Энни Гвен едет в Россию
11.10.2010
комментария 3
Поделиться

Энни Гвен едет в Россию

Осенью 1943-го, когда советские войска освободили Сталино, весь Донбасс и погнали германцев за Днепр, ребята с радиостанции BBC розыскали в Южном Уэльсе мать своего рано ушедшего из жизни коллеги, Гарета Джонса, Энни Гвен Джонс. Британские журналисты попросили ее освежить в памяти события полувековой давности, припомнить те далекие времена, когда Сталино был еще Юзовкой и по заводскому гудку спешили к доменным печам хмурые валлийские парни, вывезенные с Островов Джоном Юзом и его компаньонами.
Память у 74-летней женщины оказалась превосходной. Много лет спустя ее потомки собрали записки Энни Гвен и издали их небольшой книжечкой под скромным названием «Жизнь в степях России. 1889-1892». Купить ее в Донецке по какой-то причине пока невозможно. А жаль.
Конь, по преданию, подаренный семье Юзов русским царем
Артур, сын Джона
…На исходе лета 1889 года от меловых скал Дувра отошел пароход, на котором отправлялась в Европу и дальше в Россию семья Артура Юза. Год для нее выдался непростой. В июне неожиданно помер старый Джон Джеймс Юз. Похоронив отца, братья разделили между собой обязаности по управлению активами Новороссийского общества (завод и угольные шахты в Юзовке, глинянные, доломитные и железнорудные карьеры и рудники от Стылы и Каракубы до Кривого Рога) так, как было предусмотрительно устроено расчетливым и дальновидным первым директором компании.
 Артур Юз к моменту смерти отца уже не первый год управлял металлургическим заводом. Сложное производство, непростая социальная обстановка требовала его постоянного присутствия в Юзовке. Именно поэтому, устроив вместе с братом Джоном погребение старого Юза, он отправился в донецкие степи со всей семьей — женой и четырьмя дочерьми. Жена Артура, Огаста Джеймс-Юз кроме всего прочего должна была встретиться в Юзовке со своим отцом, опытным маркшейдером и геологом Эвином Джеймсом, соратником старого Юза. Он приехал в Россию в первой партии валлийских горняков и со временем стал управляющим всеми восьмью шахтами Новороссийского общества и правой рукой директора-распорядителя НРО. Эдвин жил в Юзовке с 1872 года (и оставался до самой кончины в 1904 г.) и ему смерть как хотелось увидеть дочь и внучек, прежде безвыездно живших в Уэльсе.

Энни Гвенн в молодости
 «Hiraeth» — тоска валлийская
Вместе с ними ехала и гувернатка дочерей Артура, 22-летняя Энни Гвен Джордж, студентка университетского колледжа. Дочь бедных родителей, которые с трудом платили за ее обучение в колледже, она воспринимала это путешествие, как и многие ее соотечественники, как возможность хорошо заработать. Семье Артура Юза ее порекомендовал некий священник из Суонси, доктор Сондерз. Возможно, он был в близких отношениях с капелланом англиканской церкви Св. Давида и Св. Георгия преподобным Артуром Риддлом, который в свою очередь был близким другом покойного директора НРО.
 Ехали неспешно — через Париж, Мюнхен, Берлин и Варшаву, везде останавливаясь на несколько дней, а то и дольше. Любознательная Энни Гвен старалась не терять времени, и все свободное от исполнения учительских обязанностей время, проводила в экскурсиях. В Варшаве она случайно забреда в тамошнее еврейское гетто, существование которого ее несказанно удивило — ничего подобного в Отечестве своем она не знала.
 По России ехали через Киев и Харьков. «Мать городам русским» поразила Энни обилием золотых куполов бесчисленных церквей. Неудивительно для непривычных церковной роскоши протестантов. Харьков тоже понравился Энни, хотя, признаться, не вполне понятно, чем именно.
 Что любопытно, с поезда Юзы и Энни сошли в Харцызске (Charsiski в дневниках девушки ), в то время как обычно принято было ездить либо до станции Юзово или станции Рудничной (Рутченково наших дней). Оттуда добирались экипажами. «Я никогда не забуду того ощущения одиночества, подавленность, которое заполнило меня во время поездки по серой, безлесой, бесконечной степи, — записала Энни в дневнике, — ничего удивительного в том, что тоска по Уэльсу захватила меня полностью». Маленькое уточнение: у валлийцев есть не вполне переводимое на английский слово «hiraeth», означающее крайнюю степень тоски по любимым зеленым долинам. Именно его и употребила вместо слова «тоска» Энни.
Семья Артура Юза. Энни Гвен стоит справа
 
И в Юзовке можно жить!
«В Юзовке, — вспоминала пол века спустя Энни, давно поменявшая к тому времени фамилию Джордж на Джонс, — мы жили в большом одноэтажном доме из шести комнат, не считая остальных помещений. Возле дома был сад, цветник, ночью по периметру ходили сторожа, впрочем, я не уверена, что от них был толк».
 Многозначительное свидетельство. Благодаря ему мы теперь знаем, что Артур с семьей жил в своем доме, ведь как известно, фамильный дом Юзов — двухэтажный.
 Но тоска тоской, а молодость и свойственный ей биологический оптимизм брали верх и делали свое дело — Энни Гвен с головой окунулась в жизнь британской колонии в Юзовке. Девочки, отданные на ее попечение, видимо, не занимали много времени. Оставались силы и для развлечений. Молодая валлийка вспоминает о катании на коньках по «рабочему озеру» (искусственный резервуар, обеспечивавший водой завод, видимо, речь идет о первом городском ставке), о разудалой русской «тройке», летящей по морозной степи, звон бубуенцов под дугой, да гикающем и свистящем кучере Иване, виртуозно похаживающем кнутом по бокам чрезмерно злобным собак, бросающихся под копыта лошадей.
Особым удовольствием была охота на лис и зайцев, в изобилии водившихся в окрестных балках. Собак для охоты на лис выписали из королевского поместья в Мертир Тидвиле, родном городе Юзов. Энни каким-то образом имела отношение к нему, поэтому на фокстерьеров смотрела с большой сипатией. С неудовольствием замечает Энни, что мужчины никогда не брали женщин на волчью травлю — опасно. Чувствуется — она считала это несправдливым.

Кого там только не было…

В доме директора Юзовского завода всегда было тесно от  гостей. Самых разных. Энни с любопытством слушала их истории. Промышленники, инженеры, студенты-технологи, геологи и штейгеры, местные помещики — у всех у них находилась захватывающая «Story». Иногда появлялись люди с Урала и из Сибири — эти громкие и страшные для европейского уха географические названия, манили воображение девушки. Как раз в дом  с визитом нагрянул Екатеринославский губернатор. Скорее всего, это был Владимир Карлович Шлиппе, занимавший эту должность в 1890-1893 годах. Энни Гвен с восторгом и трепетом наблюдала конвой губернатора — бородатых «kossaks» в папахах.
Порядки полицейского государства, каким, без сомнения в то время, была не только Великобритания, но и Российская империя, тоже отложились в памяти валлийской студентки. Она вспоминает революционеров- «нигилистов», изредка появлявшихся на вечеринках. Проверки паспортов в Юзовке были обычным делом, поэтому Энни Гвен носила с собой паспорт, подписанный тогдашним британским премьером лордом Солсбери. Письма из Уэльса шли в Юзовку 11 дней. «Многие из них были вскрыты цензорами», огорченно припоминала Энни.
Энни Гвен по моде того времени много времени отдавала музыке. И в Юзовке были люди, с которыми можно было пообщаться на эту тему. В доме Артура Юза часто музицировала некая г-жа Янчарская — «ученица Рубинштейна и друг самого Падеревского», — снобистски замечает Энни. Антон Рубинштейн тогда был в зените своей педагогической славы, а Игнацы  Падеревски как в год приезда Энни в Россию прогремел своими концертами в Вене, Париже и Нью-Йорке.
Девушка, впрочем, больше всего любила народные песни и религиозные песнопения православной церкви. Здесь нет возможности привести полностью восторженные воспоминания гувернантки детей Артура Юза о Пасхе в Юзовке («Больницам гарантировано заполнение»), и о слепом кобзаре, чей голос живо напомнил ей родные валлийские мотивы.
Энни Гвенн в 1954 году
Доверенное лицо
По всей видимости, Энни Гвен имела куда больше обязанностей, чем просто домашний учитель. Она упоминает о поездках в Кривой Рог и Мариуполь по делам завода. Скорее всего, Артур Юз использовал ее и в качестве личного секретаря. Об особой роли Энни Гвен в семье Артура красноречиво говорит фото, на котором центральных фигур две — сам Артур, и наклонившаяся в его сторону Энни. Остальные персонажи — и дети, и Огаста Джеймс-Юз смотрятся статистами. Валлийцы, жившие в Юзовке, оставили воспоминания об Артуре, как о твердом, но женолюбивом мужчине, который вроде бы даже имел в поселке вторую семью. Впрочем, это только слухи, конечно.

В конце своей жизни в Юзовке Энни Гвен заболела дизентерией и была при смерти. Спас ее опытный врач-американец, практиковавший в те годы в заводской больнице. Девушка подумывала о возвращении в Уэльс. А тут еще летом 1892 грянул знаменитый «холерный бунт». Болезни, беспорядки, подавленные войсками. Все это заставило Артура отослать семью обратно на Острова. Навсегда покинула донецкие степи и Энни Гвен Джонс, урожденная Джордж. Навсегда покинула, но и навсегда полюбила и запомнила этот край и его людей.

Олег ИЗМАЙЛОВ


Теги 1889, Артур Юз
Ясенов

Ясенов

3 комментария

по хронологии
по рейтингу сначала новые по хронологии
1

Интересная тема!
Измайлову респект!

п.с. досадно, хотелось бы иметь экземпляр такой книги.

2

Интересная статья, спасибо Измайлову. Хотелось уточнить два момента. «Я никогда не забуду того ощущения одиночества, подавленность, которое заполнило меня во время поездки по серой, безлесой, бесконечной степи, - записала Энни в дневнике, - ничего удивительного в том, что тоска по Уэльсу захватила меня полностью». Так вот, следует отметить, что Уэльс не очень веселое место, не намного веселее наших степей.
И второе: "Семье Артура Юза ее порекомендовал некий священник из Суонси, доктор Сондерз. Возможно, он был в близких отношениях с капелланом англиканской церкви Св. Давида и Св. Георгия преподобным Артуром Риддлом, который в свою очередь был близким другом покойного" так вот это были именно такие близкие отношения, о которых подумалось?)))) Ай ай яй! священники же!

3

Да ну, сходите в интернет, посмотрите фото Уэльса. Да, Южный, шахтерский, действительно не столь живописен, как Северный, но все-таки - холмы, леса. выход к морю - не сравнимо с донецкими степями. Про священников - пошлость у вас вышла.

Добавить комментарий

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.