменитым Кваренги. Огромная картина, изображающая Снятие с Креста, украшала алтарную часть храма, в котором служил Риддл. Даже на плохом старом фото она производит впечатление.
Супруги Риддлы
Неугодный
Неприятности начались во второй половине 90-х. Риддлу припомнили старые грехи 80-х. Начавшийся отток верующих из церкви (а всего-то британская община Петербурга численно уменьшилась) приписали неугодным кадрам. Риддлу стали намекать на пенсию. Артур пытался выторговать себе место получше и пенсию побольше. Но все было безуспешно. Летом 1902 года он замещал заболевшего капеллана в Архангельске, правда, везти семью туда не решался.
В это время кто-то из Юзов, скорее всего живший в столице Джон-младший, бывший крестным отцом его сына, предложил ему занять место капеллана в новой церкви Святых Джорджа и Дэвида в Юзовке. «В декабре 1902 года, — скупо отметила в дневнике Мэри Риддл, — наша семья пересекла суровые русские степи, чтобы прибыть в Юзовку, которую так назвали в честь мистера Юза». Это была практически ссылка.
Англиканство до Юзовки доведет
Прежде чем продолжить повествование, уместно будет коротко рассказать о том, как возник англиканский приход в Юзовке.
В разные годы в Юзовке жило от 200 до 350 британцев (для сравнения — петербургская община насчитывала 2000-2500 человек, а московская — 1500). Большая часть из них, валлийцы, англичане, шотландцы, была англиканского вероисповедания. К вере в те времена относились куда серьезнее, чем в нынешние, даже жители сугубо прагматичного Альбиона. Ведь горнякам и металлургам надо было где-то молиться, исповедоваться, причащаться. Приезда раз в год к ним священника, мягко говоря, было маловато. Бытовые же проблемы церковного свойства решались весьма затруднительно — зарегистрировать рождение ребенка или чью-то кончину можно было только в Одессе или Таганроге, в консульстве. Венчаться же британцы и британки, нашедшие друг друга в Юзовке, ездили исключительно в пресвитерианскую церковь Одессы. Неудобно, долго, дорого, в конце концов…
Разумеется, руководство НРО довольно рано стало ставить вопрос о строительстве в поселке хотя бы небольшого храма. И надо думать, Юз со товарищи сумели бы решить этот вопрос, если бы не упорство англиканских иерархов в отстаивании своих интересов.
На большую часть англиканских общин Европы, в том числе в Петербурге и Москве, распространялась власть епископа Лондонского, юг же Европы был отдан епископу Гибралтара. Эту кафедру 27 лет кряду (1874-1903) занимал епископ Чарльз Уолдгрейв Сэндфорд, ярый противник расширения англиканской церкви на восток. «Границы моего диоцеза (епархии у англикан. — Авт.)  следуют очертаниям морских берегов, и Одесса — это крайний восточный форпост диоцеза», — заявлял сей достойный служитель церкви. Однако же экспансия британского бизнеса в глубь Российской империи заставила Сэндфорда слегка пересмотреть свои взгляды. И в 1884 году он освятил площадку под будущий юзовский храм, который решили посвятить покровителю Англии Святому Джорджу (Георгу) и Святому Дэвиду, покровителю Уэльса. Но и только — дело не двигалось аж до 1895 года, когда епископ Сэндфорд одним чохом согласился на постройку сразу нескольких храмов: в Николаеве, Харькове, Ростове-на-Дону, Баку и Юзовке. Строить, разумеется, взялось  Новороссийское общество, руководимое к тому времени Арчибальдом Бальфуром.
К 1900 году храм был построен. Он находился на Базарной площади, рядом с гостиницей «Великобритания», в одном квартале с ней — аккурат наискосок от главного православного храма поселка  — Свято-Преображенского собора. Но прошло еще два года пререканий между Лондонским и Гибралтарским владыками, прежде чем в Юзовку назначили капеллана — Артура Риддла. Между прочим, вопрос о подчинении юзовского прихода диоцезу Гибралтар окончательно решил только в 1905 году наследник Сэндфорда епископ Уильям Коллинз, который на следующий год посетил Юзовку с пастырским визитом. Но это отдельный рассказ.
Церковь святых Джорджа и Дэвида в Юзовке
Православно-англиканская дружба
В Юзовке капеллана Артура приняли в целом хорошо. Дом у него был очень скромный, не чета даже кронштадтскому жилищу священника. И общество было не то что в столице, но, как вспоминала младшая дочь Риддлов Грэйс, «мама никогда не попрекнула отца в том, что он лишил ее общества, в котором она привыкла вращаться». Жизнь потекла своим чередом. Чета Риддлов в Юзовке произвела на свет еще двух дочерей — Гиту и Грэйс. Мэри могла разводить цветы в двух садиках — спереди и сзади домика.
Артур Риддл очень скоро свел короткое знакомство с семейством первого настоятеля Свято-Преображенского собора о. Александра Матвеевского, в том числе, с сменившим отца, его сыном Евгением, также ставшим священником. Преподобный Риддл и отец Александр были почти одногодки, отец Евгений Матвеевский годилcя в сыновья. Но общаться им было нетрудно — за четверть века в России Артур прилично овладел русским. Видимо, богословские темы, жизнь заводского и горного ведомств, цены и дети присутствовали в беседах этих достойных служителей христианского культа.
В то время и в Великобритании, и в России наметился процесс сближения двух христианских конфессий на почве неприязненного отношения к католикам. Как говорят историки церкви, лютеране и англикане, протестанты вообще, тогда рассматривались в России чуть ли не как родственные церкви. По свидетельству о. Андрея Кураева, еще в 1896 году визит лорда-епископа англиканской церкви в Санкт-Петербург положил начало процессу, итогом которого могло стать объединение двух церквей. Так что наш юзовский прецедент укладывается в рамки общей тенденции. Сегодня многие пытаются отрицать наметившееся тогда сближение конфессий, но история Юзовки сохранила совершенно недвусмысленное, хотя и печальное свидетельство этого.
В 1911 году Артур Риддл внезапно умирает. Заупокойную службу над его телом в церкви Святых Джорджа и Дэвида служил не кто иной, как отец  Евгений Матвиевский. И что бы не говорили иные ревнители православной чистоты, о. Евгений не только отдал долг память англиканскому капеллану, но и добросовестно выполнил внутриведомственную инструкцию. Ибо еще в 1868 году Константинопольский вселенский патриарх, отвечая на просьбу Архиепископа Кентерберийского, разрешил православным батюшкам служить заупокойные службы над усопшими англиканами и даже хоронить их в православной земле. Правда, при одном условии – если поблизости нет англиканского священника. Именно такой случай был в 1911 году в Юзовке.
После смерти Артура Мэри Риддл с детьми немедленно покинула Юзовку. Тогда же была написана последняя страница ее личного дневника, благодаря которому мы знаем о жизни первого англиканского священника Юзовки, друга ее основателя, человека, служившего Богу и любившего жизнь во всех ее проявлениях.
Post scriptum
…А храм англиканский в Юзовке более года простоял в дымах и копоти завода без священника. Пока властный Арчибальд Бальфур, любивший, чтобы в его хозяйстве все было расставлено по полочкам,  в категорической форме не потребовал от Гибралтарского епископа присылки нового капеллана. Это и был Джеймс Лиск, с которого мы начали свой рассказ.

Олег ИЗМАЙЛОВ


Ясенов

Ясенов

Комментарии

  1. Anatoliiz
    Anatoliiz 30.11.2010, 21:27
    Интересный материал. Олег расписался. Вот, если бы еще он бы уточнил примерное расположение английской церкви в сегодняшнем Донецке. А то квартал туда, квартал сюда - эт многовато.
  2. ismaell
    ismaell 30.11.2010, 21:47
    Anatoliiz, Толян, я думаю, это не суть важно - на 50 метров дальше или ближе. Род Хизер и "История Гибралтарского епископата" говорят именно так - near Great Britain hotel. Понимай как хочешь, может, ваще впритык они стояли - гостинка и часовня. И еще. Я настаиваю на том, что церковь не английская, а "англиканская". Вот это действительно важно. Так же, как и то, что уместней говорить не англичане, а британцы. Хотя и это не очень важно, учитывая, что "англичане" - давно уже имя нарицательное. особенно в Донецке.
  3. Anatoliiz
    Anatoliiz 30.11.2010, 21:57
    Олег, замечание насчет "англиканской" принимаю - все привычка... ну а насчет места можно поспорить - може и сегодня чей-то сохранилось в каком-то виде...хотя врядли... например по дореволюционной рекламе известно, что напротив аптеки лаче располагался обувный магазин Тудоровских - да где он? автомойка, автозаправка и закругление 2-го маршрута... но, если бы точно установить место церкви - это другое... все-таки общественное место
  4. ismaell
    ismaell 30.11.2010, 22:06
    Anatoliiz, не, ну поспорить ты можешь, кто ж против?
  5. dolzhnik
    dolzhnik 30.11.2010, 23:12
    Хороший материал, Витальич!
    Когда читал, не посмотрел, кто автор, но не верилось, что это Женя написал. Так и оказалось-))
    Надо уже тебе у Ясенова отдельную рубрику просить - как у него был галкинский раздел на киношном сайте.
  6. ismaell
    ismaell 30.11.2010, 23:24
    dolzhnik, Спасибо, Серый. Рубрику просить нельзя - это ж Жекин авторский сайт, нелогично. Ну, есть же ЖЖ еще. А помнишь, мы с тобой удивлялись что англиканина православный отпевал? Оказывается, патриаршее благословение было на то у наших батянь. Есть целый сайт на тему англикано-православных отношений, там много об этом, могу дать ссылку)))
  7. Федор
    Федор 01.12.2010, 18:45
    Если на Базарной площади, то это совсем не рядом с гостиницей "Великобритания".
  8. ismaell
    ismaell 01.12.2010, 19:34
    Федор, ключевое слово "не совсем")))
  9. dolzhnik
    dolzhnik 01.12.2010, 22:58
    Спасибо, ссылка пока не нужно, некогда вникать в это-)) Я слышал и раньше о тогдашнем сближении и англикан и православных. Может это было вызвано тем, что наша царская фамилия была родней английским королям?-)))
  10. ismaell
    ismaell 01.12.2010, 23:12
    Кураев писал что будто бы вообще Иоанн Кронштадтский молился с ними вместе
  11. Dedushka
    Dedushka 17.04.2013, 12:26

    И что бы не говорили иные ревнители православной чистоты, о. Евгений не только отдал долг память англиканскому капеллану, но и добросовестно выполнил внутриведомственную инструкцию. Ибо еще в 1868 году Константинопольский вселенский патриарх, отвечая на просьбу Архиепископа Кентерберийского, разрешил православным батюшкам служить заупокойные службы над усопшими англиканами и даже хоронить их в православной земле. Правда, при одном условии – если поблизости нет англиканского священника. Именно такой случай был в 1911 году в Юзовке. Хотел бы от себя добавить, что отпевание православными священниками лиц христианских инославных конфессий предписывалось "Сводом церковных законов", входившем в "Полное собрание законов Российской Империи" (т. ХХVI §19289, п.2,3): "Лица неправославного вероисповедания не удостоиваются погребения по обрядам Православной Церкви, и если умрет иноверец христианского исповедания, и не будет священника или пастора ни того исповедания, к которому умерший принадлежит, ни иного, то препроводить труп с места до кладбища обязан православный священник".
    При этом он должен в таком случае сопровождать умершего иноверца до кладбища в ризе и епитрахили и опускать в могилу, с пением «Святый Боже…». 

    Так, согласно Указам Священного Синода от 24 августа 1797 г. и 20 февраля 1880 г. священнику запрещено петь заупокойную литию, он должен прийти в дом, где лежит тело умершего и, облачась в священные одежды, сразу начать вынос пением: «Святый Боже…», и сопровождать гроб до могилы с пением того же стиха, притом, конечно, в преднесении креста и с кадильницей, как это делается в Православной Церкви, и опускать гроб в могилу с одним и тем же пением, без возглашения «вечной памяти»  (См.: "Руководство для сельских пастырей" 1872 г., §21).

    Отпевать иноверцев по обряду Православной Церкви дозволяется только тогда, когда они обратятся к православной вере (Указ Священного Синода от 20 февраля 1880 г.; Требник Петра Могилы).

  12. Юзовский
    Юзовский 17.04.2013, 13:19

    Вот ещё одно фото нашлось из английского альбома

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.