01.10.2017
комментариев 9
Поделиться

Тайны семейного архива. По другую сторону школьной доски. 1941-1951 годы

По досадному техническому недоразумению, вчера на сайте была опубликована вторая часть личных воспоминаний Евгения Ковтуненко как их начало. Это не так. Реальное начало размещаем сегодня, и только после него следует читать вчерашнюю публикацию. Еще раз пардон за путаницу. Итак, перед вами — первая часть личных воспоминаний Евгения Ковтуненко.

 

В конце января 2011 года не стало моей мамы, ее смерть стала утратой не только для нас, ее сыновей, но и обозначила для всех родственников уход вместе с ней старшего, довоенного поколения, последним представителем которого она являлась. Родители редко делились своими воспоминаниями и рассказывали о своих корнях. Многое из того, что они не успели или по каким-то веским причинам не захотели рассказать, переживая прошлое внутри себя, я узнал из оставшегося после их смерти наследия в виде случайно обнаруженных старых фотографий, которых раньше не видел, документов, писем и даже того, что обычно называют вовремя не выброшенным хламом. Значительная часть жизни моих родителей и большинства родственников была связана с Донецком, Сталино и Юзовкой, и мысль об этом «дозревала» несколько лет и подтолкнула меня к созданию цикла документальных историй на основе семейного архива с добавлением материалов, которые удалось найти в Госархиве. Начать цикл я хочу с истории своей мамы – Ковтуненко Любови Ивановны.

По другую сторону школьной доски.

     В мае 1991 года мама неожиданно для меня засобиралась на встречу выпускников. В канун праздников среди поздравлений от родственников, знакомых и бывших коллег в одном из конвертов, адресованных лично ей, оказалась такая открытка.

Прислала ее бывшая одноклассница А. Чепак. Конечно, вернулась мать после состоявшейся встречи под большим впечатлением, рассказала, что такие встречи проходили и раньше чуть ли не каждый год и принесла подаренные ей две фотографии с двух предыдущих таких встреч.

Эти фотографии произвели большое впечатление уже на меня. Несмотря на тяжелые военные и послевоенные годы, смену адресов, а у женской половины и фамилий, суметь разыскать друг друга и через столько лет собираться в таком количестве?! Эти люди заслуживали уважения. К сожалению, о незаданном вопросе вспоминаешь уже тогда, когда некому его задавать. В плане восстановительных работ (ГАДО, Р-2892 оп.1, д.4, стр.56) срок восстановления СШ №4, находившейся на Стандарте (точный адрес не указан) был установлен на 1946 год. Но в годовых отчетах Сталинозаводского РОНО за 1946 и 1947 годы школа №4 отсутствует (Р-3023 оп.1). На фотографиях все же одно лицо мне было знакомо. Это двоюродная мамина сестра – тетя Вера Омельченко. На первой фотографии она в первом ряду крайняя справа, а на второй – четвертая слева.

     На стыке 20-х – 30-х годов Иван и Марфа Бакулины с четырьмя дочерьми из Лозовского района Слобожанщины переехали в город Сталин (через несколько лет окончательно закрепивший букву «О» в конце своего названия). Уже в Сталино у них родился сын. Вместе или порознь в наш город перебрались еще три семьи близких родственников Бакулиных и Омельченко. Люба была в семье вторым по старшинству ребенком и уже в 1931 году пришла в школу №4 в первый класс, в этой школе она проучилась все десять лет. Работа в школе стала ее выбором для своего будущего.

  1. II. Сталинский Государственный Педагогический институт. 1941-1948 годы.

По окончании школы Люба Бакулина подает документы в Сталинский пединститут

     В приказе №195 по Сталинскому Государственному Педагогическому институту от 28 июля 1941 года (ГАДО, Р-3765, оп.1, д.14, стр. 70) говорилось:

     «Начало 1941/1942 учебного года установить в Пединституте и учительском институте на всех факультетах с 1 августа 1941 года.

§1

     Работу института установить в две смены. На литературном и физико-математическом факультетах занятия установить с 8 час. 30 мин. Занятия на историческом факультете и учительском институте на всех курсах проводить во вторую смену с 15 час. 30 мин.

§2

     Деканам факультетов составить расписание, исходя из данного приказа, и обеспечить бесперебойное начало занятий на IV-х курсах Пединститута и II-х курсах учительского института с 1 августа 1941 года.

§3

     Начало занятий на 1, 2, 3-х курсах Пединститута и на 1-х курсах учительского института устанавливаются с 1 сентября 1941 года. …

            И.о. директора института                               (Н. Турель)»

     1 сентября первокурсникам вручили студенческие билеты.

     Война внесла свои коррективы и, в соответствии с полученными указаниями из Москвы, приказ по институту №264 от 9 октября 1941 года объявлял «об эвакуации сотрудников и студентов одним эшелоном в г. Кунгур Молотовской области, где отводится помещение педучилища 13». По прибытии на место оказалось, что Сталинский пединститут на Урале никто не ждал. В Комитет по делам высшей школы при СНК СССР на имя т. Кафтанова ВрИО директора института Пилипенко Г.И. отправляет докладную записку (ГАДО, Р-3765 оп. 1д, дело 1):

«… Наш эшелон пробыл в пути 48 дней, с 12/X-41г. по 1/XII-41г. Прибыв на место назначения (ст. Кунгур) нам стало известно, что Молотовский облисполком не получил Постановления Совета по эвакуации при СНК СССР о размещении Сталинского Пединститута, а поэтому отказался принять нас в Кунгур. …»

В результате такой переписки «соломоново» решение было принято, и последний в уральской эпопее института приказ №267, подписанный ИО директора института 11 декабря 1941 года (Р-3765 оп.1, д.14, стр.102) гласил:

Ǥ1

     С сего числа Сталинский Государственный Педагогический институт согласно распоряжения НКП прекращает свое существование как самостоятельное учебное заведение до окончания войны.

§2

     Профессорско-преподавательский состав института направляется в распоряжение Молотовского ОблОНО для определения на работу по специальности в учебные заведения Молотовской области, а студенты направляются на учебу в ВУЗы Молотовской области.

§3

     Имущество и документация Сталинского Государственного Педагогического института передается на хранение Молотовскому пединституту в соответствии с распоряжением Наркомпроса РСФСР.»

     Семья Бакулиных осталась в оккупированном Сталино. В декабре 1941 года семья приросла на одного человечка – у старшей дочери Нюси (Анны) родилась дочурка Женя, которой не довелось увидеть отца (он погиб на фронте в первый же год войны). Через 18 лет Женя, как раньше ее тетя, подала документы на физ-мат Сталинского пединститута (по окончании института Евгения Ивановна Козлова «от звонка до звонка» с 1963 года  по  1996 год проработала в одной единственной школе – СШ №36, сейчас там хореографическая школа). Но это было позже, а в начале 40-х семья сумела выжить в условиях оккупации и встретить в сентябре 1943 года освобождавшие город войска. С первых дней после освобождения в городе стала проводиться работа по налаживанию мирной жизни. Необходимо было восстанавливать разрушенный жилой фонд, административные здания и промышленные объекты, организовывать работу предприятий и учреждений. Особое внимание было обращено на возобновление работы школ и учебных заведений. Приведу справку ГорОНО за 1944 год (ГАДО, Р-2892 оп.1, д.2, стр.1):

«Справка о работе школ в 1943-1944 учебном году.

     До оккупации города Сталино в нашем районе работало 113 школ с охватом 70466 учащихся. Из них: СШ – 73; НСШ – 34. В период временной оккупации все средние и неполные средние школы были закрыты. Немцы оставили незначительное количество начальных школ, в которых училось лишь 1200 учащихся. Дети обучались в подвальных темных и сырых помещениях. Чтобы начать немедленно обучение детей после освобождения города, ГорОНО совместно с директорами, учителями, учащимися школ и их родителями принялись за восстановление школ.

     В результате проведенной работы уже на 15.IX-43 г. работало 52 школы с охватом 7860 учащихся. …

     Со второго полугодия в 101 школе обучалось 21706 учащихся. Несмотря на сравнительно большую проделанную работу, все же школами не охвачено 1100 учащихся.»

    Возвращались из эвакуации высшие учебные заведения. Сталинский педагогический институт возобновлял свою работу практически с «нуля», не имея ни собственных помещений, ни укомплектованного профессорско-преподавательского состава.

     Скупые строки первых после освобождения города от захватчиков приказов по институту (ГАДО, Р-3765 оп.1, д.15, на языке оригиналов):

«Наказ №1 від 7-го жовтня 1943 р.

§1

     З цього числа приступив до виконання своїх обов’язків в.о. директора педінституту.

     Секретарем інституту зарахувати студентку 3-го курсу історичного ф-та т. Гайворонську К.І.

                  В.о. директора                                           (Софтенко)»

«Наказ №2 від 8 жовтня 1943 р.

     Оголосити реєстрацію студентів усіх факультетів і курсів Сталінського Педінституту і інших педагогічних вищих учбових закладів. Оголосити в пресі також про облік усіх викладачів Сталінського та інших педвузів, що знаходяться на території Сталінської області.

                  В.о. директора                                           (Софтенко)»

 «Наказ №3 від 28 жовтня 1943 р.

     Всім студентам Сталінського педінституту, що пройшли реєстрацію і ніде не працюють, негайно з’явитись на роботу по організації інституту. Робота буде провадитись щоденно з 9 годин ранку до 3 годин дня.

                  В.о. директора                                           (Софтенко)»

 «Наказ №5 від 9 листопада 1943 р.

     Наказую оголосити набір студентів на І і старші курси педінституту. Відповідальність за прийом і збереження документів накладаю на Гайворонську К.І.

                  В.о. директора                                           (Софтенко)»

 «Наказ №9 від 7 грудня 1943 р.

     Наказую призначити приймальну комісію згідно положення ВКВШ в складі т.т. Мірошніченко Я.С., замісника директора по учбовій і науковій роботі, т.в.о. зав. Кафедри Горчевича Ф.С., викладача фізики кандидата наук т. Старостюк Є.М., викладача російської мови Леонової Н.П., представника комсомольської організації інституту т. Катуа Т.

                  В.о. директора                                           (Софтенко)»

     В середине декабря руководство института сменилось, Софтенко сначала был назначен преподавателем русской литературы, а через несколько месяцев был выведен из штата института. Последовали приказы вновь назначенного директора института:

«Приказ №13 от 17/XII-43 г.

§1

     Приказываю закончить работу приемной комиссии к 20/XII-43 г.

§2

     С 20/XII-43 г. прекратить прием заявлений на учительский институт и на факультеты литературный и исторический 1-го курса. На физико-математический факультет заявления принимать до 25 декабря с/г. …

                И.о. директора                                          (Мирошниченко)

«Приказ №15 от 28/XII-43 г.

… §2

     Приказываю всем студентам первых курсов, зачисленным в институт, посещать занятия в обязательном порядке. Не посещающие занятия будут отчисляться из института.

§3

     Приказываю всем студентам старших курсов с 28 декабря 1943 г. в обязательном порядке ежедневно являться в институт к 9 часам утра и отмечаться у референта т. Ефименко. Нарушившие данный приказ будут отчисляться из института.

§4

     Обязываю всех студентов принести в институт до 1 января 1944 года по одному стулу и каждых четырех – по одному столу.

§5

     Вменяю в обязанность всему преподавательскому составу института ежедневно являться в институт к 9 часам утра независимо от расписания занятий.

                И.о. директора                                          (Мирошниченко)

     Люба Бакулина до объявления набора студентов с сентября по декабрь 1943 года работала старшей пионервожатой в СШ №11 (сейчас это школа №44), после чего возобновила свою учебу на первом курсе физико-математического факультета. В студенческом билете, выданном в 1941 году, появились новые записи.

     Восстановлен комсомольский билет

     Условия, в которых происходило возобновление работы института, прерванной войной, и трудности, с которыми пришлось столкнуться при этом, отражены в годовом отчете по учебно-научной работе Сталинского пединститута за 1944-1945 учебный год (ГАДО, Р-3765 оп.1, д.22). По понятным причинам больше внимания я уделил физико-математическому факультету:

«I. Учебно-производственная база института

     Сталинский Государственный педагогический и учительский институты своего учебного корпуса не имеют, институт сначала размещался в помещении средней школы №3 (занимал 4-й этаж, 6 учебных комнат), а затем проводил свою работу в помещении школы №18, где находится  и в настоящее время; занятия в институте происходили в две смены, так как учебной площади крайне недостаточно для того, чтобы институт мог полностью развернуть весь учебный процесс; всего институт занимает 16 учебных комнат, из них в 5-ти комнатах организованы кабинеты: истории и марксизма-ленинизма, языка и литературы, иностранных языков, военно-физкультурный и физ. лаборатория. Все эти кабинеты также используются под учебные занятия и свою работу могут проводить только 2-4 часа в сутки, когда не занимаются группы. Библиотека института размещается в очень тесной комнате и по-настоящему развернуть работу не может. Укомплектованность библиотеки литературой далеко недостаточная. …

III. Контингент

на начало и конец 1944-1945 учебного года по факультетам и специальностям.

     … По физико-математическому факультету отсев составляет 18 чел., из которых 13 чел. выбыло из-за отсутствия при институте общежития, 3 чел. по неуспеваемости после зимней экзаменационной сессии и 2 чел. переведены в другой ВУЗ по семейным обстоятельствам. …

     Кафедра физики и математики своих постоянных работников насчитывает 3 чел.: один старший преподаватель, один преподаватель и один ассистент. По совместительству работали в истекшем учебном году 4 чел.: один доцент-кандидат физических наук, 2 старших преподавателя, 1 ассистент, таким образом, бОльшая часть членов кафедры – совместители, что не могло отразиться на всей научно-учебной и методической работе кафедры. Несмотря на это, …    … чтение лекций всеми членами кафедры велось на достаточно высоком идейно-политическом уровне, а практические и лабораторные занятия вполне удовлетворительно. …

VII. Политико-воспитательная работа в институте

     Студенты всех факультетов принимали активное участие в работах в подсобном хозяйстве института и в строительных работах по восстановлению института и города, так например, на строительство института 8 апреля только литературный факультет выделил 180 чел., которые полностью участвовали в этой работе, для повседневных работ на строительстве, подсобном хозяйстве и по вывозке угля студенты разбиты на комсомольско-молодежные бригады, которые проводят работу согласно намеченному дирекцией и профорганизацией графику, всеми работами руководит общественный штаб, всего проведено лекций для студентов – 19, для заочников – 9, для преподавателей – 14, митингов -12, семинаров агитаторов -16, воскресников – 10.»

     На фрагменте плана Калининского района показано расположение средних школ №3 и №16 (в одном здании) и неполной средней школы №18 в 1948 году. В музее университета 1943-1944 учебный год был проиллюстрирован фотографией здания, в котором школа №3 находится в настоящее время.

     В соответствии с Постановлением СНК СССР №638 от 26 октября 1940 года за обучение в старших (8-10-х) классах средних школ и приравненных им учебных заведениях, а также в ВУЗах два раза в год (1 сентября и 1 февраля) вносилась плата. В нестоличных Вузах она составляла 300 руб. в год. Стипендия назначалась за отличные успехи.

Плата за обучение была отменена Постановлением Совета Министров СССР от 6 июня 1956 года.

     9 мая 1945 года вся огромная страна праздновала завершение Великой Отечественной войны и капитуляцию нацистской Германии. Наступил день, который до сих пор мы чтим как День Победы. А 12 мая мои родители официально зарегистрировали свой брак в ЗАГСе. В институте маме оформили студенческий билет на новую фамилию.

Уже во второй половине августа в семье появился первенец Вова – мой старший брат. Как маме удавалось совмещать уход за ребенком с учебой трудно понять, но ей не просто удавалось, она сумела войти в число лучших выпускников факультета первого послевоенного выпуска (ГАДО, Р-3765 оп.1, д.95, стр.37, 41):

«ПРИКАЗ №18

по Сталинскому Государственному Педагогическому институту от 28 января 1948 года

Физико-математический факультет

§1

     Студентам физико-математического факультета (математическое отделение), выполнившим полностью учебный план с оценкой «отлично» и «хорошо» и сдавшим государственные экзамены на отлично, выдать дипломы об окончании института с отличием и присвоить квалификацию преподавателя математики и звание учителя средней школы:

  1. Ковтуненко Любовь Ивановне
  2. Ляш Лидии Васильевне
  3. Родиной Надежде Ивановне
  4. Татаренко Раисе Сергеевне
  5. Чернышову Якову Макаровичу. …

          Директор института                                   (доц. Ксенофонтов)»

     Копия диплома

Что же изменилось в институте за 4 года обучения? Вот как описывалась ситуация в годовом отчете об учебной работе за 1947-1948 учебный год (ГАДО, Р-3765 оп.1, д.79):

«II. Учебно-производственная база

     Наш институт учебным помещением до сих пор не обеспечен. И в этом учебном году мы продолжаем оставаться в том же старом помещении неполной средней школы, что и в прошлом году. Институт располагает 18 рабочими комнатами, из которых восемь отведено для кабинетов и лабораторий, а 10 комнат для групповых занятий. Эти 10 комнат ни в коем случае не могут обеспечить нормальной работы 31 группы, поэтому занятия проводим в две смены. Из-за недостатка рабочих комнат институту пришлось организовать только часть рабочих кабинетов. В этом году в институте работали одна лаборатория и 5 кабинетов: кабинет марксизма-ленинизма, занимающий площадь 54 кв.м, 30 рабочих мест в смену; истории – площадь 46 кв.м, 30 рабочих мест в смену; языка и литературы – площадь 53 кв.м, 30 рабочих мест в смену; педагогики и психологии – площадь 28 кв.м, 15 рабочих мест в смену.

     … В этом году начались работы по восстановлению нового учебного корпуса. По плану к январю 1949 года здание должно быть закончено, но сейчас восстановительные работы идут так медленно, что навряд ли корпус будет закончен к этому сроку. Словом, мы и новый учебный год будем проводить в нынешнем помещении.

     … Общежития институт совсем не имеет и студенты будут жить на частных квартирах. За наем углов институт оплачивает 40 руб. в месяц каждому студенту. Общежитие не восстанавливается, запланировано к восстановлению в 1949 году.»

     Получен диплом и через семь лет после окончания школы опять предстоит переступить порог другой школы, но уже в новом качестве – УЧИТЕЛЯ!

III. 1948-1951 годы. Школьные «дневники»

     Ждать до 1 сентября не пришлось, уже во второй половине февраля 1948 года дипломированный преподаватель Любовь Ивановна провела свой первый урок арифметики в неполной средней школе №16. Школа находилась в одном здании со средней школой №3 (обе школы – женские). С размещением школ в довоенные и послевоенные годы бывает трудно разобраться. Большинство архивов отделов народного образования предвоенных лет не сохранилось. Здания и имущество многих школ были уничтожены или повреждены перед уходом немцев из города, из актов об уничтожении имущества (ГАДО, Р-2892 оп.1, д.4, стр.215-218) известно, что «при отступлении они организовали факельные группы, которые занялись сжиганием жилых домов и вместе сожгли здания наших школ. Это происходило с 4/IX-43 г. по 7/IX-43 г.» После освобождения города возобновление работы школ и учебных заведений было осложнено нехваткой пригодных помещений. Чтобы быстрее приступить к обучению, до восстановления зданий школ под классы иногда предоставлялись временные помещения, из-за чего школы могли менять свои адреса. Занятия вынуждены были проводить в две смены. В некоторых зданиях до конца 40-х одновременно работали две школы: школа №19 средняя и №19 семилетняя, НСШ №22 и семилетняя №23, СШ №3 и НСШ №16, СШ №17 и начальная №11, СШ №2 и начальная №20 (Р-2892 оп.1, д.24), в Петровском районе в 1-ю смену работала СШ №48 женская, а во вторую СШ №48 мужская (Р-2892 оп.1, д.4

     К началу нового учебного года старшему сыну Вове уже было 3 года, а во второй половине октября у него появился братик Кока (Коля). Но уже к концу 1948 года нужно было возвращаться к работе в школе. Семья проживала в доме свекрови (моей бабушки Антонины Федоровны) на 8-й линии рядом с Пожарной площадью, в доме также жили два младших брата моего отца, его сестра и еще двое взрослых и трое детей. Дом отапливался углем, в 1946 году отец согласовал проект и подключение к городской канализации. В конце 1949 года отец был призван по линии военкомата и направлен на работу сначала в Горький, а в октябре 1950 года – в Сталинград. Семья оказалась разорванной на два года, вместе удавалось бывать только во время отпуска любого из родителей (если отпуск не удавалось совместить). Отец обещал обустроиться и забрать семью к себе, но каждый раз срок переезда передвигался на неопределенное время. Мама оставалась в «приймах» одна с двумя детьми в чужом для нее доме свекрови с возникающими нередко из-за этого бытовыми конфликтами. Младший сын был отправлен на попечение другой бабушки – Марфы Яковлевны, и мог навещаться только в единственный выходной – в воскресенье. Ниточкой, связывавшей родителей, были письма. В маминых письмах много места уделяется работе, пишет она о неурядицах в школе и дома, но не забывает описывать обстановку и события, происходившие в городе. Выдержки из ее писем я собрал в своеобразный дневник:    

28 сентября 1950 года

«У нас открыта с воскресенья с/х выставка, но я еще не была. Пойду с детьми в воскресенье (следующее) и сына прихвачу. Говорят, есть на что посмотреть.»

5 декабря 1950 года

«Мои ученицы перестали совсем готовить дома уроки, много не успевающих. Завуч ругает, требует всякие отчеты о работе с неуспевающими, а это хуже всякой работы. Один из классов уже сидит у меня в печенках и я надеюсь даже от него отказаться. А вообще я уже очень устала и жду, хотя бы скорей был май.»

«у меня настроение не плохое сейчас, так как я проведала сына своего, побывала на участке (я агитатор), зашла к Михаилу и Нюсе (старшей сестре), послушала приемник – словом, отдыхала целый день. Но беда в том, что я хожу еще в осеннем пальто и я простыла. А теперь сижу, чихаю, не успеваю нос вытирать.»

13 декабря 1950 года

«Работаю, работаю и все мало. Дети не успевают, завуч ругает, сколько ни работай, все мало. Для себя дома нет возможности ничего сделать.»

29 января 1951 года

«У меня сейчас много работы. Так как началась III четверть, а мои ученицы еще не начали работать и сейчас за 2,5 недели 25 человек не успевают и некоторые уже имеют по 3-5 двоек. Родители в школу не приходят и вчера потратила все воскресенье на то, что ходила по домам. Устала страшно, но не знаю даст ли это какие-либо результаты.»

26 февраля 1951года

«Я в этой неделе много поработала. Замещала одну учительницу 4 кл. Давала с утра ежедневно 2 урока и после во II смену – свои. Очень было неудобно и утомительно. На этой неделе уже отказалась, так как меньше заработаешь, чем проработаешь. Сейчас середина четверти, пошли контрольные работы. Ученицы их написали плохо. Приходится много работать дополнительно, а пользы от этого совсем мало».

«Мать (свекровь) шьет сейчас ризы. Ей заказали целых 5 штук. И так как дело идет к весне, то у нее работы прибывает, только бы она успевала шить. У нас в магазинах бывают хорошие материалы шелковые, но их быстро разбирают. Люди стали жить богато, не смотрят на цену.»

12 марта 1951 года

«На новый учебный год я теряю место работы. Нашу школу расформируют, и мне часов в 3-ей школе нет, а где будут еще неизвестно, конечно, не хочется идти куда далеко от дома. В этой школе мне было очень удобно.»

20 марта 1951 года

«У меня сейчас конец четверти. Как я уже тебе писала, что в моем классе жуткая успеваемость, такой она и осталась на конец четверти. Я столько переживаю из-за этого, что сама себе думаю, если бы так переживал каждый родитель, то у меня была бы уже 100% успеваемость.»

27 марта 1951 года

«У меня со студентами-практикантами вышла неприятность, вернее с их руководителем из-за них. И он теперь льет на меня грязь в институте. Предлагал к нему пойти на выучку. Говорит моему директору, что я не могу решать задачи и не готовлюсь к урокам. Вообще все, чтобы сделать мне плохо. Я в школе не боюсь, а в институт думаю сходить и поговорить с деканом по этому поводу. Потому что он плохо руководил практикой, а я осталась во всем виновата.»  

9 апреля 1951 года

«Вчера было воскресенье, была теплая погода, на стадионе «Шахтер» состоялась встреча «Шахтера» с ЦДСА на первенство страны. Билетов на матч достать было невозможно. На стадионе было более 30 тысяч зрителей. Публика шла волной, начиная с 12 часов дня, хотя начало было в 5 часов вечера. Террикон шахты, который расположен около стадиона, был уже в 3 часа облеплен людьми так, как может быть облеплен сахар муравьями. А сколько было приезжих с других городов, ты можешь себе представить, если я тебе скажу, что машины начали разъезжаться с 6-30 и еще в 8-30 ехали сплошной лентой одна за другой во всех направлениях: и в город, и на Рутченково, и на станцию. Вова отказался ехать к бабушке, лишь бы пойти на футбол, но так как у нас билета не было, то нам пришлось наблюдать это все со стороны. Игра «Шахтера», говорят, была хорошей, но он проиграл со счетом 0:1. Хотя ты и не любитель футбола, но я хотела бы пойти на те матчи, которые еще будут у нас в Сталино.»

15 апреля 1951 года, приписка в конце письма:

«Сегодня был футбол «Шахтер»-«Спартак». Счет 1:1.»

24 апреля 1951 года

«Поздравляю тебя с Пасхой, был бы дома, отметили вместе, а так и ты не отмечаешь, и я тоже. Заодно поздравляю и с днем 1 Мая. Когда же ты в конце концов приедешь в отпуск?»

8 мая 1951 года

«У нас горячая пора. Через 10 дней начинаются экзамены. У меня очень слабые классы и я за них очень волнуюсь, так как на следующий год они перейдут в 3ю школу, и там будут ценить мою работу по их показателям. Я уже получила назначение на работу на будущий год в НСШ №18, которая перейдет во вновь отстроенное здание НСШ №16, хотя это еще не окончательно.»

Прочитав последние строки, я долго ломал голову о каком новом здании идет речь: здание 3-ей школы было построено в 1936 году, а здание 18-ой школы  на схеме, относящейся к 1947-1948 учебному году, обозначено как место нахождения школ №3 и №16.

Оба здания в настоящее время

Благодаря подсказке Валерия Петровича Степкина в Госархиве удалось ознакомиться с актом от 29 августа 1951 года госприемки школы №16 с пристройкой физкультурного зала к зданию школы №3 (ГАДО Р-5146, оп.2, д.113). Из акта следовало, что с ноября 1950 года по 28 августа 1951 года производились работы по восстановлению здания школы №16. А в каком здании в это время проводила занятия школа №16 видно по адресу на конверте.

Также нашлась фотография учениц этой школы.

Но продолжу прерванное письмо:

«К сожалению, я его (Николая) сегодня не смогла проведать, так как нужно было проверить контрольные работы и сделать перепись учащихся по 19 линии, которая заняла у меня около 4 часов.»

«У нас сейчас стоит жаркая погода, я уже хожу в летних платьях, хотя их у меня и почти нет. Больше хожу в блузе и юбке.»

«Мне самой давно хочется холодного пива, но никто не угощает, а самой взять как-то не удобно. Жду тебя, тогда выпьем вместе. Только вдвоем.»

16 мая 1951 года

«Сейчас у меня много работы и мало свободного времени. Еще пару дней и наступит конец (долгожданный) учебного года. Сейчас пошли всевозможные отчеты, приготовление к экзаменам, характеристики и т.п.»

«Много буду занята на экзаменах. Хотя своих принимаю мало, но ассистирую много.»

23 мая 1951 года

«Уже прошли два дня самой горячей поры в школе. Ты не представляешь, что это была за торжественность 21 мая. Я не принимала экзамены, а только ассистировала, но волновалась  не меньше учителя. Но тексты для 7-х классов были не трудные. Мой класс, где я классный руководитель, 21 мая сдавал ботанику. Сдавали они очень хорошо, почти все учащиеся получили оценки выше, чем они имели за год. А завтра я принимаю в 6-х классах арифметику. Волнуюсь, так как знаю их слабые знания. Особенно я буду загружена в школе до 1 июня. А затем буду более свободна. И в отпуск пойду 14 июня. Я довольна, что мне не придется осенью готовить второгодников. Работать на будущий год я буду в НСШ №18, в каких классах я еще не знаю, но мне обещают нагрузку в 20 часов в неделю, т.е. столько, сколько я имею сейчас. При хорошем расписании это не много.»

29 мая 1951 года

«Сейчас я занята каждый день с 8 утра до 5-8 часов вечера, так что сильно устаю. Но сегодня я уже свои экзамены кончила принимать, а это целая гора с плеч, хотя и ассистировать не лучше, а еще на физике, когда там обширные вопросы и ответ одной ученицы длится 20-30 минут. До 15 июня я буду занята еще 7 раз.»

30 мая 1951 года

«Я не возражаю куда угодно ехать. Я сейчас очень устала. Меня во время экзаменов перегрузили, а поэтому я каждый день со школы прихожу больной, но это кончается на этой неделе, а потом будет легче.»

20 июня 1951 года

«Я уже в отпуске, каждый день кажется месяцем.»

5 сентября 1951 года

«Они (сыновья) сейчас пока будут в одной группе, но потом Николая переведут в младшую группу. В садике они будут до 8 часов. Платить за них надо 400 руб. Когда я пошла 1-го за путевкой, то первые слова зам. инспектора Гороно были: «Мест нет.» Я чуть не разругалась с ней, но потом все уладилось.»

«Ты скажешь, а работа? Мне этот коллектив еще тогда не нравился, а сейчас он себя показал во всю свою наготу. Каждый старается только для себя, только бы выслужиться, а другого готовы утопить. Классы у меня большие, по 40 и больше человек. Слабые по успеваемости и дисциплине. Одним словом, мне не нравится работа.»

18 сентября 1951 года

«Николай болен коклюшем уже три недели, и две из них у него держится температура от 37 до 37,8 . Я эти десять дней была на больничном листе, но консультация меня больше держать не может, директор отпуск бесплатно даже не дает. У меня из-за этого был с ней скандал. Теперь мне хорошего в работе ожидать не стоит. И с завучем также поговорила я громко. Отсюда вывод один: мне в этой школе не место.»

«Погода стоит хорошая, теплая. Цены на рынке высокие: картофель 3-4 руб. за 1 кг, помидор – 5-4 руб., арбуз – 1,5 руб., виноград — 6-10 руб.»

26 сентября 1951 года

«В отношении денег ты не беспокойся. Я уже продала туфли, что привезла из Сталинграда, а там если еще понадобятся, могу продать материал, что на пальто брала, так как я его в этом году все равно не пошью (мне нечем  платить за работу). А там может и обойдусь с теми, что буду получать.»

6 октября 1951 года

«Но прошу одного, если ты можешь, то дай мне возможность закончить I четверть, которая кончается 6 ноября. И если ничего не сделаешь, то сообщи поскорее и более того, когда приедешь, чтобы я с этого дня просила отпуск или расчет, как удастся.»

«Сейчас у нас стоит холодная погода. А у детей нет осенних пальто. Я думала Вове купить, но в магазине плохое пальто и 300 руб. стоит. Решила воздержаться и купить на следующий год. Ведь он у тебя на будущий год уже идет в школу! Надо им пошить штанишки и рубашечки, а времени нет. А там, видно, не на чем будет шить, хотя и время будет. Мне не верится, что ты нас забираешь. Заготовь, если успеешь картофель, дров, капусты, муку и др., сам знаешь.»

     В конце ноября долго планировавшийся переезд в Сталинград состоялся. Продолжение этой истории УЧИТЕЛЯ, педагога, матери  в следующей части.

 


ЕЕК

ЕЕК

Пенсионер, инженер-строитель, житель центра Ворошиловского района. В моем распоряжении достаточно большой семейный архив, часть которого может представлять интерес и для участников сайта.

Комментарии

  1. Бублик
    Бублик 02.10.2017, 14:46
    Спасибо за публикацию! Вот еще одно фото выпускников Сталинского пединститута 1937-1941 г.г. Подписано - май 1941-го. Я его уже как-то публиковал: http://donjetsk.com/wp-content/uploads/2017/10/Май-41-photo_vp_op_img_15.jpg 
  2. Бублик
    Бублик 03.10.2017, 20:28
    Хотелось бы еще добавить немного отрывков из мемуаров профессора В. Карпенко, может еще кому-нибудь будет интересно окунуться в атмосферу периода конца 30-х годов в Сталино:   http://www.karpenko.net/VS/55_year.pdf "Осенью 1937 года я пошел в 7 украинский класс украинско-русской школы номер 65 в шахтном поселке Ветка. Школа располагалась в двухэтажном здании барачного типа. В школе были классы для занятий в две смены... ...Раненых с финского фронта привозили в Сталино. Для этой цели освободили под госпиталь школу №1, где тогда занималась моя будущая жена — Маргарита Александрова (учащихся перевели в школу на улице Скотопрогонной).... Первого января 1934 г. нас поразило убийство С.М. Кирова в Ленинграде. Из средств массовой информации мы узнали, что есть вредители, враги народа, которые пытаются разрушить страну рабочих и крестьян, что нужно ответить ударом на удар. Примерно в то время я услышал лозунг М. Горького «Если враг не сдается, его уничтожают». ...1937 г. запомнился первыми выборами в Верховный Совет СССР, которые были 12 декабря. Мы, школьники, дежурили на избирательном участке, встречая избирателей. Голосовали в нашем округе за первого секретаря Сталинского обкома партии Прамнека в Совет Союза и председателя Сталинского областного исполкома Шпилевого — в Совет национальности.Много недоумения и вопросов возникло у людей, когда через небольшой промежуток времени оба этих депутата были объявлены врагами народа, арестованы и расстреляны..."
  3. Бублик
    Бублик 03.10.2017, 21:13
    "... Както отец взял меня с собою на городской актив пропагандистов. На активе выступал А.С. Щербаков — в то время первый секретарь Сталинского обкома партии. Во время Великой Отечественной войны он возглавил Совинформбюро. До этого я никогда не видел партийного руководителя такого высокого ранга. А.С. Щербаков — плотный, среднего роста человек в круглых черных очках.  ... Когда все собрались, директор школы Елена Павловна огласила приказ от 21 июня 1941 года об окончании средней школы №65, учениками 10 «А» и «Б» классов. Выпускникам были вручены аттестаты зрелости. ... Утром, на рассвете 22 июня 1941 г. мы проснулись от криков: «Война! Война! Война! Фашисты напали на нас!» Сон и хмель как рукой сняло.  ... В Сталино начали проводить затемнение города и предприятий. На улицах появились патрули. Комендантский час с 22–00. Среди людей была паника — ловили «диверсантов» и «шпионов».По радио передали, чтобы граждане, имеющие радиоприемники их сдали до 1/VII.... Радиоприемник мы сдали и получили квитанцию. В том месте (на Пожарной площади) люди сдавали тысячи приемников. Значит, многие жители слышали немецкую пропаганду первой недели войны. Это усиливало панику.  ... Среди торговых работников наблюдались случаи присвоения дневной выручки и исчезновения из города вместе с семьей. Квартиры, мебель оставляли. Из Сталино начался массовый отъезд евреев, в том числе и тех, кто в Донбасс попал из Западной Украины и Молдавии"
  4. Бублик
    Бублик 03.10.2017, 23:17
    Три дня - работа врачом футбольной команды "Шахтер":
  5. Pavelech
    Pavelech 07.10.2017, 06:22
    ЕЕК Спасибо, Евгений Евгеньевич за цикл! Какая хорошая традиция в Вашей семье хранить архив! Бублик Валерий Леонидович! Ваши находки, такие, как книга Карпенко, доставляют истинное наслаждение! Интересный человек, обычная необычная судьба. А как написано! А о чём написано! Читаю и наслаждаюсь. Вкусно! Маму Евгения Евгеньевича и хирурга Карпенко называю людьми с настоящим донецким характером. Нет такой крепости, которая устоит перед такими человеками.
  6. ЕЕК
    ЕЕК Автор 09.10.2017, 21:36
         Уже после того, как первая часть статьи была опубликована (поправлю Евгения Юрьевича, ее основа все же - документы из семейных архивов, я не могу вспоминать о событиях, происходивших до моего рождения) по подсказке Валерия Петровича Степкина, за что ему спасибо, был найден еще один документ. Это 18-й пункт Протокола заседания Горисполкома от 25 декабря 1946 года (ГАДО, Р-279, оп.3, д.121).   Согласно принятому решению Горисполкома, школе №16 предстояло полтора учебных года работать в режиме средней школы (возможно, решение не было выполнено, по крайней мере, с 1 сентября 1948 года школа по документам была неполной средней).  Дополню также информацию по Акту госприемки 1951 года школы №16 (ГАДО Р-5146, оп.2, д.113), найденного также по подсказке Валерия Петровича.  Приведу текст Акта от 15 декабря 1950 года, приложенного к Акту госприемки:   " Мы нижеподписавшиеся, с одной стороны и.о. прораба строительства школы №16 СМУ №3 т. Афонин А.С. и с другой стороны представитель ГорОНО - инженер т. Мягков А.Н., сего числа составили настоящий акт в том, что проектом предусмотрена глубина ленточного фундамента под физкультурный зал школы №16 1,25 м.   При рытье котлована под фундаменты обнаружено бывшее кладбище, в результате чего вызвано заглубление фундаментов до плотного грунта, т.е. глубиной 2,70 м (в среднем) по всему периметру фундаментов. Заложение фундаментов произведено по техническим правилам.                                                  Подписи сторон"  Речь в акте идет о юзовском городском кладбище, на восточной границе которого была построена школа №3 (спортзал пристроен к ней).

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.