Подводный дом. Сделано в Донецке
31.03.2011
комментариев 6
Поделиться

Подводный дом. Сделано в Донецке

Вчера исполнилось 45 лет со дня начала эксперимента всесоюзного масштаба. Проект "Ихтиандр-66". Проект подводного дома. Случилось так, что эта передовая и очень созвучная эпохе идея родилась в Донецке. И здесь же была доведена до ума. О том, как наши люди в 60-х обживали черноморское дно возле Тарханкута — в давнем материале Георгия Асланова. Кроме того, благодаря коллеге Евгению Ковалю мне удалось раздобыть контакты одного из участников проекта — Георгия Тунина. Надеюсь, что после беседы с ним тема будет продолжена…

 

Западное побережье Крыма. Мыс Тарханкут. Когда-то там было древнее укрепление, сейчас — своего рода аквалангическая мекка СНГ. А в 1966 году на мысе состоялось событие поистине мирового значения – погружение уникального подводного дома, созданного молодыми дончанами. Техники и медики Юрий Барац, Георгий Тунин, Анатолий Иванин, Александр Хаес, Анатолий Зубченко, Юрий Киклевич — лишь малая часть тех, кто участвовал в эксперименте. Дух главного героя книги Александра Беляева “Человек-амфибия” переселился сначала в название дома “Ихтиандр-66”, а затем и внутрь: сооружение не только изготовили, привезли, погрузили, но в нем на глубине 11 метров жили первые в СССР акванавты Александр Хаес, Дмитрий Галактионов, Юрий Советов. Потом уже были “Ихтиандр-67”, “Ихтиандр-68”….

 

Участники проекта. Вверхний ряд (экипаж):

Георгий Тунин, Евгений Спинов, Николай Гаркуша, Анатолий Кардаш, Борис Песок.

Нижний ряд (руководители эксперимента):

Эдуард Ахламов, Юрий Киклевич Юрий Барац, Анатолий Зубченко.

* * *

 

Это были удивительные шестидесятые. Ученых Донбасса стали интересовать не только недра региона, но также космос и морские глубины. Идеи молодых не только соответствовали контексту мировых событий – они во многом опережали время.

 

За рубежом прошли эксперименты с подводными домами “Силаб” (США), “Преконтинент” (Франция), были достигнуты глубины 100 м, изучены гелиево-кислородные смеси для дыхания на глубинах.

 

— Рано или поздно человечество поселится на дне моря, — утверждал Кусто. Западные исследователи торопились покорять большие глубины, а малые — 10-40 метров — оставались неизученными.

Как-то донецкие подводники из клубов “Скорпена” мединститута и местного политеха собрались на Тарханкуте. Питерский приятель Хаеса, председателя клуба, приехал с кинокамерой. Пленки попали к Иванину, и о подводниках был создан фильм. На конкурсном просмотре в НИИ “Автоматгормаш” он произвел фурор: все увидели, что если есть идея, и человек, способный организовать людей – может получиться многое.

 

И на очередном заседании совета клуба донецких подводников на вопрос Александра Хаеса, “над чем будем работать?”, Георгий Тунин предложил: “А давайте создадим подводный дом, первый в СССР?”. Идея была подхвачена, и колесо завертелось.

 

В этот день Володя Песок, секретарь, и одновременно и казначей клуба занес в протокол заседания:

 

“Имя – “Ихтиандр”.
Родители – Александр Беляев и Жак-Ив Кусто.
Дата рождения – 30 марта 1966 года.
Место рождения – Украина, Донецк.
Состав семьи – 100 аквалангистов в возрасте от 18 до 50 лет”.

 

Строительство началось весной 66-го. Наземное и подводно-техническое обеспечение эксперимента было за Туниным и Зубченко – механиком, знатоком компрессорного оборудования. Оснащение дома взяли на себя Юрий Барац и Анатолий Иванин. Все делали собственными руками — кроили и резали стальные листы, строгали доски для кроватей, монтировали проводку, ремонтировали старые лодки, чинили палатки. Как сказал кто-то из “семьи”: “Сначала были только груда ржавого металла и нержавеющий энтузиазм”.
Большая часть техников-подводников в клубе – сотрудники Института горной механики и технической кибернетики им. М.М. Федорова. Директор института Г. Нечушкин разрешил использовать металлолом и предоставил рабочую площадку под строительство “Специальной камеры для тренировок процесса дыхания”. В умелых руках из листов металлолома получился дом. Внутренне убранство – две полки как в купе да столик.

 

Оборудование искали с помощью знакомых. Списанную электростанцию мощностью в 1 кВт вручил Виталий Угренович, парторг донецкого аэропорта. Лодка, названная ихтиандровцами “Гутти”, была доставлена из Мариуполя и сгружена во дворе дома родителей Юрия Советова – там ее переделали в моторную.

 

* * *

 

Тарханкут. Раскаленная степь, открытая со всех сторон ветрам, вдруг обрывается скалистыми обрывами. У их подножия неистово бурлит Черное море. Найдена удобная лагуна, разбит лагерь. Сюда собрались техники и медики, фотографы и кинооператоры, любители просто поплавать. У каждого свои интересы, но объединены они общей целью. Сильный ветер приносит проливной дождь и шторм. Балласт для дома — пять блоков по полторы тонны — раскидало по морю, компрессор искупан в волнах.

 

Георгий Тунин :

 

— А потом появляются непредвиденные вещи в процессе установки подводного дома. К примеру, погодные условия могут разрушить не только железо, но и коллектив. Некоторые люди, увидевшие, что финиш не так близок, могут уехать.

 

Юрий Киклевич:

 

— Мне кажется, что мы стоим на быстро вращающемся круге. В центре — группа “железных ребят”. Вокруг еще несколько десятков человек. Они держатся прочно, хотя центробежная сила действует и на них. Дальше – остальной лагерь. Одни стараются приблизиться к центральной группе, другие слетают с круга. Главное – удержаться тем, кто в центре.
Но выход найден — можно собрать балласт со дна моря, опуская и поднимая подводный дом.

 

Очередное заседание совета клуба. Повестка дня: выбор испытателей. Принято единодушное решение: первый — Александр Хаес, второй – москвич, замечательный подводник Дмитрий Галактионов, третий — привыкший к трудностям донецкий шахтер Юрий Советов.

 

23 августа, 1966 год. В 18.00 первый житель подводного дома Александр Хаес надевает маску и исчезает в пучинах моря. Его новый дом весьма скромен — помещение объемом около семи кубометров. Внутренняя газовая среда – свежий крымский сжатый воздух свободно сообщается с окружающей подводной средой благодаря равенству давлений. Поэтому вход в доме — “жидкая дверь” (вода плещется на метр ниже уровня пола). Первый звонок из подводного дома:

 

— Все в порядке, чувствую себя хорошо! – докладывает Александр.

Температура +24, свет, тепло и воздух подаются по кабелям и шлангам с берега, все вроде как в дачном домике, только необычная картина в иллюминаторе напоминает о реальности происходящего. Долго прибывать в одиночестве Александру не пришлось – утро началось с визита медиков, следом доставили в пищу. В этот же день вместе с Хаесом поселился Галактионов. Вскоре ритм и жизнь под водой налаживаются — человек быстро приспосабливается ко всему. Уже становятся привычными каждодневные визиты врачей, взятие различных проб и тестов, с удовольствием совершаются прогулки по морскому дну. Начинается подготовка к выходу на поверхность Александра. В доме он проходит десатурацию – дышит смесью кислорода с гелием, а затем чистым кислородом, чтобы удалить из организма излишки азота.

Срок окончания эксперимента установила погода, но основные задачи были выполнены.

 

— Первый эксперимент – это масса вопросов и поиск ответов на них, — вспоминает Георгий Тунин. — Создадим ли мы подводный дом, сможем ли мы его перевезти, а погрузить под

воду, а поселить первого акванавта в доме — вот что было важно для нас. А жизнь и работа человека длительное время под водой – это уже вопросы будущих экспериментов.

 

— Подводная среда является агрессивной для человека, — поясняет Сергей Гуляр (медицинское обеспечение эксперимента), — и все знают, что есть повышенное давление, азотный наркоз, кислород при повышенном давлении (гипоксия), отравление окислами азота.

 

Погружение подводного дома позволило преодолеть психологический барьер самой мысли о возможности жизни человека под водой. Это было первое звено в цепочке подобных работ в СССР.

 

* * *

 

Следующий год – “Ихтиандр-67”, бухта Ласпи. Новый дом, новые трудности. Но и людей больше — первый советский подводный дом заинтересовал многих. Снова стихия проверяла людей на прочность. При первом погружении дом затонул. Как вспоминает Георгий Тунин: “инженерная мысль должна проявляться в сложных ситуациях” — решение для спасения дома найдено и в этот раз

 

Как–то Александр Хаес спросил у жены Юрия Бараца :

 

— Мария, ты будешь жить в подводном доме?

 

— Конечно, буду, — ответила она. А про себя подумала: “Этого никогда не случится, и поэтому мне же ничего не стоит так сказать”. Но потом уже деться некуда — слово дано, пришлось жить. Так во втором экипаже появились первые в мире акванавтки Мария Барац и Галина Гусева.

 

Всего в подводном доме прожил два экипажа по пять человек семь дней.

 

Юрий Киклевич:

 

— Эксперимент “Ихтиандр-67” был самым масштабным как по объему исследований, так и по объему технических решений и испытаний. В задачи работ входили исследования состояния организма человека при длительном насыщенном погружении на глубине 12 метров, разработать и отработать системы жизнеобеспечения человека под повышенным давлением воздуха, усовершенствовать обеспечение медицинской и технической безопасности погружений акванавтов. Была построена новая подводная лаборатория в виде трехлучевой звезды, оснащенная модернизированными системами поддержания жизнедеятельности, погружения-всплытия, связи, пневматики.
“Ихтианр-68”: уже не только жизнь, но и работа под водой — бурение подводных скважин.

 

Подводная наука захватила — многие уходят с работы и занимаются непосредственно подводными исследованиями — создание легководолазного скафандра для многочасового пребывания в подводной среде, испытание рационов для космонавтов… Но вскоре эти исследования пришлось приостановить — по указанию вышестоящих инстанций…

 

* * *

 

Место встречи изменить нельзя. Черное море, Судак. Ихтиандровцы в сборе. Помог в организации встречи Игорь Опша, начальник центра подводного спорта “Лидинг”, испытатель легководолазного скафандра:

 

— Я тогда был пацаненком (20 лет). А ихтиандровцы — в самом расцвете сил, умнейшие, добрые, порядочные, люди, которые повлияли на всю мою жизнь.
Как сказал один из ихтиандровцев:

 

— “Ихтиандр” подарил нам море, то море, которое мы видели только в кинофильмах Кусто. Мы были полны энтузиазма, для нас не существовало невозможного. То, что мы делали, сохранилось на всю жизнь. И сейчас для нас есть очень трудное, но невозможного нет.

 

Сергей Гуляр, завотделом подводной археологии института физиологии им. А.А. Богомольца НАН Украины:

 

— “Ихтиандр” позволил мне стать специалистом, разобраться в тех проблемах медицины, которым нас не учили в институте. Основная черта ихтиандровцев – настойчивость в реализации правильно поставленной задачи. Эта выучка мне позволила организовать собственное личное время и научно-исследовательские программы. Сейчас удалось подобрать ряд коллег-единомышленников, некоторые в прошлом — ихтиандровцы. Мы участвовали в экспериментах, погружая человека на глубину 300 метров в Мурманске, — в основном на бурении скважин для нефти, газа в Баренцевом море. 12 лет работали в этом направлении и добились успеха.

 

* * *

 

А где же подводные дома сейчас? Они остались в море. Если нырнуть – можно даже найти обломки. Рассказывают, будто аквалангистам из Николаева удалось обнаружить и увезти часть дома с надписью “Ихтиандр-66” — в музей подводных находок…

 

 

Георгий АСЛАНОВ


Ясенов

Ясенов

Комментарии

  1. Кусто
    Кусто 31.03.2011, 12:08

    Так во втором экипаже появились первые в мире акванавтки Мария Барац и Галина Гусева.

    Согласен. Какой же дом без женщин? Не дом, а тюрьма )))

    А в общем - очень интересно, спасибо.

  2. Zhoock Off
    Zhoock Off 31.03.2011, 12:25

    это был реально нереальный проект!

    уникальность состояла в том, что он был реализован вообще без специального  финансирования и всякой поддержки извне. Чисто советский и при этом вообще несоветский случай.

    И люди героического склада.

  3. donrace
    donrace 31.03.2011, 13:07

    Да, интересные факты.

     

    У Беляева есть еще роман "Подводные земледельцы" он как-никак больше подходит для вдохновения чем Человек-амфибия)

  4. remza
    remza 31.03.2011, 13:32

    Занятная история. 

    Спасибо.

    п.с. из рассказов бывалых подводников - что либо поднять со дна не проблема, но потом могут возникнуть очень неприятные последствия, поэтому настоятельно не советовали.

    Не знаю, действительно все так серьезно?

     

     

  5. Sedoy
    Sedoy 04.04.2011, 00:25

    Спасибо за эту тему....В свое время увлекался дайвингом и мне близко все, что касается этих вопросов. Кстати, будучи на "Тархане" в лагере подводников, погружался в р-не места установки первого дома 1966 года. Это было в р-не так называемого "блюдца" - озерко на берегу с тунелем на глубине 9 м в открытое море. И здесь же недалеко и стоял первый дом. Я видел его в 1978 году (вернее, то, что от него оставалось. Стены и бетонные балки для пригруза). Сейчас, говорят уже и стен нет. Там сейчас недалеко устроен подводный музей ушедшей политической эпохи. Но, не об этом...На первой фотке изображен не первый дом 1966 г.а второй 1967 г. Первый был всего то около 7 м3. А этот все 20 - 25.

  6. Артем
    Артем 12.04.2011, 17:35

    Вот еще информация

    http://www.ddats.org/divingpersonal-ru.htm



    О Юрии Киклевиче

    http://www.whoiswho.ru/old_site/russian/Curnom/32002/kik1.htm

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.