Рок вокруг терриконов
03.05.2009
комментариев 9
Поделиться

Рок вокруг терриконов

Я сижу в обычной квартире. Никаких следов баснословных гонораров, никаких осколков всенародной славы. Обычная мебель, стандартная планировка… Между тем, хозяин квартиры – Валентин Иванов, гитарист легендарной донецкой группы «Грифы». Рядом с ним – Виктор Самотесов, бас-гитарист и руководитель «Грифов». Перед нами на столе – старые фотографии, газетные вырезки, афиши. И пиво с рыбой. Обстановка вполне рокерская, и в то же время совершенно донецкая.

Перебивая и дополняя друг друга, Самотесов и Иванов вспоминают, как это было…

Вначале были «Биттлз»

В 1965 году, когда два школьных друга поступали на биологический факультет университета, там организовывали эстрадный оркестр. Самотесов с Ивановым – люди, окончившие музыкальную школу – не могли остаться в стороне. Хотя, конечно, такой оркестр не давал им возможности играть музыку их мечты.

А о чем мечтали? Это они, как и многие тогда, поняли, услышав «Биттлз». В том же 65-м пластинки «ливерпульской четверки» уже ходили по рукам в городе. Впрочем, принять решение «мы – группа!» в те времена не значило ровным счетом ничего. Сначала следовало подумать, на чем исполнять «свою» музыку. Надежды обзавестись «фирменной» гитарой примерно равнялись шансам найти сокровища империи инков. Поэтому мастерили, кто что мог. «Самопальные» гитары будущих звезд выглядели коряво, на одной из них даже были натянуты струны от рояля, но из них извлекался подходящий звук. А еще были проблемы с микрофонами, колонками, барабанами… Все это собирали «с миру по нитке».

И главное: «Грифы», в отличие от большинства донецких рокеров 60-х годов, имели правильное музыкальное образование. Почти все – кроме барабанщика Вячеслава Юрчака (что не мешало ему быть лучшим, по мнению Иванова, специалистом этого дела в Донецке). Это сразу ставило их на профессиональный уровень, недостижимый для обычных «слухачей». А ведь тогда, в середине 60-х, группы возникали, как грибы после дождя…

Имя, Багров, имя!

Название «Грифы» возникло спонтанно. Его сымпровизировал во время одного концерта конферансье, известный острослов и студент филфака Юрий Багров. Правда, обретенное имя принесло больше неприятностей, чем радости. Партийным университетским органам, пристально следившим за эволюцией группы, слово «грифы» казалось провокационным и упадническим. Самотесову приходилось объяснять, что оно может означать не только птицу, питающуюся падалью, но и деталь гитары. Объяснения приняты не были. Дружбы между партией и рок-музыкой не получилось: в конце концов, «Грифов» как концертирующую единицу из университета «выдавили». Вдогонку неслись обвинения в том, что на их репетициях устраиваются разнузданные оргии с плясками голых баб на столах.

«Было?» — спрашиваю я у Самотесова с Ивановым.

«Еще чего!» — возмущаются они в один голос. – «На репетициях мы работали, к тому же, двери не закрывались, любой мог проверить, что у нас там происходило».

В общем, пришлось «Грифам» вить себе другое гнездо. На лето 1967 года переместились в ДК Калинина, где играли на танцах. А потом увидели в газете объявление о том, что открывающийся ДК Ленина ищет музыкантов. Там «Грифы» и обосновались. Впрочем, назывались они уже по-другому – «ЭМИ» («электро-музыкальные инструменты»).

Польский стандарт

Они никогда не были борцами с системой. Тогдашний рок вообще не предполагал социального накала. Вообще, на первом этапе своей истории группа была чисто инструментальной: пели только на танцах, где могли исполнить уже и что-то западное, что-то из «Биттлз», Тома Джонса или Энгельберта Хампердинка. В общем, до поры до времени «Грифы» рта не раскрывали. А потом случилось чудо: в Донецк приехала польская группа «Трубадуры». Самотесов с компанией пришли на концерт в родной ДК Ленина – и жизнь изменилась навсегда. Они поняли, что петь в роке необходимо, причем петь именно так, как это делают прекрасные поляки.

Давление польского рока в конце 60-х было серьезным фактором. Не имея надежды увидеть живьем «Роллинг Стоунз» или «Ху», донецкие меломаны создавали ажиотаж вокруг приезда таких групп, как «Скальды», «Но-то-цо», «Червони гитары». Поляки гостили часто, их школе рока и подражали. Поэтому и приняли «Грифы» неоднозначное для донецких ребят решение — не просто петь, а петь на украинском (этот язык по звучанию ближе к польскому, чем русский). В итоге, это еще и обезопасило от возможных обвинений в «раболепстве перед Западом».

А еще одним «защитным механизмом» стал Борис Дегтярев, сын первого секретаря обкома партии. Большой любитель рок-музыки, он еще будучи студентом ДПИ, организовал там группу «Новые лица». При всем своем драйве, в смысле музыкальной подготовки тягаться с «Грифами» она не могла. Со временем группа распалась, и Дегтярев стал дружить с бывшими конкурентами. И не только дружить, но, в сущности, продюсировать их.

Парад побед

Впрочем, к тому времени группа называлась уже по-другому – «Веселые мушкетеры». Концепция родилась на концерте все тех же «Трубадуров», выступавших в мушкетерских костюмах. Отец Иванова придумал «облегченный» вариант этой формы – и на долгое время донецкая «группа номер один» приобрела устойчивый имидж противников кардинала Ришелье.

В «большую игру» они вернулись в 1969 году – новый директор студенческого клуба ДонГУ Игорь Носов пригласил вернуться под университетскую «крышу». Он закупил две хороших немецких гитары, легендарную «Йонику-5». И понеслось… Февраль 1970 года – третье место на республиканском фестивале, посвященном 100-летию со дня рождения Ленина. Март – победа на всесоюзном фестивале «Серебряные струны» в Горьком.

А в 1971-м – главный триумф, в популярнейшем телеконкурсе «Алло, мы ищем таланты!». Зональный турнир проходил в Донецке, в цирке. Прорваться в участники было нелегко – тогда везде проталкивали стандартные, приглаженные, напомаженные вокальные ансамбли с большим количеством солисток. Тут-то и пригодилось имя Бориса Дегтярева – если бы не он, «Мушкетеров» в число участников просто не допустили бы. Пели «Далекi гори» и «Червону руту». Вышли в финал, поехали в Москву и там, при жесткой конкуренции и судействе профессионального жюри «Мушкетеры» получили диплом первой степени (один из трех – вместе с «Яллой» из Узбекистана и «Зодчими» из Минска).

Вот выдержки из характеристики, которую выдавали донецкие культурные органы группе «Веселые мушкетеры»: «Коллектив является пропагандистом и интерпретатором украинской советской песни… Небольшую часть составляют песни стран народной демократии… С октября 1969 по 1971 ансамбль выступал более 40 раз, общее число зрителей, не считая телевидения, составило более 40 тысяч человек».

Самым массовым выступлением группы стал концерт «Эстрада Донбасса» на стадионе «Локомотив». К сцене «Мушкетеры», по режиссерской задумке, подъезжали на лошадях, хотя этому делу были совершенно не обучены. Специальный конюх из совхоза «Широкий» пригнал смирных кобылок под стадион, ночевал с ними тут же рядом, с утра поводил по беговой дорожке, чтобы они привыкли к месту… В общем, кое-как проехались перед переполненными трибунами. Самотесова снимали с лошади, сам он сойти не мог – пряжка сапог намертво зацепилась за стремя. Когда вышли на сцену, было уже не до пения — слава богу, для концерта, транслируемого по телевидению, использовали фонограмму.

Разбитая скорлупа

Все закончилось вполне ожидаемо, хотя и обидно – получив дипломы о высшем образовании, «Мушкетеры» ушли в армию. Вернувшись в Донецк 12 месяцев спустя, они так и не смогли объединиться вновь. Кто-то еще дослуживал, кто-то не мог продолжать музыкальную карьеру по семейным обстоятельствам. Кто-то решил делать карьеру в другой сфере. «Воссоздать ту скорлупу, которая «Мушкетеров» объединяла и защищала, было уже  сложно. Образовавшиеся ниши не заполнишь другими людьми. Мы же еще и дружили, не только играли вместе», — в голосе Самотесова и сегодня слышится горечь.

В конце концов, лидер группы принял предложение филармонии – и сформировал там новый коллектив. Из старых «Мушкетеров» с ним остался только ритм-гитарист Валерий Семанин. Пытались использовать старое название и костюмы – но обком партии наложил вето. В итоге, получилось – «Веселые музыканты». Знакомые буквы ВМ остались, люди покупались на это и шли слушать кумиров. Но это было уже совсем не то…


Теги 1965, 1969, 1970, 1971, Грифы
Ясенов

Ясенов

9 комментариев

по хронологии
по рейтингу сначала новые по хронологии
1

Очень жаль, что глядя на фотографии этих ребят никто о них ничего не захотел написать. А ведь это тоже история Донбасса. Хорошие ребята, хорошо играли, тем более, что большинство поступивших в Донгу их знали по Дню Знаний. Я помню их всех, их песни. Если живы, здоровья и благоденствия им

В 1969 году на сцене ДК "Зеленый" в парке Щербакова звучал орган WERMONA. Маленькая неточногсть в словах автора

Ясенов
2
Ясенов

Поправка принимается, хотя про "Йонику" мне сказали сами Иванов с Самотесовым

3

Очень жаль, что нет фонограмм этого коллектива

Я помню многие мелодии этих ребят, но н одна магнитофонная пленка не выдержит столь долгого времени хранения

Ясенов
4
Ясенов

Нету - опять-таки, они сами признавались

5
Андрей

мой отец валерий семанин, гитарист данного бэнда... я рад, что наконец то заинтересовались данной группой. и безумно рад, что дядя валик и дядя витя жывы.. мы как то потерялись после смерти отца:(. я по детски помню всё это действо, те моменты, когда меня брали на репетиции и концерты, встречи дома..:)
да и мать рассказывает кое что и отец успел......:):):).. конечно было круто.. для тех времён.. очень даже..:):). хранением фонограм занимался валентин бесклубенко...правда я не знаю были ли у него записи ВМ.. у него была коллосальнейшая коллекция записей в бункере ДГУ..но после смерти его наверняка утраченная:(:(, а было бы классно послушать как играли....:)

кста батя рассказывал, как "топили" конкурентов в москве на "алло мы ищщем таланты".. когда одна из конкурсных груп (уже не помню какая) повставляла лезвия в каблуки ботинок, и после своего выступления потопталась по шнурам..(а действо шло в прямом эфире) в результате следующая группа вылетела из эфира по техническим причинам.:)

Ясенов
6
Ясенов

Интересно было бы услышать ваши воспоминания, пусть и детские

7

В 1971 году, в цирке, " ВМ" пели " Ой ти, дівчино, з горіха зерня". Если Самотёсов не ошибся, значит ошибаюсь я.

Pavelech
8

Отрывок из "Дневника" В. А. Юдковского рассказывает о событиях 1968 года.
"Ещё в начале 1966 года я был избран председателем городского студенческого клуба и никто меня не переизбирал в связи с избранием секретарём комитета ВЛСКМ ДПИ. В то время уже вошла в моду электро-инструментальная музыка, и в городе имелось несколько хороших ансамблей. Мы решили провести фестиваль биг-бита, как называли эту музыку тогда. Возражений ни в горкоме ,ни в обкоме комсомола не было. В фестивале участвовали самые лучшие ансамбли города: «Новые лица», «Романтики» из ДПИ и «Гусляры» и, сейчас не помню названия, но ансамбль со-стоял из братьев, приехавших из Австралии—от госуниверситета, а также других учебных заведений города. Деньги на организацию фестиваля мы надеялись получить от продажи билетов. Самый главный вопрос состоял в получении помещения для проведения фестиваля. Мы обратились в Донецкий драмтеатр, где работал главным администратором мой брат Шурик Юдковский. Он провёл нас к директору театра, так как сам этот вопрос решить не мог. Директор театра Васильев за аренду помещения театра заломил такую цену, что пришлось отказаться. Очевидно, такова и была цена аренды, но у нас таких денег не было. Были испробованы и другие варианты, но согласия никто не давал. Пришлось пойти на вариант, который никто из нас не хотел использовать, потому что это походило на насилие над директорами культмассовых учреждений.
Руководителем ансамбля «Новые лица» был Борис Дегтярёв, сын первого секретаря обкома КПСС. У меня с ним были товарищеские отношения, хотя мы никогда не были друзьями. После всех мытарств я обратился к нему за помощью, он ведь тоже был заинтересован в проведении фестиваля. Через несколько дней у меня в квартире раздался рано утром звонок. Я открыл дверь и человек, стоящий у порога, представился шофёром директора драмтеатра. Он сказал, что директор ждёт меня и именно с самого утра. Я хотел идти в театр пешком, так как от моего дома до театра самым тихим ходом не более 10 минут, но пришлось сесть в машину.
В вестибюле меня ждал мой брат и отвёл к директору. По сравнению с предыдущим разговором, это был совсем другой человек. Васильев сказал, что театр в нашем полном распоряжении сроком на три дня без всякой оплаты. По всем организационным вопросам я могу обращаться непосредственно к нему. Мне оставалось выразить благодарность Борису, что я и сделал.
Фестиваль вызвал огромный интерес в городе билеты были проданы в течении одного дня. Кроме молодёжи в фойе было много ответственных работников области, так как распространился слух, что приедет Владимир Иванович Дегтярёв, послушать какой музыкой увлекается молодёжь. От Главпочтамта до театра выстроился живой коридор из милицейских работников, потому что те, кому не достались билеты, решили прорваться в театр штурмом. Владимир Иванович действительно приехал в театр, но уже после начала фестиваля и практически его приезда никто не заметил. Я сидел в зале между Анатолием Яковлевичем Винником и Станиславом Поважным. Сначала всё шло нормально, но затем самый популярный ансамбль города «Гусляры» задал ритм и в зале начали хлопать в такт, стучать ногами и казалось, что ещё немного и от резонанса обрушится потолок. Руководители комсомола побледнели, опустили головы, а С. Поважный шёпотом произнёс «теперь поплатимся партбилетами, ведь в зале Дегтярёв». В таком подавленном состоянии они досидели до конца и, когда директор театра сказал, что нас ждёт В.И.Дегтярёв в директорской комнате, они, как мертвецы побледнели и шли по коридору как материализовавшиеся роботы.
Очевидно, Владимир Иванович понимал их состояние, и его первые слова: «мне понравилось», вернули их к жизни. Лица порозовели и только осле этого они смогли вполне справедливо проанализировать выступление ансамблей. Решение было такое: тщательно отбирать репертуар ансамблей, обратить внимание на внешний вид, но, в общем, признать полезность мероприятия и проводить такие фестивали в дальнейшем. Не знаю, удалось ли мне в точности передать тот канцелярский дух, который царил тогда в комсомольских учреждениях при вынесении любого постановления.
Получив благословление свыше, мы решили, не откладывая в долгий ящик, провести второй фестиваль на более высоком уровне. Во дворце им. Калинина, где состоялся второй фестиваль уже было избранно жюри, увеличилось количество ансамблей и приурочен он был к дню рождения комсомола. Фестиваль прошёл организовано, без эксцессов, но мне как председателю жюри, пришлось пережить несколько неприятных минут. Обкомовские подхалимы уговаривали меня присудить первое место ансамблю Бориса Дегтярёва. Я отговаривался тем, что есть жюри, что не знаю как они поступят и какое решение примут. Но они знали одну систему, когда все решения принимаются Первым. Зав. отделом культуры обкома партии договорился даже до того, что предложил мне место инструктора после окончания института. Я скрылся в комнате жюри и отказывался выйти на призывное: «на одну минуту». В конце концов без всякого моего вмешательства первое место было присуждено ансамблю «Новые лица» Бориса Дегтярёва вполне по заслугам."

Бублик
9
Бублик

Спасибо, уважаемый Павел Григорьевич! А я тут почти недельку был отключен не по своей воле от мировой паутины - поэтому не успел прочитать досконально мемуары В.А. Юдковского. Интересны и эти воспоминания - о молодежной музыке 60-х в Донецке, о футболе и стадионах 40-50-х годов, наверняка и еще что-то пропустил. У меня тоже не открывается Ваша вторая ссылка (с фрагментами дневников автора мемуаров) в комментарии к "Город, который придумал Юз".

А вот здесь сегодня нашел коротенькое воспоминание уже другого автора, посмеялся :) http://www.proza.ru/2006/08/02-93

Добавить комментарий

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.