08.03.2009
комментариев: 0
Поделиться

ЧТО ТАКОЕ «ЖИЗНЬ ПО-ДОНЕЦКИ»?

В марте 1872 года была введена в эксплуатацию Константиновская железная дорога, прошедшая через нынешнюю территорию  Донецка.

Таким образом, родились сразу две донецкие станции: Юзово (со временем развившаяся в железнодорожный вокзал) и Рутченково (которую поначалу назвали Рудничной, а затем переименовали в честь землевладельцев, дворян Рутченко). Другими пунктами на этом «железном пути» были: Константиновская, Петровская (нынешний Кривой Торец), Железная (Фенольная), Еленовка. И было еще нечто глубоко вспомогательное, сыгравшее, тем не менее, в развитии города очень даже существенную роль. Одновременно со сдачей Константиновской линии состоялся ввод в строй ветки от станции Юзово к металлургическому заводу «Новороссийского общества». Таким образом, образовался первый подъездной путь на территории города. Впоследствии вспомогательные «железки» буквально исполосуют «лицо» Донецка…

Именно прокладка этого подъездного пути вызвало к жизни название «Ветка», известное и нынешним жителям города. Поселок к северу от центра сформировался вокруг рудника, так и названного – Ветковский. Железная дорога, породившая это имя, до сих пор существует. Она проходит мимо завода «Точмаш», пересекает улицу Артема в районе Ветковских прудов, внедряется в центр перед парком Щербакова и финиширует на территории металлургического завода. В махровые советские времена эту линию использовали и для пассажирского сообщения: по ней от вокзала до станции «Город» (где-то неподалеку от нынешнего кинотеатра «Звездочка») ходили специально подготовленные для этого «электрички». В выходные и праздничные дни маршрут продлевался до парка Щербакова.

С этой транспортной веткой связана одна забава не для слабонервных, которую практиковали мальчишки послевоенного Сталино. Суть в следующем. В районе парка Щербакова дорога делает резкий изгиб. Подъезжая к повороту, машинист всегда давал сигнал – чтобы отогнать подальше от полотна зазевавшихся граждан. В ожидании очередного состава мальчишки группой в 4-5 человек располагались на пути. Опытным образом было вычислено, что в течение десяти секунд после сигнала на дороге можно было оставаться без риска для жизни. Кто-то из мальчишек начинал вслух считать до десяти. Тот, кто не выдерживал напряжения и убегал подальше от надвигавшегося состава, получал репутацию слабака. Пожизненно.

Забаве был положен конец, когда на очередную компанию таки наехал паровоз. Были жертвы. С тех пор возле злополучного изгиба дороги всегда дежурил милиционер.

В энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона читаем: «Новороссийское общество арендует у соседних владельцев до 17 тыс. десятин недр и 533 десятины поверхности, имея… собственную железнодорожную ветвь до станции Юзовка (21 верста)». В общем, станция по отношению к заводу (и, соответственно, к поселку, из которого вырос Донецк) находилось где-то очень далеко. Можно сказать, в другом измерении. В промежутке была степь, после дождей становившаяся болотом. Так продолжалось полвека, пока город не подполз, наконец, к своему вокзалу.

Опубликовано в газете "Донецкие новости"

Ясенов

Ясенов

Комментарии

Комментариев нет! Вы можете первым прокомментировать эту запись!

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.