Главный палач Сталино?
01.11.2014
комментариев 7
Поделиться

Главный палач Сталино?

Коллега Picasso, знаток военной а, точнее будет сказать — войсковой истории города, предлагает свой взгляд на тему, поднятую в свое время авторитетным донецким краеведом. Речь идет о временах предвоенных, точнее — о годах, непосредственно предшествовавших Великой Отечественной войне…

 

Донецкий краевед А.Ю. Кашкаха опубликовал на страницах сайта «Донецкий» свое неоконченное исследование «Главный палач Сталино», в котором велась речь о зверствах нацистских военных преступников на оккупированной территории. 

Со своей стороны, хотелось бы предложить несколько альтернативный вариант рассказа о «главном сталинском палаче». Впрочем, оба этих варианта вполне могут сосуществовать и параллельно…

 


А.Г. Шашков (1900 — 1942)

Специалистами, занимающимися изучением хода и механизма политических репрессий в СССР в 1930-х гг., сейчас довольно достоверно определен порядок приведения в исполнение приговоров о высшей мере наказания. Инструкции «исполнителям» (или палачам, кому как угодно) составлялись в виде оперативных приказов НКВД с пометкой «совершенно секретно», и предназначались только для определенного круга лиц, допущенных к этой «кровавой работе». На местах, а в данном случае мы рассматриваем сотрудников УНКВД по Донецкой (с 3 июня 1938 г. – Сталинской) области, в этот круг входили три человека: начальник УНКВД, его заместитель и комендант. Последние двое чаще всего и являлись непосредственными исполнителями приговоров.

Начальниками УНКВД по Донецкой (Сталинской) области в период «Большого террора» являлись: старший майор государственной безопасности В.Т. Иванов (15.7.1934 – 3.4.1937), старший майор государственной безопасности Д.М. Соколинский (3.4.1937 – 26.2.1938), майор государственной безопасности П.В. Чистов (26.2.1938 – 1.2.1939) и капитан государственной безопасности А.Т. Чечков (1.2.1939 – 15.9.1941).

Заместителями начальника УНКВД по Донецкой (Сталинской) области являлись: майор государственной безопасности Г.Б. Загорский-Зарицкий (28.8.1934 – 4.3.1938), капитан государственной безопасности Д.Г. Лифарь (22.4.1938 – октябрь 1938), капитан государственной безопасности А.Г. Шашков (октябрь 1938 – 8.1.1939), капитан государственной безопасности А.Т. Чечков (8.1.1939 – 1.2.1939), старший лейтенант государственной безопасности А.В. Шалгин (29.9.1939 – 22.4.1940).

Имена комендантов УНКВД по Донецкой (Сталинской) области установить не удалось.

Следует отметить, что, несмотря на несомненную причастность всех вышеприведенных лиц к осуществлению политики «Большого террора», персональная степень вины каждого из них не определена, а порой и вовсе недоказуема. Данные, имеющиеся в нашем распоряжении, зачастую являются лишь косвенными свидетельствами, а то и домыслами.

Капитан государственной безопасности Александр Владимирович Шалгин пришел в органы в 1937 г. по «партийной путевке». Будучи начальником УНКГБ Каменец-Подольской области, погиб в июле 1941 г.

Точно так же, с поста 1-го секретаря Амуро-Нижнеднепровского райкома КП(б)У, был направлен на работу в органы госбезопасности в январе 1939 г. Андрей Тимофеевич Чечков. Прожил долгую жизнь и скончался в гор. Москве в 1975 г.

Профессиональным чекистом был Даниил Григорьевич Лифарь. Работал он в секретно-политическом отделе, занимавшимся оперативной разработкой участников антисоветских партий и групп, бывших белогвардейцев, церковников, сектантов, а также националистов, не имевших связей с зарубежными националистическими организациями. Кроме того, оперативники этого отдела «обслуживали» высшие учебные заведения, учреждения Народного комиссариата просвещения (кино, театры, издательства) и милицию. Подполковник государственной безопасности Лифарь погиб в 1943 г., будучи заместителем начальника 3-го отдела УКР СМЕРШ Южного фронта.

Загорский-Зарицкий Григорий Борисович в 1938 г. был арестован как участник «военно-фашистского заговора в органах НКВД» и покончил жизнь самоубийством в Лукьяновской тюрьме в гор. Киеве.

Из всех вышеперечисленных, наиболее интересным является следующий персонаж:

ШАШКОВ Александр Георгиевич (Григорьевич?)
1900 г.р.
в 1919 – 22 гг. участник гражданской войны;
в 1923 – 30 гг. уполномоченный отдела по борьбе с бандитизмом ГПУ в Киевской области;
в 1930 – 34 гг. начальник отделения в Транспортном отделе ГПУ Северо-Донецкой железной дороги;
в 1934 – 37 гг. ?;
в 1937 – 38 гг. комендант НКВД УССР;
в 1938 – 39 гг. заместитель начальника УНКВД по Сталинской области, капитан государственной безопасности;
в 1939 – 41 гг. депутат городского совета в гор. Запорожье;
в 1941 г. начальник УНКВД гор. Черновцы;
в 1942 г. начальник Особого отдела 2-й Ударной армии на Волховском фронте, майор государственной безопасности;
25 июня 1942 г. будучи тяжело ранен, застрелился в окружении.
Был награжден орденами Ленина, Красной Звезды, медалью «XX лет РККА».

Начнем с того, что Шашков занимал должность коменданта НКВД УССР, т.е. являлся непосредственным «исполнителем» смертных приговоров. Об этом упоминает доктор исторических наук С. Белоконь в монографии «Массовый террор как метод государственного управления в СССР», К., 1999 (http://www.personal.in.ua/pdf/2003-01.pdf).

В 2007 г. «Львовская газета» описала Шашкова, как убийцу митрополита Украинской автокефальной православной церкви Василя Липковского в киевской тюрьме 27 ноября 1937 г. (http://www.gazeta.lviv.ua/articles/2007/11/27/27902/):

«20 ноября 1937 г. следователь ГОЛЬДФАРБ составил обвинительный вывод (руководство националистической фашистской организацией украинских церковников, активная антисоветская работа, связи с заграничными эмигрантскими кругами и передача им информации). Этот вывод утвердил начальник 4-го отдела УГБ НКВД УССР майор госбезопасности АРКАДИЙ ХАТЕНЕВЕР и заместитель наркома НКВД УССР майор госбезопасности СТЕПАНОВ. С санкции исполняющего обязанности начальника отдела по специальным делам Прокуратуры УССР АУДРИНГА «тройка» в тот же день утвердила приговор – расстрелять.

Ночью 27 ноября 1937 г. митрополита вывели в комендатуру внутренней тюрьмы НКВД, а потом – в какую-то темную комнату. Дежурный комендант (и начальник расстрельной команды) капитан госбезопасности ШАШКОВ спросил фамилию, имя, отчество и крикнул: «Что ж ты, сволочь, не говорил правду следователю?»

— Я говорил только правду…

Поставив на колени, митрополита расстреляли.

23 июля 1989 г. митрополит Василь Константинович Липковский был реабилитирован…»

В одном из своих рассказов о «тайнах Рутченковского поля», участник раскопок 1989 г. Дмитрий Вировец тоже не оставил персону Шашкова без внимания (http://infodon.org.ua/donetsk/163; кстати, статья на сайте была изменена, текст отредактирован, и данная цитата из старого варианта):

«Сталинских (т.е. донецких) чекистов это подвигло на такое усовершенствование. Едва приговоренный спускался в подвал, как двое сразу набрасывались на него. Один заламывал жертве руки назад, второй запихивал кляп в рот. После чего смертника поворачивали спиной к палачу. Тот почти в упор выпускал пулю в затылок. Из мелкокалиберной винтовки делали два, а то и три выстрела. (Думаю, мелкокалиберку выбирали по причине низкой громкости выстрела. Не надо было заводить трактор или иной громкий механизм-глушитель). В Донецке приговоры приводили в исполнение заместитель начальника УНКВД капитан ГБ Шашков, начальник первого спецотдела Зуйков, начальник внутренней тюрьмы Дерновой.

Далее врач (не исключено, что им являлся один из помощников, заламывавший жертве руки) констатировал смерть. Оставалось прибраться. Кровь на полу посыпали песком, а труп выносили. Из Донецкого подвала вытаскивали наружу по специальному тоннелю – прямо во внутренний дворик, где всегда стоял наготове грузовик, крытый брезентом. Ночью он выезжал за высокие ворота».

Из всего вышеприведенного, каждый сделает выводы сам. Но, в конце просто необходимо привести следующую цитату из книги Б.И. Гаврилова «Долина смерти: Трагедия и подвиг 2-й ударной армии», М., 1999:

«В 1 час 30 минут 25 июня, противник обнаружил в болоте между Глушицей и Полистью группу начальника особого отдела армии А.Г. Шашкова. Ей оставалось пройти до своих всего несколько километров. О том, что произошло дальше рассказал брату А.Г. Шашкова заместитель начальника особого отдела 2-й ударной армии Ф.Г. Горбов в своем письме от 25 августа 1942 г.:

«Примерно в 1 час 30 минут ночи Александр попал под обстрел миномета. Разрывом мины ему оторвало руку и ногу, осколком ранило в живот. Двигаться не мог, положение его было безнадежно по характеру ранения. Александр был еще в сознании, сказал нам: «Возьмите мой партбилет» и застрелился. Вынести его тело никакой возможности не было, шли мы исключительно по топкому болоту…»


Picasso

Picasso

Родился в Донецке. Русский (из уральских казаков). СШ 119, истфак ДонГУ. Служба в армии, работа. Женат, двое детей. Увлечения: военная история, моделизм.

Комментарии

  1. Бублик
    Бублик 01.11.2014, 23:47
       Я знал одного человека, тоже в те времена служившего в НКВД. Такой был тихий, добрый и спокойный старичок ,каким я его запомнил. Никогда даже ни слова не обронил о службе. Только показывал старую пластинку с записью голоса Ленина ,врученную ему органами  за безупречную службу. Иногда задумываюсь , а не участвовал ли он вдруг  в исполнении некоторых незаконных приказов ? Недавно узнал ,что он часто посещал старый рабочий клуб , располагавшийся сравнительно недалеко от построенного позже Рутченковского Дворца труда им.Коминтерна(ныне ДК им.Франко).О попытках поиска старого рабочего клуба упоминал уважаемый Старый (А.Гнутенко) в своей публикации.В скором времени собираюсь  рассказать о  месте нахождения этого рабочего клуба , в котором работала   жена Н.С.Хрущева , по воспоминаниям Алексея Аджубея.
  2. Алюрка
    Алюрка 02.11.2014, 06:13

    Ну, тут понимается слово "палач" в самом примитивном виде, как непосредственный исполнитель смертной кары. Правда у некоторых может возникнуть неправильное представление, что Шашков сам себе эти жертвы и выбирал, и получал от убийства противоестественное удовольствие. Причем расстреливал он людей прямо на Рутченковском поле из пулемета сотнями. А ведь, как то забывается, что между моментом приезда черного воронка и смертью, был еще, как минимум,  СУД, на котором и принималось решение о высшей мере наказания.

    Далее врач (не исключено, что им являлся один из помощников, заламывавший жертве руки) констатировал смерть  обычно это был тюремный медик, который непосредственно в исполнении не учавствовал, а просто канстатировал смерть и составлял акт о её наступлении. На основе этого акта, составлялся протокол об исполнении смертного приговора, который подписывали прокурор, непосредственный исполнитель и медик. Потом все шли снимать стресс алкоголем (на это дело непосредственно выделялась водка или выдавались деньги).

    Из всего выше сказанного следует, что на любого убитого в Сталино гражданина существует, как минимум две официальные бумажки. Но когда в 1989 году "Мемориал" сделал запрос в КГБ и получил ответ, что за период "Большого террора" по Сталино было исполненно всего около 4,5 тысяч смертных приговоров, кровавой гебне никто не поверил и заявил, что не меньше 35 тысяч.

    Кстати, для справки, за период немецкой оккупации города без суда и следствия было исстреблено около 74 тысячи мирных жителей города (там 73 тысячи с копейками, но сейчас лень искать точную цифру)

  3. Dedushka
    Dedushka 02.11.2014, 16:17

    а не участвовал ли он вдруг в исполнении некоторых незаконных приказов ?
    Почему незаконных? Просто законы такие были…

  4. Алюрка
    Алюрка 02.11.2014, 18:24

    Почему незаконных?
    Все в лучших традициях конца восьмидесятых! Вы лучше спросите себя, а как он мог ЭТО сделать во время, когда каждый шаг освещался в органах друг-другу противостоящих ?

  5. Pavelech
    Pavelech 03.11.2014, 08:59

    а не участвовал ли он вдруг в исполнении некоторых незаконных приказов ?
     

    Приказы отдаются для их исполнения. Если приказ не исполннит ИМЯРЕК, то этот приказ обязательно будет исполнен кем-то другим. А что будет с ИМЯРЕКОМ за неисполнение приказа?

  6. Бублик
    Бублик 03.11.2014, 10:02

    Почему незаконных? Просто законы такие были…

      Имелось ввиду выражение  "незаконные приказы" в моем понимании на настоящее время.Об оценке  жившими тогда людьми приказов и  законов   именно на тот момент  времени речь не идет.Понятное дело ,что тогда действовали такие законы.

  7. Бублик
    Бублик 08.11.2014, 11:50

       Вчера что-то интернет глючил ,говорят - кабель перебит.Вот к 7 ноября вспомнился интересный случай ,описанный в мемуарах Н.С. Хрущева  в главе   " Убийство Кирова" (стр.104) :
      " Много раз  мы  вместе  со  Сталиным смотрели  различные  кинофильмы.

      Однажды  был  просмотрен один фильм .... Я запомнил его содержание: надо было перевезти какие-то ценности ...  обратились  к   известному  пирату

     и  предложили ему  взяться  за  это дело .Он  согласился,  однако поставил условие,что он подберет команду по своему усмотрению ,

       погрузил ценности,  отправился в обратный путь и по дороге  стал уничтожать своих единомышленников.

    Метод был такой: намечал жертву и ставил его фотографию к себе на стол.  Так

    постепенно он уничтожил  всех...  Закончился просмотр картины,  и  Сталин  предложил  поехать  к  нему  на "ближнюю" дачу поесть.

     Маленков и Берия сели в одну машину со Сталиным, а мы

    с Булганиным в моей машине ....  Приехали  на  "ближнюю" ....  перебрасывались  словами.  Берия сказал:

    "Слушай, ты знаешь, что сказал Сталин, когда мы  ехали: -  "А  этот  капитан  -

    неглупый парень, он соображал, что делал". И стал подбивать  меня,  чтобы  я

    поднял эту тему за столом и сказал, что это сущий мерзавец. Я поколебался  и

    согласился, а за столом сказал: "Товарищ  Сталин,  какой  же  мерзавец  этот

    капитан, ближайших своих друзей погубил". Сталин взглянул на меня  и  ничего

    не ответил. Я тоже прекратил опасный разговор."

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.