Молодой волк в Юзовке
28.07.2013
комментариев 38
Поделиться

Молодой волк в Юзовке

В 1991 году на Западе появилась книга американского журналиста Стюарта Кагана "Кремлевский волк". Она была посвящена одному из самых верных сталинских наркомов Лазарю Кагановичу. Автор — племянник этого изворотливого человека, сумевшего продержаться в непосредственной близости от Иосифа Виссарионовича так долго, что даже не верится. Отдельная глава книги посвящена пребыванию Кагановича в Юзовке в 1916 году. Приводим ее полностью для ознакомления и для коллекции, со всеми ее фактологическими ляпсусами и непонятностями.

 

Его первая речь стала и последней, поскольку его арестовали и выслали из Киева. Опять ему пришлось шагать по дороге, на этот раз в направлении на восток, дальше, как он надеялся, от любопытных глаз и ушей тех, кто стремился обуздать его. В целях конспирации Лазарь сменил фамилию с Каганович на Стомачин, а его соратник по партии снабдил его фальшивыми документами. Затем он поселился в Юзовке, в двухстах километрах от Киева. Он посчитал, что чем дальше он окажется, тем меньше будет риск по поддержанию связей с Киевом. Кроме того, Юзовка считалась рассадником большевистской активности. Она располагалась ниже Макеевки, к востоку от Мелитополя и не далеко от Азовского моря. Теплый климат и близость моря оказались приятным дополнением. В обмен на фальшивые документы Лазарю была поручена задача привлекать русских рабочих на сторону большевиков и не давать им следовать за своими собственными лидерами.

 

Понадобилось три недели, чтобы добраться до Юзовки. Узкие дороги были до отказа забиты народом и повозками. Еврейское население перемещалось вглубь страны, подальше от западных границ, где разворачивались военные действия. Евреи всегда держались подальше от настоящей войны. Война же разгоралась не на шутку, и по всей России все сильнее разворачивали революционную деятельность.

 

С вступлением в войну Турции и Италии Германия смогла сосредоточить свое внимание на востоке. Это создало напряжение в России. Линия фронта была очень растянутой, а это вызывало опасения, и царь решил лично занять место Верховного Главнокомандующего.

 

У Лазаря в это время появились свои проблемы. Ему приходилось много ездить по стране. Перебираться на перекладных тогда было обычным явлением. И до тех пор, пока в кармане имелось несколько рублей или немного продуктов в заплечной сумке, то добраться из одного места до другого не составляло труда. Даже если случалось идти пешком, на дороге всегда оказывался кто-нибудь, готовый подвезти и скоротать время в пути за разговорами.

 

Лазарь перебрался в Екатеронослав (Днепропетровск), расположенный на Днепре южнее Харькова, примерно в шестистах километрах от Кабанов. Здесь он устроился работать сапожником на обувную фабрику. И опять он стал заниматься нелегальной деятельностью по сколачиванию профсоюза сапожников, пройдя путь от никому неизвестного новичка до лидера ячейки. Вместе с другими большевиками Екатеринослава он активно пропагандировал против войны, которую руководство приказало заклеймить «империалистической», хотя на самом деле цель была раздуть внутренние противоречия в государстве и обществе. Через несколько месяцев он уже стал членом районного партийного комитета, а также и членом городского Комитета партии. Лазарь организовал и возглавил забастовку на обувной фабрике. Его быстро уволили, но он улыбался. Забастовка была делом его рук, он ее полностью контролировал, и знал, что из этого выйдет. Рабочие фабрики, пробастовав шесть недель, потребовали от администрации восстановления Лазаря на работе в обмен на прекращение забастовки. Рабочие действовали согласованно и сплоченно, как им приказал Лазарь, и владельцу фабрики пришлось пойти на уступку. Требования рабочих были удовлетворены, а Лазаря восстановили на работе. Это оказалось значительным достижением со стороны бастовавших. Они решили, что владелец фабрики заслужил «хорошего урока». Его очень сильно избили, сделав калекой, и полиция стала искать зачинщиков. Лазаря арестовали и выслали из города. Он перебрался в Мелитополь, немного южнее Екатеринослава, всего в нескольких километрах от Азовского моря и в восьмистах километрах от Кабанов. Лазарь снова изменил фамилию, на этот раз – на Гольденберг, и опять стал работать сапожником. Благодаря его опыту, он возглавил подпольный профсоюз сапожников и организовал местную большевистскую ячейку. Закончив с организационной работой, он направился в Юзовку. Недалеко от Новороссийска он поступил на работу на обувную фабрику и стал здесь главой местной партийной организации. Организованный им профсоюз провел несколько удачных забастовок. Самая крупная из них охватила более 50 тысяч рабочих с требованием увеличить зарплату на 50 процентов.

 

Не было сомнений, что два гигантских профсоюза – сапожников на востоке и кожевников на западе – теперь полностью контролировались такими же как Лазарь большевиками и уже играли значительную подрывную, или как тогда предпочитали говорить, революционную роль. И в этом была большая заслуга Лазаря. Партийцы рассматривали его в качестве опытного и решительного коммуниста, борца, прошедшего через аресты, и убедительного оратора. «Дядя Левик мог бы гордиться мной, — думал Лазарь. – Я теперь могу собирать толпу не меньше чем Троцкий, тогда в Киеве».

 

Лазарю поручили набирать новых людей в партию. Он искал не просто будущих членов большевистской партии, но таких, на кого можно положиться, кто был готов выполнить любой его приказ. На одном из собраний рабочих-кожевенников он познакомился с человеком по имени Никита Сергеевич. Этот человек не знал, как работать с кожей. Он был шахтером, всего на год моложе Лазаря. Никита Сергеевич Хрущев вырос в селе Калиновка, Курской губернии. Его отец был выходцем из бедной крестьянской семьи и работал на шахте. Сын в девятилетнем возрасте поступил работать на ту же шахту. Когда ему исполнилось пятнадцать, он уже умел ремонтировать несложное оборудование и устранять неполадки. К семнадцати годам он уже женился. Сейчас ему был двадцать один год, и его вопросы звучали осознанно и к месту. «А ты? — спросил он Лазаря. – Где твои?». Лазарь свысока взглянул на невысокого человека с редеющими светлыми волосами. Он видел, как короткими и толстыми пальцами он умело разрезал яблоко на две половинки, хотя и не равные. Маленький кусочек Хрущев дал худенькой девушке с глазами на выкате, сидевшей позади него. Она выглядела изнуренной. Лазарь заключил, что это была его жена. Но Хрущев ничего не сказал о ней и даже не представил ее. Глаза Лазаря внимательно изучали мальчишеское лицо Хрущева в широкой ухмылке и большой нос с огромной родинкой. Между передними зубами были большие промежутки, и Лазарь мог видеть, что у него не хватало еще и боковых зубов. Этот человек на самом деле выглядел уродливо. В представлении Лазаря он напоминал свинью, поедающую свою порцию яблока. Запихнул в рот целиком весь кусок яблока, он стал его разжевывать. Лазарь ждал, пока тот закончит громко чавкать. Ему было неприятно смотреть в рот этому человеку, если он вдруг начнет отвечать на его вопросы. Наконец Лазарь сказал: «Думаешь, мне уже следовало бы быть жениться? Нет, я еще холост и не собираюсь жениться». И он снова взглянул на худенькую девушку. Даже интересно, как он мало думал о женщинах. Они его не интересовали. Женщины не представляли интереса для большевиков, по крайней мере, для тех из них, с которыми он общался. Некоторые имели жен, некоторые невест, но все их разговоры всегда велись только о государстве и его будущем: что происходит, что делает царь, что делает Ленин, что будет следующим этапом. Нет, женщины его не интересовали. Эта сторона жизни для него была сведена к минимуму и держалась на расстоянии. Время от времени Лазарь оказывался в женской компании, это было когда собирались члены партии, чтобы выпить водки и обменяться последними новостями. Не было ничего необычного в том, если за соседним столом в одиночестве сидела женщина, тоже работница фабрики, попивала дешевую водку или дешевое вино, выкуривала папиросу за папиросой и прислушивалась к разговорам мужчин. По тем строгим нравам это были весьма крутые женщины. К концу вечера, когда было много выпито, а закуски оказывалось недостаточно, эта женщина могла пригласить Лазаря провести ночь вместе. За такими короткими встречами ничего не стояло. Лазарь никогда не стремился продолжить знакомство. Для него это было просто минутной отдушиной. И ничем более. Революция – дело серьезное, в ней нет или почти нет места для личных взаимоотношений, которые не завязаны на политике.

 

Но все люди разные. В сидящем перед собой Хрущеве Лазарь разглядел единомышленника и соратника, который будет без глупых вопросов выполнять то, что ему прикажут, и будет работать без устали. У Хрущева почти не было образования, но он считался крепким и выносливым рабочим. А это то, что надо. Лазарь решил привлечь его к подпольной работе и присматриваться, очень внимательно присматриваться, до тех пор, пока не станет окончательно ясно, что этому человеку можно полностью доверять. «Пускать козла в огород», — такое выражение он часто слышал в Кабанах. Пусть Хрущев станет этим «козлом» — «пустим его в огород», а Лазарь посмотрит, как тот станет себя вести. В главном они сходились с Хрущевым, они оба рассматривали весь этот политический «огород» как опытное поле возбуждения и подстрекательства народа, что тогда называлось «пробуждением политической сознательности масс».

 

Вдвоем они внимательно слушали выступление присланного человека, о котором было только известно его подпольное имя «В.В. Гришкин» и что он, якобы, заводской рабочий. «Гришкин» рассказывал, но очень мало, о конференции, которая проводилась в швейцарском городке Циммервальде, и на котором «Гришкин» присутствовал делегатом. Выяснилось, что на конференцию европейских социалистов съехалось 38 делегатов из одиннадцати стран. Большинство, подчеркнул он, были пацифистами. Только некоторые, во главе с Лениным, хотели «превратить войну империалистическую в войну гражданскую». Такая политика тогда была известна под названием «революционное пораженчество». «Гришкин» мотнул головой:

 

— Видите ли, для Ленина это просто. Он считал, что надо использовать свару между империалистами разных стран, чтобы открыть второй фронт у себя в тылу. Он твердо убежден, что наш личный враг находится у нас дома. Но Ленину также известно, что германские революционеры за подобные предложения поплатились тюрьмой.

 

— А что вы можете сказать о Троцком? – спросил Лазарь. – Он на стороне Ленина?

 

«Гришкин» отрицательно покачал головой.

 

— Троцкий не согласен с Лениным по вопросу развязывания в России гражданской войны. Троцкого даже попросили составить манифест по осуждению войны.
Лазарь знал, что не было секрета в том, что война подтолкнула российскую интеллигенцию на сторону большевизма. Даже Троцкий, как бы самоуверен он не был, должен был с этим согласиться. Поэтому Троцкий был вынужден последовать тем курсом, который предложил Ленин. В прифронтовой зоне агенты многих партий устраивали стачки, брожения, осуждение войны. Каждый говорил об этом. Во всей России постоянно искусственно вызывалась нехватка продуктов, чтобы вызвать волнения среди городских жителей и крестьян.

 

Лазаря отличало от Ленина и Троцкого, что он никогда не покидал пределов России. Многие революционеры свободно разъезжали между европейскими странами, даже несмотря на войну. Многие, как и Ленин, воспользовались нейтралитетом Швейцарии и поселились в Цюрихе. Никто из так называемых «профессиональных революционеров», как вы понимаете, этим на жизнь не заработаешь, ни в малейшей степени и никогда не испытывал денежных затруднений. Троцкого выслали из Франции как «подозрительного чужестранца», но ему устроили пышный прием в США. В Нью-Йорке он жил в роскошных апартаментах в Манхеттене, имел слуг и персональный автомобиль с шофером, и вместе с Бухариным числился простым корреспондентом русскоязычной еврейской газеты «Новый Мир». Оба они также читали лекции в еврейском районе Ист-Сайд, в котором проживало около двух с половиной миллионов евреев из России. (Прим. пер. Этот район показывается в голливудском фильме «Однажды в Америке»). Отсюда и происхождение о больших «теоретических способностях» Бухарина. Американское гражданство Троцкий с Бухариным получили моментально и без всяких унизительных процедур, просто впоследствии об этом удобно забыли.

 

Лазарь продолжал менять имена и места жительства. Его метод был прост. Под вымышленной фамилией он селился в каком-нибудь городе, нанимался на работу, подстрекал рабочих, организовывал забастовку, его увольняли, и он перебирался на свое предыдущее место, снова менял фамилию и все закручивалось сначала. Лазарь Каганович не был таким единственным. Сотни и сотни, тысячи и тысячи подобных Кагановичу людей вели одинаковый с ним, кочевой образ жизни. Это стало почти ритуалом, навязчивой идеей. Но Кагановича не устраивало такое положение вещей, ему хотелось, чтобы выделяли лишь его одного.

 

Только что он закончил объяснять шести новым рабочим, как следует удалять волосяной покров с кожи и переходить к процессу дубления. Дубильные вещества при взаимодействии с желатином придают коже красивый блеск.

 

Лазарь одновременно проводил и собственную линию: он предупредил пятерых мужчин и одну женщину, с которой только накануне провел ночь, что они должны подчиняться только ему, и никому другому. В обмен на это он пообещал некоторые поблажки: не быть требовательным по работе и теплое местечко по партийной линии. Как только он инструктировал их, и эти новые работники отошли, Лазаря окружили четверо солдат царской армии. Старшим был солдат лет шестидесяти с большой белой бородой.

 

— Мы боремся с нелегальными организациями и такими как вы зачинщиками беспорядков.

 

— Лучше бы отправились на фронт. Что, надоело драпать?

 

— Вы арестованы. И будете сосланы обратно на родину, в черту оседлости.

 

Лазарь напряг слух. Его глаза расширились. Он прекрасно знал, что это значило. Город хотел избавиться от него. Город устал от подстрекательств. Его отправят в Кабаны! Это равносильно смерти, или даже сама смерть!

 

Все его документы, за исключением немногих, спрятанных в толще ремня, были изъяты, а его самого под конвоем препроводили к железнодорожному составу, в котором уже находились и другие, подобные Кагановичу «перманентные революционеры». «Перманентные», — думал Каганович. Это ему понравилось.


Ясенов

Ясенов

Комментарии

  1. Dedushka
    Dedushka 28.07.2013, 00:36

    Ну и перевод!

  2. Алюрка
    Алюрка 28.07.2013, 06:51

    Ну и перевод!


    Ну и оригинал! Юзовка в 200-х км от Киева... В центре живем

  3. finkelstein
    finkelstein 28.07.2013, 08:16

    это во-первых


     



     






  4. Алюрка
    Алюрка 28.07.2013, 08:27

    finkelstein,
    Так нихрена не видно!

  5. Dedushka
    Dedushka 28.07.2013, 08:58

    У меня родителей унёс орёл. Но я сирота.


    На одном из собраний рабочих-кожевенников он познакомился с человеком по имени Никита Сергеевич. Этот человек не знал, как работать с кожей.

    за соседним столом в одиночестве сидела женщина, тоже работница фабрики, попивала дешевую водку

    Его отправят в Кабаны! Это равносильно смерти, или даже сама смерть!

  6. finkelstein
    finkelstein 28.07.2013, 09:18

    во-вторых, нужно перечитать Евангелие, хотя бы от Иоанна. В тексте Стюарта Сагана, который зачем-то перепечатал тут Ясенов (но у нашего автора свои мотивации, чоуштам) содержится несколько прямых цитат библейских.
    Вот вижу перед собой - из 11 главы вот пара строк, и из 12 главы - несколько.



    в третьих, кто обращал внимание на узор ограды вокруг памятника Табачнику в Донецке?

  7. Ясенов
    Ясенов Автор 28.07.2013, 09:29

    но у нашего автора свои мотивации, чоуштам
    Прикольно:) А у вас - чужие?

  8. finkelstein
    finkelstein 28.07.2013, 09:31

    Ясенов,
    я масон, и собственных мотиваций не имею. У меня все подчинено Великому Ордену.

  9. Ясенов
    Ясенов Автор 28.07.2013, 09:33

    finkelstein,
    А меня вообще не существует, и это печатает робот (кстати, он сам не знает, зачем все это написал)

  10. Алюрка
    Алюрка 28.07.2013, 09:36

    finkelstein,
    Ясенов,
    А Вы что с утра потребляете? Я тоже так хочу

  11. finkelstein
    finkelstein 28.07.2013, 09:51

    Алюрка,
    "я струмочок, і за все життя нікому не заподіяв зла!"

  12. Алюрка
    Алюрка 28.07.2013, 11:47

    finkelstein,
    Шо? И Гале?

  13. finkelstein
    finkelstein 28.07.2013, 13:55

    Алюрка,
    :)))

  14. Артем
    Артем 28.07.2013, 16:39
    "С вступлением в войну Турции и Италии Германия смогла сосредоточить свое внимание на востоке."

    Так Италия воевала против Австро-Венгрии, союзника Германии.

     

    "Он перебрался в Мелитополь, немного южнее Екатеринослава, всего в нескольких километрах от Азовского моря"

     

    Этот племяш мог бы и в атлас заглянуть

     

     

  15. finkelstein
    finkelstein 28.07.2013, 16:42

    Артем,
    а племяш знал об этой публикации?
    а был ли племяш?
    о ком вообще речь?

    не принимайте близко к сердцу:) Лето - пора отпусков. А то и шашлыков, не к ночи будет сказано. 

  16. Артем
    Артем 28.07.2013, 17:01

    finkelstein,

    Святые слова, я насчет отпусков, а шашлыки можно есть круглосуточно, как то посеред 90-х я с друзьями ночью зимой в Щурово жарили шашлыки зимой, мороз был -35 градусов

  17. =ВАРЯГЪ=
    =ВАРЯГЪ= 28.07.2013, 17:12

    "...Юзовка считалась рассадником большевистской активности. Она располагалась ниже Макеевки..."(с) - очень даже миленько

    "...
    собирались члены партии, чтобы выпить водки и обменяться последними новостями..."(с) - ну просто прелестненько 

    И ощущение, что за прошедшие сто лет ну ни хрена не поменялось  

  18. finkelstein
    finkelstein 28.07.2013, 19:12

    =ВАРЯГЪ=,
    и прекрасно!
    А Макеевка реально как-то выше Юзовки. А уж про Дмитриевский и говорить неудобно.

    А вот в  Кабанах самые лучшие шашлыки, по слухам. 

  19. Ясенов
    Ясенов Автор 28.07.2013, 19:18

    А Вы что с утра потребляете?
    Столовую ложечку алиготе, и немного ацетона. Для запаха

  20. Артем
    Артем 28.07.2013, 19:22

    Эво как

    " В Юзовке он был известен под именем Бориса Кошеровича. Он был членов Юзовского комитета партии. По воспоминаниям старожилов, работал в сапожной мастерской по адресу: Вторая линия, дом 40. Здание находилось на месте закругления трамваев возле Торгового центра «Континент». Хотя в мемуарной литературе указывается обувная фабрика Новороссийского Общества. Хотя, конечно, возможет вариант, что он работал в двух местах. Жили Кагановичи в подвале дома №26 по современной улице Зайцева. Сегодня от исторического дома остался фундамент – все сгорело в начале 1990-х."

    http://donjetsk-jewish.ucoz.ru/news/lazar_moiseevich_kaganovich_i_juzovka/2012-1
    0-15-191

  21. Ясенов
    Ясенов Автор 28.07.2013, 19:52

    Артем,
    =ВАРЯГЪ=,
    Текст гениальный в своем роде, и я рад, что все его оценили:) 

  22. Froid
    Froid 28.07.2013, 19:54

    Текст гениальный
    и Каганович, конечно, голова, но вот фамилии Залмаев я на сайте не встречал. А ведь его внук учился в нашей 14-й школе.

  23. finkelstein
    finkelstein 28.07.2013, 19:58

    Froid,
    трудно поверить в это

  24. Froid
    Froid 28.07.2013, 20:05

    трудно поверить в это
    И мне было трудно - вечером во Дворце пионеров тебе о Залмаеве рассказывают, а утром ты видишь его внука в коридоре собственной школы. или оттесняешь от прилавка в очереди в буфете.

  25. finkelstein
    finkelstein 28.07.2013, 20:54

    Froid,
    вы в молодые годы посильно боролись с режимом!

  26. Froid
    Froid 28.07.2013, 20:59

    боролись с режимом
    А вот и не надо путать революционные подвиги с борьбой за пирожки с повидлом!

  27. finkelstein
    finkelstein 28.07.2013, 21:03

    Froid,
    есть мнения, что современники Кагановича сильно их путали

  28. Froid
    Froid 28.07.2013, 21:13

    Мелькнул в тексте Никита Сергеевич. Так вот когда его уже скинули, в школе были не классик-пирожки по 5 копеек, а из кукурузной муки. Стоили 3 копейки и имели ту особенность, что тесто в них не пропекалось - можно было прикусить и потянуть - вытягивалось на всю длину руки. Главное было, чтобы к рукаву не прикоснулось - трудно было потом отчистить. Публика - зрители знали это и в самый ответственный момент пихали исполнителя в бок. Так что фокус требовал определенного артистизма.

    И информ. для Е.Ю. Рядом с воротами во двор б-ки им. Крупской и сейчас стоит павильон. Там выдавали муку пшеничную по талонам. В талоне был указан конкретный павильон выдачи. Отец получал там. Помню, когда переезжали со Щорса я другу отдал пяток таких талонов - он не верил, что такое было. Сейчас жалею, что отдал.

  29. =ВАРЯГЪ=
    =ВАРЯГЪ= 28.07.2013, 21:33

    Ясенов,
    Ну так сложно НЕ оценить такое творение . Особенно в свете семейного предания как примерно в те же годы в Константиновке прадедушка Моисей прятал от полиции в своем доме племяшку Перл , которая потом стала Полиной и вышла взамуж за Славика Скрябина, ну, я Вам как-то рассказывал, может быть помните ... 

    С уважением 

  30. Ясенов
    Ясенов Автор 28.07.2013, 22:11

    =ВАРЯГЪ=,
    Вы не поверите - я все помню, что вы мне рассказывали

  31. =ВАРЯГЪ=
    =ВАРЯГЪ= 28.07.2013, 22:16

    Ясенов,
    Как раз я - поверю С оказией напомните мне, а то я ж тогда с поминок звонил - сиречь был нетрезв ... слегка

    С уважением 

  32. donstreeter
    donstreeter 28.07.2013, 22:17

    =ВАРЯГЪ=,
    прадедушка Моисей прятал от полиции
    это который из ружья отстреливался? 

  33. Ясенов
    Ясенов Автор 28.07.2013, 22:25

    =ВАРЯГЪ=,
    "Слегка нетрезв" - нормальное состояние для джентльмена!

  34. finkelstein
    finkelstein 28.07.2013, 22:27

    тогда я иногда более джентльмен, чем следует

  35. =ВАРЯГЪ=
    =ВАРЯГЪ= 28.07.2013, 22:27

    donstreeter,
    Во-первое - НЕ из ружжа, а из винтовки.
    А во-второе - то был прадедушка Мендель, который папа папиного папы, а это прадедушка Моисей, который папа папиной мамы.
    И в-третье - моя родня целкость тренировала в нонешней Запорожской области (бывшая Немецкая колония), а уроки как затихариться от урядников - в Константиновке - то есть почти и совсем рядом


    Я не слишком сложно изъясняюсь?

    С уважением 

  36. petrowsky
    petrowsky 29.07.2013, 14:21

    Артем,

    "Этот племяш мог бы и в атлас заглянуть"

    Да что вы переживаете? Это просто другая Юзовка. "Недалеко от Новороссийска", там же написано. Это такая Небесная Юзовка в параллельной реальности. Так что ошибки нет :) 

  37. Dedushka
    Dedushka 29.07.2013, 18:08

    petrowsky,
    Всё логично: "молодой волк" работал на обувной фабрике Новороссийского общества, значит, это где-то рядом с Новороссийском.
    Я и сам, будучи в начальных классах школы, когда прочёл на коллективном снимке прадеда, что он служил в Новороссийском обществе, сильно удивился: где Юзовка, а где — Новороссийск.

  38. petrowsky
    petrowsky 29.07.2013, 23:04

    Dedushka,
    Так никто ж не спорит. Все вполне логично. Работал под Новороссийском, 200 км от Киева. Пил vodka с другими bolsheviks, обсуждал с ними a big Russian pig Khrushev. Завидовал Lenin и Trotsky, приобщившимся к благам Западной цивилизации.
    Нормальная демократичная и рукопожатная статья, нет вопросов :)  

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.