26.12.2012
комментария 4
Поделиться

ПАМЯТИ СОЛДАТА

Родина должна знать своих героев. Где-то мы уже это слышали, не так ли? А героев можно искать  и там, и сям. Вот Валентин Красношлык. В 80-е года он работал баянистом в ДК имени Франко. Но мало ли в миру баянистов! Кто из них удостоился места в истории? Красношлык смог. Не музыкальному мастерству благодаря. Весь поселок рутченковской шахты №30 знал Красношлыка как доминошника-виртуоза, с которым играть было совершенно бесполезно. «Только сдали, а он уже знает, кто остался», — с досадой и завистью вспоминал один ветеран.

 


 

На разведку этих мест мы выдвинулись втроем, потому что именно такая численность считается в пределах «тридцатки» единственно правильной для любой жизненной ситуации. Так сложилось исторически. Мы постарались максимально гармонизировать наш состав, чтобы всего было довольно – как и на самой «тридцатке», где полно хорошего, плохого, интересного, угнетающего и возвышенного. Анатолий Гнутенко представлял романтическое поколение «шестидесятников». Ваш покорный слуга — гниющие 70-е. А Дмитрий Марченко – беспокойные 80-е. В любом случае, нам было чем ответить на вызов истории.

1. Стандартная улица "тридцатки" 

 

Немецкий уголок

 

Начало истории – это сама шахты №30 идва ее террикона, до сих пор высящиеся у Рутченковского коксохимзавода (между тем, и завод, и шахта приказали всем нам долго жить). У подножия терриконов — знаменитый поворот улицы Кирова на 90 с лишним градусов, разделяющий поселки 30 и 28 шахт (от последнего, впрочем, остались одни слезы). Это историческое место! Во время оккупации 1942-43, советские подпольные организации именно здесь помогали немцам разгружать продовольственные и продуктовые наборы – машины, провозившие это добро, тут неизменно тормозили, и бойкие партизаны полной луны успевали вскочить в кузов и сделать свое дело. Таким же 90-с-лишним-градусным поворот и остался, и таксисты все так же поминают его недобрым словом. За последние годы не меньше пяти машин ушло  в обочину, к терриконам, где словно в насмешку, торгуют кладбищенскими памятниками. Ребята разгоняются, затормозить не успевают. Задора много, техники вождения не хватает…

 

Мы пересекаем улицу Кирова и падаем в объятия «тридцатки». По характерному слуховому круглому окну под треугольным коньком крыши можно узнать послевоенную немецкую застройку. Есть какое-то странное очарование в этих круглых окнах – сразу европейскостью тянет. Бок о бок стоят дома отремонтированные, розовенькие — и обшарпанные, лишенные призора. Над входом в подъезды – козырьки с железными красными (а в одном случае – зелеными) звездами. Наверное, это тоже делали немцы. Можно себе представить,  что они при этом испытывали.

2. Немецкая звезда на улице Кирова

 

Патриархальная тишина обрушивается сразу, как только ты покидаешь зону улицы Кирова. Синее безмолвие нарушают только отдаленные лязг и маты со стороны реконструируемого стадиона «Кировец». За доминошным столом, где, может, как раз и оперировал маэстро Красношлык, по случаю утра сидел один страдальческого вида мужчина. Идти ему было, судя по состоянию одежды, некуда, а сделать что-то с собой требовалось, и срочно. Он сидел, вцепившись в стол, из которого кто-то из предыдущих активистов выкусил кусок доски (следы зубов просматривались).

 

Рядом обнаружился гараж с прилегающим участком, огороженным живой изгородью – бесплодной лозой. Умельцы еще инкрустировали в нее старую дверь, для прочности ограды. Внутри – два ящика и три пустые пивные бутылки. Общаются на поселке люди много, это видно, причем общаются по-разному, но везде.

 

Мои попутчики, хорошо ориентирующиеся в рутченковских весях, ведут меня к объекту, достойному всякого. Старый дворец пионеров и школьников, в плане похожий на робота, делающего зарядку.

3. Дворец пионеров и школьников с фасада…

4…и с тыла

 

В 50-е и 60-е годы был еще вполне и вполне жизнеспособен. И библиотека пользовалась популярностью, и всякие технические кружки полнились народом. Когда наступила клиническая смерть, сказать затрудняюсь, но сейчас окоченение трупа Дворца можно констатировать без стетоскопа. Окна на фасаде состоят из 50-60 мелких ячеек – и только в 3-4 целые стекла. Двери крест-накрест заложены ветками, добытыми с соседних деревьев (вокруг парк, где сохранилась даже структура аллей, хотя, конечно, утеряна стройность посадок). На первом этаже оконные рамы вынесены напрочь, проникнуть в помещение может любой, без напряга, что и делают, судя по паре выгоревших помещений. В одном окне выжила только форточка – так и висит в проеме, трагически одинокая. Жаль будет, если здание с такой нестандартной архитектурой останется не при делах…

 

Испарившиеся запчасти

 

Бредя по парку, натыкаемся на болото, образованное мелким притоком реки Черепашиной (главной водной артерии Рутченково). Здесь, у истоков притока, живописные и на вид – совершенно целинные дебри, поросшие какой-то пушистой гадостью. Лет двадцать назад, по рассказам очевидцев, было почище, гадости не наблюдалось, русло ручейка худо-бедно отслеживалось, и подступал он к самому рынку «Красный городок». Все приходит в упадок, хотя, конечно, любой упадок обратим, если кто-то захочет.

5. Истоки притока Черепашиной

 

Здесь начинается поселок «Красный городок», и здесь – одноименный рынок, главный для Кировского района. Сегодня, однако, он демонстрирует разные степени деградации. Когда мы туда явились, время было вполне базарное, часов 11, день – тоже хороший, пятница, но все вокруг поражало пустотой. И только на ветхой будке туалета пламенело признание в любви к какому-то Эдику. Прилавков от прошлой эпохи осталось много, но за ними удалось увидеть только 1 (одного!) продавца. Угрюмая женщина в оренбургском платке торговала войлочными шапками и сильно уцененными кофтами. Как ни удивительно, перед ней стоял покупатель.

 

На стене одного из павильонов мы увидели яркую фреску – здоровенный мотоциклист с машиной и юркий ироничный мастер у двери с надписью «Ремонт». Тематика картины не случайна. В советские времена рынок «Красный городок» славился по авто-мотоциклетной части. Можно даже сказать, что это было главное по этой части место в городе. Во всяком случае, сюда для поиска запчастей ехали даже с Обеточного. От всего этого буйства остался один-два павильона с мото-велозапчастями. Остальные востребованы чем-то более актуальным. Например, закусочной «Гармония» (поминальные обеды, свадьбы, юбилеи).  

 

6. Хозяева рынка "Красный городок"

 

Нынешние хозяева рынка «Красный городок» — грудастые голуби, важно топчущие торговые площади. Впрочем, есть информация, что в выходные здесь идет довольно бойкая торговля, а нам просто не повезло с днем. Бывает.

 

Человек на перекрестке

 

Поселок «Красный городок» уютно расположился на склонах балки Черепашиной. Вниз, к речке (превратившейся в цепь грязно-чистых ставков и болот), ведут улицы, разобраться в которых и просто, и сложно. Вот пример.

7. Поселок "Красный городок ниспадает в балку.
На заднем плане — фигурный террикон шахты №19

 

Главная улица поселка «Красный городок» — Уссурийская. Она не то, чтобы центральная. Она просто везде. Это уникальная улица. Она состоит из девяти отростков, которые находятся друг с другом в сложной причинно-следственной связи. Как правило, они взаимно параллельны. Но иногда между ними вдруг почему-то возникает еще три отростка под названием «Керченская улица». В другом месте, параллельно трем отросткам Уссурийской – одна абсолютно такая же под названием «Норильская». И так далее. Топонимическую логику «Красного городка» сочинял явно не Огастес де Морган. Безусловно, «Красный городок» ставит мировой рекорд упорядоченного бардака и картографического идиотизма.

 

Это ни в коей степени не характеризует людей, живущих на «Красном городке». Они-то тут при чем? Названия улиц сочиняли совершенно без их участия. Им оставалось только приспособиться. Что они с успехом и сделали, в общем-то. В одном из виражей Уссурийской мы столкнулись с компанией (четверо мужчин разного возраста и белая собака), которая негромко обсуждала свои дела. Увидев чужих с фотоаппаратами, все замолчали, не считая собаки. Самый темпераментный и самый молодой подошел к нам и начал слегка задираться – самую малость, явно, чтобы проверить пришельцев «на вшивость». Драки не получилось, а вот разговор вышел – долгий, обстоятельный и малопродуктивный. Вот один из его самых выразительных отрезков:

8. Абориген "Красного городка"

 

— Как твой поселок называется?

 

— Как, как! Тридцатка.

 

— А не Красный городок?

 

— Ну да!

 

— Так тридцатка или Красный?

 

— Ну тридцатка, говорю же! Красный!

 

От рутченковского пассионария удалось отлепиться с трудом, пообещав вечером прийти, когда на домино соберутся знающие мужики («они такого расскажут, что вздрогнешь!»). 

 

Места «Красного»

 

Главная достопримечательность «Красного городка» — старая Свято-Успенская православная церковь. Это довольно известный объект. Его пробовали перепрофилировать, потом вернули в святое состояние, и даже, вроде бы расширили площади. Храм чист, ухожен, недавно отремонтирован, имеет золотые купола, синюю крышу и декоративную ограду. Для «Красного городка» это – примерно то же самое, что Биг-Бен для Лондона: место, по которому вымеряются все маршруты.

9. Свято-Успенский храм

 

Другая достопримечательность «Красного» — спортплощадка в одном из потайных карманов Уссурийской. Это уникальное сооружение! Поставленная совсем недавно, окрашенная в свежие цвета всей радуги, она спланирована так, что между двумя баскетбольными щитами оказалась хорошо развитая детская площадка (горки, лестницы, карусели). Таким образом, предлагается сыграть в «рутченковский баскетбол», где игроки должны обыграть не только соперника, но еще и лабиринт из железных конструкций, по дороге.

10. Креативная спортплощадка

 

Будет ли этот спорт претендовать на включение в олимпийскую программу? Я думаю, да.

 

В самой сердцевине «Красного городка», на самом западном отростке улицы Уссурийской стоит палатка «Сармата», снабженная слоганом «С Донбассом в сердце» (на украинском языке). В принципе, она уместна на любом донецком поселке. Но здесь, на Рутченково, где жизнь начиналась еще до того, как она по-настоящему началась, такая надпись уместна втройне.

 

Мы покидаем «Красный городок» по улице Кронштадской, как в Риме – виа Сакра, соединяет все доисторические объекты. Кронштандтская пронзает Рутченково с севера на юг. Здесь происходило все. И что за люди здесь жили! Мы проходим мимо больших, но ветхих деревянных ворот. Над ними – скульптура орла, расправившего крылья, в облупившейся бронзовой краске. Вы хотели легенду? Получите легенду! За этими воротами когда-то жил рутченковский деловой человек, который первым в Донецке наладил производство подпольных адидасовских кроссовок. А фамилия его была, конечно же, Коршунов. Улетел в далекие края, посаженный по статье «незаконная предпринимательская деятельность». Улетел, не вернулся. А благодарные компаньоны поставили над воротами двора бронзовую птицу… Впрочем, все это, конечно, оказалось наглой ложью. Нашлись люди, знакомые с сыном человека, сделавшего изваяние. Скульптора звали Слабинский, и этого коршуна он исполнил еще в советские времена:

11. Орел на воротах

 

Объяснить, почему на столбах тех же ворот древнегреческие театральные маски, уже сложнее. Но можно. Дайте срок (в лучшем смысле этого слова)!

 

Битва при пирамидах

 

Узнав, что я собираюсь исследовать поселок 30-й шахты, один мой родственник, имевший пару приводов в милицию, напутствовал: «Будь осторожен! На 30-м живут гордые люди!» Подтверждение обнаружилось сразу же, как только мы ступили на землю этого донецкого сектора. В одном из домов нам попался угольный сарай с буквой N на деревянном окошке. Почти наверняка тут отметился какой-то из потомков Наполеона – в конце концов, Рутченково ведь начинался как французский поселок!

12. Перекресток улиц Коммунаров и Кронштадской

 

На самом деле, специфическая гордость «тридцатки» общеизвестна. Здесь пили на убой и дрались насмерть. На Рутченково «тридцатка» была чемпионом по всему, кроме светских манер и шахмат. Показателем «крутизны» в донецкой истории всегда выступали междоусобные драки. До сих пор вспоминают участники эпическое столкновение то ли 1962, то ли 1964 года, когда субботним вечером утерриконов шахты 17-17 биссошлись шахтеры и химики – «тридцатка» и Победа. Инцидент возник после того, как группа рутченковских пацанов удачно вышла в ДК коксохимзавода, где разбила пару стекол и расквасила тройку носов, но и сама получила изрядно. В битве у терриконов, перед которой меркнет наполеоновская битва у пирамид, участвовало больше сотни с каждой стороны, для чего Победе пришлось мобилизовать весь наличный ресурс. Гости разработали хитрый план с «косой атакой» в духе Фридриха Великого и засадным полком в стиле Дмитрия Донского. Ничего не помогло: на полководческие идеи противника «тридцатка» ответила грубым натиском, свирепым и беспощадным. Армия Победы была рассеяна, а засадный полк загнали на склон дальнего террикона, где подвергли методичному избиению…

 

13. Край "тридцатки" и терриконы шахты №17-17 бис

 

Здесь, недалеко от места сражения, на трамвайной остановке «Шахта Кировская», жизнь приостановилась. Трамваи еще шевелятся, а вот знаменитый длинный магазин №1 – уже почти нет. С этим магазином связано много чего – и пивные оргии в светлое время дня, и хитрые взломы – в темное. Для последнего была разработана специальная технология, которую называли «внос тела». Одного из участников концессии одевали в толстую фуфайку, на голову ему нахлобучивали две-три шапки – и, раскачав, швыряли в огромное стеклянное окно магазина. Натурально, срабатывала сигнализация, но пока в эти хляби добиралась милиция, компания успевала стащить из вскрытого объекта какое-то количество продуктов.

14. Граффити на улице Синцова

 

Поэтому будем говорить, что на «тридцатке» живет народ не только гордый, но еще и смелый, и изобретательный. И, конечно, творчески беспокойный. Если не верите, приезжайте на трамвае 5 или 8 маршрута на улицу Синцова и посмотрите на торец дома 14, где чего только нет – орел Гогенцоллернов, рыжеволосый витязь с золотыми крыльями, щит с крестом… И все, разумеется – на высоком художественном уровне.

 

Зона особого внимания

 

Обогнув «тридцатку» по улице Саврасова, мы возвращаемся к началу – к воротам шахты №30. То есть, это когда-то была шахта. Теперь над воротами вывеска – ООО «Новые химические технологии» (на украинском языке). От старой шахтной истории осталось напоминание в виде упомянутых в начале эссе терриконов. Они отстоят слишком далеко от центра, чтобы быть подвергнутыми программе утилизации (с ней иногда носится горисполком). А значит, стоять им памятниками рутченковской славе.

15. Бывший вход на территорию бывшей шахты №30

 

Мы завершаем наш цикл на том самом историческом повороте улицы Кирова, с которого начинали. Мимо пролетает очередной таксист, с трудом вписавшийся в «мертвую рутченковскую петлю». Здесь всегда будет что-то происходить – такое место… Впрочем, разве только здесь? На Рутченково всегда много чело происходило. Анатолий Гнутенко вспоминает начало 1970-х и случай с товарным вагоном, который неудачно завалили на подъездных путях коксохима. В вагоне было болгарское вино. С душераздирающим звоном этот дар братского народа вывалился на благодарную рутченковскую землю. Анатолий вспоминает: когда в ПТУ, где он тогда учился, пришла весть о случившемся – половину наличного состава как корова языком слизала. Все хотели участвовать в ликвидации последствий аварии. К заходу солнца о болгарском подарке напоминал лишь запах…

 

Рутченково, знаете – такие места, тут – не зевай!

16. Хороший дворик "тридцатки" в хороший день



Любопыт

Любопыт

Комментарии

  1. Алюрка
    Алюрка 26.12.2012, 18:03

    А телефон в конце для чего? Продаете славянский шкаф?

  2. Picasso
    Picasso 26.12.2012, 18:09

    Алюрка,
    Видимо, для вопросов нынешнему Президенту Украины? Или – вместе- Президентам Российской Федерации и Белоруссии? Или уже будущим их Президентам ?
    Только вот задавать вопросы им надо через прицел... Иначе не ответят, отмажутся  

  3. Новоигнатьевский

    Отец тогдашнего Президента (сержант Данило Кучма) не пробовал "справжньої кави" - он погиб под Новгородом.

     

    А приводить стихи А. Твардовского в качестве эпиграфов к частям повествования просто неэтично - тов. Твардовский столько написал славословий в адрес людей, по вине которых тов. Демидион попал в плен, а не встретил победу в Лондоне (Мадриде, Париже, Лиссабоне, Риме и пр.), что отмыть его может только смола на сковородке (в известном месте).

  4. =ВАРЯГЪ=
    =ВАРЯГЪ= 27.12.2012, 12:38

    Беллетристы - они такие вот беллетристы.  Ибо сравнивать битву у атолла Мидуэй с боем в проливе Слот у острова Саво 2 месяца спустя - это все равно, что сравнивать Курскую или Сталинградскую битву с попыткой деблокады Ленинграда силами Второй Ударной армии генерала Власова. Это, блин, пятерка "вашингтонских" "таунов" - "первоклассные крейсера"??

    А особо доставляют упоминания за "Английские десанты, высаженные во Франции, сбрасываются в океан" и безотсылочная цитата из Лорда за "второй Перл-Харбор".

    Все - как на холодец или на салат "Оливье", в одну кастрюлю 

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.