Рука Дегтярева
24.08.2009
комментариев 8
Поделиться

Рука Дегтярева

Вопреки знаменитому правилу старухи Шапокляк (помните – «Хорошими делами прославиться нельзя»?), Донецк стал известен всему миру благодаря вещам исключительно благим. В 1970 году ЮНЕСКО признала его самым озелененным промышленным городом мира. За десть предыдущих лет он стал неузнаваемым. 60-е годы сотворили тот Донецк, который всем нам известен, почти по всем его составляющим — от главной улицы до названия.

Переименование произошло в 1961 году. После очередного XXII съезда КПСС по наследию Сталина был нанесен окончательный удар. И по стране покатилась волна переименований. Для нашего города рассматривали несколько вариантов. Мне рассказывали, что даже хотели отобрать для областного центра название «Шахтерск» у маленького городишки на востоке области. Взамен городишко должен был получить менее гордое, как считали, имя «Донецк». История похожа на анекдот: в итоге получилось с точностью до наоборот, а результат… Результат тот же. И Шахтерск цел, и Донецк есть.

Вот так менее, чем за век существования, город получил уже третье имя. Оно оказалось самым удачным: в нем не было никакой идеологии, ничего личного. В то же время, оно прямо перекликалось с понятием «Донбасс», существовавшим уже давным-давно. Придраться к нему было решительно невозможно. Оно понравилось сразу и всем: звонкое, энергичное, задорное, отражавшее саму суть молодого и дерзкого мегаполиса.

А двумя годами позже область возглавил человек, под руководством которого Донецк и стал нынешним Донецком.

Владимир Иванович Дегтярев – вот человек, с которым у всех связываются перемены 60-х. Первый секретарь обкома партии страстно жаждал, чтобы в его городе все было, «как у людей». Из каждой заграничной поездки он привозил новую идею по улучшению Донецка. Побывал, например, в Версале – и Донецк стал городом «миллиона роз»: наши ботаники съездили во Францию, постигли всю премудрость искусства паркового дизайна и применили ее в местных условиях. Дегтярев сделал Донецк научным центром, университетским городом, при нем появился Ботанический сад и парк Ленинского комсомола.

Дегтярев фонтанировал идеями. Это был прирожденный креативщик. Донецку повезло, что в то же время на посту председателя горисполкома работал гениальный исполнитель – Василий Миронов. Без его талантов многие идеи «первого» могли не состояться. Этот тандем и изменил город до неузнаваемости. Перемены были настолько решительными и быстрыми, что некоторые за ними просто не поспевали. В одном из номеров газеты «Социалистический Донбасс» за 1972 год есть очерк об одном шахтере, который лет пять работал по контракту на Шпицбергене (была тогда такая очень денежная мода) и, вернувшись в родной город, не узнал его, заблудившись в самом центре.

В первые годы «правления» Дегтярева на площадь Ленина еще выходили одноэтажные частные домики. В 1976 году, когда в результате аппаратных интриг и потери бдительности Владимир Иванович потерял должность, в Донецке уже были первые небоскребы – 16-этажные здания на берегу Кальмиуса, на поселке Семеновка, где раньше процветал знаменитый криминальный очаг. Тогда считали, что это предел, что зданий более солидной высотности наша почва, изрытая шахтными выработками, просто не выдержит.

Донецк, по происхождению – самый европейский из украинских городов, пробовал «на вкус» западный стиль. В парке Ленинского Комсомола каждый год гастролировал чехословацкий Луна-парк с настоящими американскими горками. На наших улицах стали мелькать люди, внешность которых выдавала в них эмиссаров «с той стороны занавеса» — Донецк обрастал побратимами, и сюда потянулись дружественно настроенные англичане, французы, бельгийцы. А в 1976 году к нам приехал знаменитый итальянский «Ювентус», и был бит «Шахтером» в морозный день, когда болельщикам ничего другого не оставалось, как согреваться привычным способом: звуки пустых бутылок, катящихся по ступеням трибун, намертво связались в воспоминаниях с радостью от той знаковой победы.

«Шахтер» внес колоссальный вклад в распространение брэнда «Донецк» сначала по стране, а потом и по Европе. Два подряд выигранных Кубка Союза изумили сограждан. В родном городе героев встречали, как первых космонавтов: 40 тысяч болельщиков, какая-то бронемашина с командой на борту во главе праздничной ноябрьской демонстрации. «Шахтер» приучал уважать себя, хотя и чередовал удачные сезоны с провальными. Дегтярев, покровительствовавший команде, как всегда, стремился к абсолюту, и почти добился своего. Донецк получил футбольный коллектив, на равных боровшийся с лидерами советского футбола.

Как ни поворачивай этот период в истории города, непременно наткнешься на Дегтярева. Вот, казалось бы – какое отношение к первому секретарю обкома имела первая в Донецке рок-группа «Грифы» (или «Веселые мушкетеры», как они стали называться в дальнейшем)? Оказывается – самое прямое. Сын Дегтярева, Борис, увлекался современной музыкой, во время учебы в ДПИ создал группу «Новые лица». С «Грифами» у него была тесная дружба. Связи отца и собственная пробивная сила позволили ему устроить  этому чертовски талантливому коллективу несколько выступлений союзного масштаба. Совместилось несовместимое: сын Дегтярева, в сущности, был продюсером первой рок-группы!

А в 1969 году в Донецке произошло музыкальное событие общенационального масштаба: джазовый фестиваль. Посвященный 100-летию города, он стал началом традиции, которая и до сих пор не прервалась. «Сегодня здесь играют джаз!» — переиначивая известный пропагандистский стишок, как бы говорил устроитель фестиваля Виктор Дубильер всем тем, кто удивлялся: какое отношение имеет шахтерская столица к современной культуре?

Со стороны это выглядело и в самом деле удивительно. За 100 лет своей истории город создал свою традицию. Когда в 1969 году отмечали вековой юбилей, говорили больше о трудовых успехах. На самом деле, именно в 60-е годы в портрет города были внесены серьезные коррективы: пролетарский прищур был изрядно разбавлен интеллигентской вдумчивостью и молодежной дерзостью. Тем не менее, пролетарское начало Донецка все-таки было главным в его восприятии. И, когда для юбиляра придумывали герб, главным его элементом сделали не розу, как робко предлагал кто-то, а мозолистую рабочую руку с внушительным молотком. 

Конечно, и миллионный житель Донецка не мог оказаться профессорским чадом. Им стал в марте 1978 года Сергей Березюк. Мать его была маляром, отец – шахтером. Правда, городские власти попытались было передать титул «миллионера» другому младенцу, рожденному в тот же день в семье погибшего шахтера. Получилось бы не менее символично и куда более трогательно. Но Березюки свое право на место в истории отстояли с помощью «Вечернего Донецка» (кстати, еще одно детище Дегтярева – газета, за несколько лет превратившаяся в самое любимое городское чтиво и чрезвычайно влиятельный орган, с помощью которого по иронии судьбы и самого Дегтярева «свалили»).

Донецк стал миллионником, вошел в «клуб» крупнейших городов Союза и получил свое право на метро. Как этим правом распорядились, все мы знаем. Может быть, останься Дегтярев при власти, ездили бы мы уже в подземных вагончиках и с Пролетарски, и с Петровки…

Американское счастье

В 1972 году в Донецк приехала выставка «Исследования и разработки в США». У нас ее называли просто — «американской выставкой». Устроители объявили, что выставка пробудет у нас целый месяц. Казалось бы, можно не торопиться. Но вдруг по городу прошел слух, что власти хотят прикрыть это безобразие. И народ бросился к манежу «Авангард», занятому американцами. Мгновенно выстроилась огромная очередь, хвост которой спускался чуть ли не к Первому городскому пруду. На следующий день все рассказывали историю: мол, видя такой ажиотаж, нехороший американский человек бросил в толпу несколько упаковок жвачки вперемешку с кусками хлеба. Конечно, наши мальчишки налетели на жвачку и стали ее расхватывать с земли. Плохой янки сфотографировал это, и на снимке получалось, что драка идет за хлеб. И вроде бы снимок был размещен в каком-то там «Нью-Йорк таймс» с похабными комментариями…

Экспонатов, способных привлечь массовый интерес, было не так уж много. Но спускаемый модуль одного из «Аполлонов», побывавших на Луне, производил впечатление на всех. Через иллюминатор был виден манекен в непривычного вида скафандре.

По самым скромным подсчетам, три четверти посетителей шло на выставку, чтобы получить атрибутику: значки, буклеты, а главное – полиэтиленовые пакеты, о которых советский обыватель и в сладком сне мечтать не мог. Подлость заключалась в том, что пакеты давали не каждый день. Поэтому в некоторых трудовых коллективах завели привычку засылать по утрам на выставку специального гонца. Узнав, что пакеты таки раздают, он бросался в расположенный рядом кинотеатр «Кристалл» и звонил коллегам из телефона-автомата. Тут уж важно было не терять ни секунды: под любым благовидным предлогом люди покидали рабочие места и галопом неслись в «Авангард». Счастье при получении пакета было трудноописуемым.

Как подарок памятником стал

Невозможно представить Донецк без памятника «Слава шахтерскому труду» на Шахтерской площади. Между тем, никакого памятника и не планировалось. Просто хотели порадовать Никиту Сергеевича Хрущева.

По инициативе Дегтярева, для главы государства изготовили сувенир – эксклюзивную, художественную статуэтку шахтера с куском угля в вытянутой руке. Но вручить не успели: Никиту Сергеевича отправили в отставку, и подарки остались у Дегтярева и у секретаря горкома Николая Шульгина. Кому-то из них двоих и принадлежала идея превратить статуэтку в шестиметровый памятник. Место для нее выбрали идеальное: пересечение дорог, ведущих от аэорпорта и железнодорожного вокзала. Никакой гость города не мог проехать мимо нашего шахтера. Позже, в 70-х, на высоком здании (там, где на первом этаже был магазин «Дончанка») установили надпись: «Щиро вiтаэмо!» Гости города, вспоминая Донецк, зло шутили: «Как же, помним! Это город, где приезжих встречает мужик с кирпичом, а рядом написано: «Добро пожаловать!»».

На самом деле, фигура шахтера, созданная скульптором Константином Ракитянским, оказалась чрезвычайно выразительной и мгновенно стала визитной карточкой города. Не случайно, что, готовя марку к 100-летию Донецка, именно «мужика с кирпичом» сделали центральной фигурой композиции

Из цикла материалов к 140-летию Донецка, опубликованных в газете "Сегодня"


Ясенов

Ясенов

Комментарии

  1. vnick
    vnick 24.08.2009, 12:48
    Насчет джазово-фестивальной традиции, которая не прервалась по сей день - к сожалению, большое преувеличение :(
    За редким исключением, фестивали с тех пор проводились раз в два года сначала под эгидой комсомола, потом - филармонии. Последний советский фестиваль (Донецк-120) был в 1989. Потом денег на подобные мероприятия у филармонии уже не было, и только в 1999 Виктор и Алла Дубильер смогли пробить организацию очередного (и как оказалось, последнего) фестиваля, который, кстати, прошел даже не в "Юности", а в драмтеатре. Практически, Дубильеры устроили себе такое прощание с Донецком - сразу после этого они переехали в Москву.

    То же, что сейчас называется "ДоДж", организовано совсем другими людьми, которые за все это время (с 2000-го года) ни разу, насколько мне известно, не удосужились даже прислать Дубильеру приглашение. Так что связь времен, к сожалению, потеряна.
  2. Ясенов
    Ясенов Автор 24.08.2009, 14:15
    Ну что ж, хорошо хотя бы то, что Донецк остался джазовым центром. Пусть и под другой эгидой. А с Дубильером зря они так - без него Донецк джазовым центром никогда не стал бы
  3. Ronin
    Ronin 01.09.2009, 17:48
    При Дегтяреве появился парк Ленинского Комсомола... Как бы он отнесся к тому, что парка уже фактически нет? В его создании принимали участие мои родители, в ту пору школьники. Пусть он в последние годы был запущенным, но все равно оставался красивым, а стадион можно было построить и в другом месте.
  4. Артем
    Артем 01.10.2009, 15:42
    А какую роль сыграл "Вечерний Донецк" в жизни Дегтярева
  5. Ясенов
    Ясенов Автор 01.10.2009, 17:49
    В газете "Вечерний Донецк" были опубликованы статьи о продажности клана Дегтяревых в 1976 году. Вы себе резонанс представить можете?
  6. Артем
    Артем 02.10.2009, 09:54
    Представляю, а что именно инкриминировали Дегтяреву
  7. Ясенов
    Ясенов Автор 03.10.2009, 10:01
    Был скандал с его женой, которая вроде бы злоупотребляла своим положение в торговой сети. Что-то такое
  8. NVoron
    NVoron 12.10.2009, 11:37
    Очень понравился Ваш сайт. Хорошее дело делаете!!! Читаю запоем третий день подряд...
    "Вот так менее, чем за век существования, город получил уже третье имя."
    Помнится мне, в Аргументах и Фактах в 1989 году мелькнула информация,город был переименован в Сталино, но не из Юзовки. А оказывается город некоторое время носил имя знаменитого любителя Военного Коммунизма и ледорубов - Льва Давидовича Троцкого.
    Так что у города возможно было четвертое имя - Троцк. Вопрос в каких годах и как долго? В инете все ссылки на мнение Софьи Гитис (две недели в 23-24гг). Но помнится мне что находилось давно уже что то и о трех годах, причем с переименованием чуть ли не в 26-29гг.

    Кстати интересен еще и такой вопрос. Ведь наверняка в те годы массово переименовывались и улицы города (ну и обратно потом при Хрущове). Вот и интересно, какие и в честь кого? Ну не могло не быть в городе улиц им. Сталина, Молотова, Кагановича и т д. Причем первая должна была быть как минимум одной из самых больших в городе (Университетская?)

    P.S. Нашел и Ваше мнение на сей счет - http://names.join.ua/articles/print/34/
    Возможно истина (как всегда) где то посередине.

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.