Юзовский модерн
15.02.2009
комментария 2
Поделиться

Юзовский модерн

Модерн — архитектурный стиль, получивший распространение в Европе в 1890-е-1910-е годы. Архитектуру модерна отличает отказ от прямых линий и углов в пользу более естественных, «природных» линий, использование новых технологий (металл, стекло). Архитектуру модерна характеризует стремление к созданию одновременно и эстетически красивых и функциональных зданий.
В дореволюционные времена седьмую линию ласково называли «улицей тихих особняков». Не потому, что тут царил нескончаемый мир – напротив, рабочие металлургического завода, напившись, частенько чинили здесь разборки. Любимым развлечением кумушек седьмой линии было выбраться на улицу, усесться на лавочку и, щелкая семечки, наблюдать за поединками рассерженных мужчин. Иногда, если оказывались слишком быстро к эпицентру эмоций, и в глаз могли получить. То есть, на седьмой линии жизнь кипела. А «тихими» особняки назывались потому, что существовали как бы в тени более заметных зданий более «центровых» улиц Юзовки. Но глаз на них отдыхал. В 1910-х в Юзовке, как и во всем мире, наступил недолгий период, когда старались строить красиво и индивидуально. Пришло время модерна.

Архитектурной красоты той эпохи в городе осталось немного. Может быть, единственный пример стопроцентно уцелевшего юзовского модерна – дом Горелика, неверно известный также как дом Тудоровских, здание с башенкой и двумя затейливыми балконами на пересечении Университетской и Садового проспекта. Прогуляться по городу начала века теперь можно только мысленно – что мне помогала делать начальник отдела советского периода областного краеведческого музея Жанна Крыжная.

«Холерный бунт» и князь Ливен

Вообще, Юзовка – в некотором роде, иллюзия. Иллюзия, как нечто, непрерывно существовавшее. «Холерный бунт» 1892 года разломил историю дореволюционного городка на две части. До этого разлома мы видим на фотографиях Юзовки почти исключительно убогость и архитектурный ужас. После него возникает порядок и фантазия. Особенно преобразилась первая линия: вместо халуп, сделавших бы честь любому слобожанскому селу, возникают аккуратные дома, тротуары.

Лицо города изменил не только возмущенный пролетариат, спаливший более сотни строений в припадке праведного гнева. Тремя годами раньше, в 1889-м, владелец земли, на которой обосновался центр Юзовки – князь Ливен – продал ее «Новороссийскому обществу». Тут же изменились правила сдачи участков застройщикам. При Ливенах от арендаторов не требовалось соблюдение каких-то строительных норм. Администрация «Новороссийского общества» обязало возводить дома только «правильные» – по одному из утвержденных англичанами проектов. Кроме того, арендатор был обязан оформить возле своего дома тротуар и посадить деревья. Вообще, правил было много – и довольно жестких. Благоустройства касались только некоторые. Надо понимать, что англичане в отношении к Юзовке были далеко не бескорыстны – но в том, что город стал выглядеть прилично, их заслугу отметить надо.

А в начале века, особенно – после революции 1905 года, появляется тот самый модерн, об утрате которого сейчас как раз и идет речь. Завитушки, выпуклости, полуколонны, башенки, арки, овальные окна, все, что позволяло уйти от скучных прямоугольных форм и придать зданию индивидуальность – вот что такое архитектурный модерн. Все – от дверных ручек до балконов – тщательно прорабатывалось и носило индивидуальный стиль, вписанный в концепцию всего дома.

На доме Горелика печать модерна лежит явственно.

Щепки прошлого

Почему уцелел этот дом – можно только гадать. В советские времена дончане, вообще как-то слабо интересовавшиеся своей историей, равнодушно проходили мимо него. Кое-кто считал его английским клубом, кто-то – домом Юза. Потеряв первоначальный шик, этот осколок эпохи, казалось, доживал свой век. Но – повезло. Случилось так, что в дом Горелика въехала региональная контора одного банка, сделала капитальный ремонт, даже пристроила второй балкон – причем так лихо, что и стиль сохранился, и внешние пропорции не нарушились.

Судя по всему, для старой Юзовки дом Горелика не был чем-то исключительным. Очень похоже на то, что самым красивым зданием считался дом архитектора Богомолова. Белый, украшенный изящной лепниной, он стоял на месте нынешнего Ворошиловского райисполкома. В нем проходили дворянские собрания – для Юзовки мероприятия довольно экзотические, поскольку местных «графьев и князьев» было мало, элиту составляли промышленники и дорогостоящая техническая интеллигенция. В 1930-е годы начали искать, где бы соорудить дом Советов (резиденцию областных властей). И нашли идеальный по всем параметрам участок. По всем, кроме одного: здесь стоял дом Богомолова. Но разве это могло послужить препятствием?

И дома Богомолова не стало.

Какие-то рудименты былого великолепия в нашем Старом городе проглядывают то тут, то там. Вот бывшее здание гостиницы «Гранд-отель». Это – Артема, 27, напротив кинотеатра «Комсомолец». Угловая голубенькая постройка, на излете социализма там был гастроном «Луч» с самым вкусным в городе томатным соком на разлив. А до войны… До войны дом щеголял лепниной и великолепным балконом, шедшим вдоль трех стен. Оттуда выступал перед юзовской публикой американский писатель Теодор Драйзер. Но во время войны голубенький красавец сильно повредился и былой блеск так и не восстановил.

Немного другая история случилась с Промышленным банком архитектора Земичека. После войны его стали переделывать в Дворец пионеров. Георгий Навроцкий, один из лучших донецких архитекторов, к фасаду, выходившему на улицу Артема, пристроил еще одно крыло – по Садовому проспекту. Старый корпус снабдил фризом с пионерами. В общем, милое здание в стиле «модерн» потонуло в новой эстетике. Тем не менее, если внимательно смотреть на фасад, можно мысленно перенестись в Юзовку начала века. С булыжной первой линией, пролетками и линией домов, каждый из которых был «штучным».

В тени «тихих особняков»

Седьмая линия теперь называется улицей Постышева. С нее – другие взятки. Улица «тихих особняков» не могла претендовать на презентабельность первой линии. Но особнячки были – один другого краше!

В самом начале Постышева, возле конечной остановки трамвая 1-го маршрута, в последние годы образовался неожиданный островок старой Юзовки. Учреждения, арендовавшие или купившие несколько «тихих особняков», привели их в божеский вид. Конечно, материалы модерну не очень-то подходят – сплошной пластик. «Но пусть будет хоть так, пусть пластик – главное, что сохранен изначальный вид, архитектуру сберегли в основных чертах!» — говорит Жанна Крыжная.

Проект исторического заповедника «старая Юзовка» давно бродит в краеведческих кругах. Его суть – сохранить несколько особо интересных кварталов дореволюционной застройки, капитально там все отремонтировать и показывать туристам. Но, поскольку ощутимого коммерческого «выхлопа» такой проект не предполагает, горячих сторонников в среде людей с капиталом он не приобрел. Поэтому, если «щепки прошлого» и сохраняются в строительном вихре современности, то происходит это только таким образом – по инициативе новых владельцев, которые наводят «марафет» отдельным зданиям.

А если не повезет – то, наоборот, история скушает любопытное старье, не поморщившись. Как это случилось с домом по Постышева, 46. Интересный был желтенький особнячок с барельефом, говорят, принадлежавший строительному подрядчику Кролю. На его месте теперь строят «небоскреб-утюг». Напротив, по ту сторону Постышева – особняк, который Кролю принадлежал уже точно. Тоже модерн, со вставками из необычной облицовочной плитки, которую Кроль производил где-то в Белоруссии, привозил в Юзовку и старался «впарить» местному обывателю. Совместив рекламу с эстетикой, он выложил изумрудно-салатными квадратиками фрагменты фасада. Надо сказать, этот Кроль вел разностороннейшую деятельность. В подвале в большом количестве у него хранились бутылки с соляной и серной кислотой – тоже на продажу. А во дворе была одна или две печи по обжигу кирпича, и когда он брал подряды на строительство домов в Юзовке, он в этих печах обжигал строго определенное количество кирпича, необходимое для строительства одного дома. Вообще, на рубеже веков обжиг кирпичей был очень популярным в Юзовке способом заработка. Город строился с бешеной скоростью!

Английский стандарт

Любопытно, что англичане, которые, по идее, могли экспортировать в наши степи передовой архитектурный стиль, строили очень прагматично. Дом Юза – это просто поэзия простоты: все почти примитивно, хотя и крайне основательно. Юз, как человек, совершенно чуждый изыскам, наверняка не понимал, зачем существуют архитектурные загогулины, если все равно любой дом – это, в конечном итоге, четыре стены. К сожалению, от особняка основателя завода осталась только одна из них: время и безразличие окружающих разрушили это здание, которое, по идее, мы должны были беречь как зеницу ока. Остатки дома находятся на территории «Шлаколечебницы» и наверняка скоро будут добиты историей.

Как известно, Юзовка делилась на две части – северную, Новый Свет (там были все эти знаменитые линии, там сейчас центр) и южную Заводскую сторону (проще говоря, Ларинка и Масловка). Вот здесь, на юге, и жили англичане, а также все примкнувшие к ним европейцы. Устроились с комфортом, хотя жилье их тоже изыском не отличалось: как правило – одноэтажные постройки с застекленными верандами. В истории города этот стандарт оставит глубокий след. Стилистика «стеклянных домов» станет очень популярной в 30-х годах и прекрасно впишется в массовую застройку того времени.

Сейчас наиболее явный британский след в архитектуре Донецка – это Ткаченко, 113, бывшая Английская школа. Задумывалась как учебное заведение для детей все тех же европейцев, но уже к 1890-м годам оказалось, что не так много «легионеров» намерено остаться на юзовской земле после окончания строительства завода. И тогда в школу начали принимать местных деток, а владельцем ее стал некто Мухин. Еще в 90-е годы на Ларинке можно было встретить ее выпускников.

Жив ли теперь хоть кто-то из них? Жив ли кто-то, кто может вспомнить эту нашу скромную прелесть – Юзовку эпохи модерна?

***

Есть вопрос
Куда исчезло Рутченковское пиво?
Судя по перечню предприятий города Донецка, ГКП "Рутченковский пивзавод" еще существует. А вот Рутченковское пиво приказало долго жить (может, и к лучшему). Хотя было своеобразной достопримечательностью Донецка – еще бы, ведь его начал выпускать сын Джона Юза, Айвор. Гости нашего города, которые бывали здесь в застойную эпоху, иногда интересуются — куда же оно делось? Для ответа на этот вопрос можно предложить несколько версий. Первая — выпил Добрый Шубин. Вторая — стало ненужным после закрытия расположенной рядом шахты "Кировская" (трудовой коллектив которой был основным потребителем легендарного напитка). Есть еще версия. Обитатели домов, прилегающих к Рутченковскому заводу, любили шутить — мол, у нас по водопроводным трубам иногда (рано утром по субботам и понедельникам) течет самое настоящее пиво, причем по качеству — гораздо лучше того, что продают в торговой сети. Вот сюда, в эти трубы, оно наверняка и утекло…

Из книги "Город, который придумал Юз".
__________________________________________________________________________

Дом Горелика на карте города:

 



Ясенов

Ясенов

Комментарии

  1. Al
    Al 17.03.2010, 19:38
    Задумывалась как учебное заведение для детей все тех же европейцев, но уже к 1990-м годам оказалось, что не так много «легионеров» намерено остаться на юзовской земле после окончания строительства завода.

    May be 1890?

  2. Ясенов
    Ясенов Автор 17.03.2010, 19:44
    Just so!

    Спасибо за замечание, исправлено!

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.