Город Д
24.05.2017
комментария 4
Поделиться

Город Д

Некоторое время тому назад благополучно умер сетевой проект «Донецк, я люблю тебя!», о котором писалось и здесь, и на «Википедии». Свое дело он в свое время сделал, а сделать больше помешало время и кое-что еще. Но некоторые тексты, которые там фигурировали, хотелось бы сохранить. Продолжаем это делать. Напоминаем: проект был чисто литературный. Просьба не беспокоиться тем, кто рассчитывает увидеть здесь что-то другое. И еще просим учесть: все эти произведения писались несколько лет назад. А некоторые — и вовсе много лет тому назад.

Сегодня добавляем эссе Алексея Купрейчика. Вот оно…

 

Каждый город обладает своей уникальной особенностью двигаться сквозь время и пространство. Одни города бодро шагают в свое прекрасное будущее, другие осторожно подкрадываются к грядущему, некоторые ломятся к нему напролом, есть и те, кто, наоборот, пятится, словно рак, опасливо поглядывая по сторонам. Иные города делают все, чтобы остаться в прошлом, зарыться в него, словно в нору, и испуганно поглядывать из своего убежища на быстрое течение минут.

Каждый город движется, как умеет — ползет, спотыкается, кувыркается, бежит, летит, шагает вразвалочку, семенит и так далее и тому подобное.

Город Д не похож ни на один другой город. Он роет свои проходы во времени и пространстве, оставляя после себя детские куличики, терриконы, вавилонские башни и братские могилы.

Город Д — это расширяющиеся во все стороны катакомбы, превращающиеся в огромный лабиринт, где каждый житель обречен стать или Минотавром или Тесеем. И даже если ты покинешь его, то все равно останешься вечным скитальцем лабиринта, все пытающимся понять: Тесей ты или Минотавр?

Эта особенность принадлежит тебе по праву рождения в городе Д — жить так, словно каждую минуту нужно спускаться в шахту, где денно и нощно то ангелы, то демоны добывают твою душу для согревания мира. И поэтому необходимо зарываться все глубже и глубже, что бы они не остались без работы. Ведь чем глубже твоя душа, тем она темнее, а чем темнее она, тем ярче источаемый ею свет, когда она соприкасается с огнем.

Когда ангелы и демоны выходят из забоя, их не отличить друг от друга – лица черны то ли от земли, то ли от усталости. Но я люблю город Д за то, что здесь ангелы и демоны имеют равные  права попробовать быть человеком, ибо у каждого из них есть шанс спуститься в ад и подняться к небу. И даже если ты лично никогда этого не делал, то все равно был рожден где-то в зазоре между преисподней и раем. А это значит, что в душе твоей навечно перемешены угольная пыль и перья крыльев. В итоге: ты свой среди чужих и чужой среди своих, кем бы ни были эти самые «чужие» и «свои».

В городе Д всегда непонятно — воспарил ты в небеса или, наоборот, рухнул на самое дно. Главное, чтобы ты, подобно Прометею, вернувшись, принес с собой огонь. И если этот огонь отогреет хотя бы одного человека, то какая разница, откуда он был доставлен — из небесных недр или черного небосвода.

В городе Д люди не умирают, они просто не возвращаются из своего забоя, а остаются там — на самом дне бесконечного Дна. И если ночью посмотреть в черную мглу штрека, то можно увидеть миллионы маленьких огоньков канагонок — это все те, кто решил пожертвовать собой для того, чтобы больше никто не заблудился во тьме.

Я люблю город Д — появившимся посреди степи и прочно врывшимся в эту землю, все еще пахнущую травами, нагретыми солнцем, и все еще таящую в себе секреты единственного места на земле, где выжить означает одно и то же, что полюбить. По-другому здесь нельзя, ибо без любви задохнешься даже под открытым небом, а не то что в черной лаве суеты.

Когда идешь аллеями города Д, спеленатыми асфальтом, словно смирительной рубашкой, начинаешь понимать, что деревьям нужны корни не для того, чтобы крепко держаться за землю, а для того, чтобы отталкиваться ими от почвы, пытаясь подпрыгнуть так высоко, чтобы, превратившись в Икара, улететь в вечность.

Из города Д очень тяжело сбежать. Даже когда ты спрячешься от него за океан, все равно ночью часто просыпаешься в поту, ощущая каждой клеточкой тела, что его катакомбы тянутся даже сюда, и, значит, в любую минуту может разверзнуться земля и тебе прямо в глаза посмотрит перепачканное черной пылью лицо, а ты не сможешь понять — это наконец-то до тебя добрались демоны или пепельный ангел пришел спасти тебя.

Закрытые шахты твоих воспоминаний еще не означают безжизненные. Стоит позволить себе остановиться хотя бы на несколько мгновений — начинаешь замечать, что город Д — это не огромный котлован, а бесконечная кроличья нора, в которую можно падать всю свою жизнь.

Если честно, я не люблю город Д, но я люблю тех, кто вынянчил меня в этой жуткой урбанистической колыбели, я люблю всех те, кто сделал город Д живым для меня.

Здесь каждый человек похож на травину, пробивающуюся сквозь толщу асфальта.

Город Д — настоящий мистик, он испытывает тебя не для того, чтобы раскрыть перед тобой тайну, а чтобы ты сам стал тайной.

Я люблю и ненавижу этот город, но это неважно, ибо он научил меня самой главной истине: неважно, кто перед тобой — демон или ангел, дай ему чистое полотенце и воду и подожди немного, пока он умоется — и тогда перед тобой предстанет ЧЕЛОВЕК!

 

Еще в проекте «Донецк, я люблю тебя!»

Светлана Заготова. «Астрономия Земли»

Александр Верный. «Бенефис Аркадия Ивановича»

Элина Петрова. «Город, в котором я»

Вячеслав Верховский. «Сурепка и Гринпис»


Ясенов

Ясенов

Комментарии

  1. sembond
    sembond 16.06.2017, 08:40
    С одним точно соглашусь: дача с д. Гришей снятся постоянно.

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.